?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Дмитрий Быков // "Новая газета", №6, 21 января 2019 года 
19th-Jan-2019 08:41 pm
berlin


* * *

На мотив «Щит и меч»

Любить ее можно за многое —
За панцири льдов и камней,
За все ледяное и строгое,
Что так приживается в ней,
За эти призывы к смирению,
За коими прячут погром,
За внятный всему населению
Глубокий стокгольмский синдром,
За образ рассерженной матери,
Что вечно святей и правей
Испуганных, с рожами мятыми,
Беспутных своих сыновей,
За образ державного идола,
За клекот двойного орла,
За то, что свободы не видела,
А видела — так прокляла.

Любить ее можно за многое:
За скудость, ненастье, рванье,
За что-то сиротски-убогое
И кроткое в лике ее,
За тихие слезы и жалобы,
За то, что себя же сдают —
Упорство, глядишь, помешало бы
Любить этот кроткий уют;
За верность привычному облику,
Который — смотри не смотри —
Подобно родимому бублику,
Давно уже с дыркой внутри;
За веру, что где-то окупится
Терпение это и страсть,
За это стремленье окуклиться
И в спячку подснежную впасть.
А сам я люблю ее, кажется, —
Ее непременный изгой, —
За то, что она не уляжется
Ни в этот шаблон, ни в другой;
За то, что сменяется Пасхою
Ее безнадежность и мрак,
За то, что единою краскою
Ее не покроешь никак;
За то, что жива и под панцирем,
Подспудное длит бытие —
Спасибо огромным дистанциям
И крайностям вечным ее;
За то, что гордится все менее
Верховным своим дурачьем,
За то, что единого мнения
Не может иметь ни о чем,
За то, что из морока мнимого
Всегда прорастает травой;
За то, что утешить травимого
Старается каждый второй —
За то, что любому карателю,
Куратору, — Боже, прости! —
Уже к одному знаменателю
Ее не удастся свести;
За то, что не верит делениям
На чуждую Нерусь и Русь,
Не сводится к определениям —
К которым и я не свожусь, —

И после рыданья задавленного
Проснется чиста и пряма,
И щедро прославит затравленного!
Хотя и затравит сама.
Comments 
19th-Jan-2019 07:45 pm (UTC)
Мы долго ждали и дождались изумрудно-ясных дней.
На тёмно-сером фоне мы с радугой видней.
Откуда вы здесь? Здесь вас никто не звал.
Пора звонить, звонить в девятый вал.
Дорога — это символ, у которой нет конца,
Так нахрена мурыжить в лабиринтах молодца?

Случилось так, что мы не скот и нам не нужен господин,
Когда у каждого своя неправда, факт всё равно один.
И я буду петь, как пламя плачет на ветру.
Я писал тебя сердцем, я сердцем и сотру.
Я не ходок вдоль пустых голодных троп,
Мне не подходит предназначенный мне гроб.
Я не хочу быть камнем в вашей стене.
Я не хочу быть трупом в вашей войне.
Я не хочу маршировать в одном строю.
Вы идите, а я ещё спою!

Куда идём мы с Пятачком — большой-большой секрет.
Продано и завтра, и вчера, да и дороги в общем нет.
Оставив брачные игры в вечной мерзлоте,
Ассортимент святых, и все они не те.
Оставить крест — занозит по плечам,
Но я отказываюсь верить этим сытым сволочам.
Я отказываюсь быть камнем в вашей стене,
Отказываюсь быть трупом в вашей войне,
Отказываюсь маршировать в вашем строю,
Идите дальше, а я ещё спою!

Я отказываюсь быть камнем в вашей стене,
Отказываюсь быть трупом в вашей войне,
Отказываюсь маршировать в вашем строю,
Идите нахер, а я ещё спою!

(с) БГ, 2019
This page was loaded Jul 21st 2019, 9:40 pm GMT.