?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Михаил Веллер (интервью) // "Собеседник", №3, 30 января — 5 февраля 2019 года 
29th-Jan-2019 04:46 pm
berlin
рубрика «В деталях»

Веллер о Быкове: Крамольная поэзия инакомыслия

Представители ополчения по защите всевозможных святынь возмутились высказываниями Дмитрия Быкова о Гитлере и генерале Власове. Буря полыхнула вдруг, как по команде, спустя две недели после слов Быкова. Свою точку зрения на происходящее «Собеседнику» высказал писатель Михаил Веллер.

Поэту небезопасно в реальности

— Нет ничего, что нельзя извратить плохим пересказом, предупреждал Теренций. Нельзя вырывать несколько фраз из контекста, это обычный прием демагогов и неумных правдоборцев. Лекция Быкова была о Гражданской войне в России, о «Тихом Доне», о том, что эта война, затухая и разгораясь, никогда не кончается. И во время Великой Отечественной, одновременно и будучи ее частью, шла и война гражданская.

В этом нет нового. Первую и Вторую мировые войны многие историки называли Европейской гражданской войной. И сегодня ожесточенная гражданская война идет в США — между демократами и республиканцами; и в Германии, и во Франции, и в Англии либералы и консерваторы воюют зло и непримиримо. Да многие семьи всю жизнь существуют в состоянии гражданской войны. Вообще со времен Гераклита это определяется как единство и борьба противоположностей.

Коллаборационисты и антифашисты сражались во Франции, Норвегии, Бельгии. Миллион (!) бывших красноармейцев воевал в боевых и вспомогательных частях вермахта. «Молодую гвардию» раскрыла и пытала местная полиция из бывших советских граждан. Несчастное, замученное раскулачиванием, колхозами и голодомором крестьянство в начале войны иногда ведь действительно ждало облегчения жизни, если ликвидируют советскую власть, а вернее, диктат коммунистов и НКВД.

Что касается интеллигенции и евреев, тут сложнее. Интеллигенция при Сталине сидела смирно, как мышь за веником, и пела по команде. Большевики ее в грош не ставили, а власть взяли крепко. И самодержавие сидело прочно, пока умников держало на коротком поводке. Евреев же широкие массы никогда особенно не любили, и среди культурной элиты антисемитов более чем хватало. Так что если для счастья России необходимо было уничтожить всех евреев, за этим бы дело не стало. Заметьте, Германия до Гитлера была несравненно более терпимой страной, чем Россия.

Но! Мы имеем дело не с историком-аналитиком, не с прозаиком-фактоискателем — мы имеем дело с поэтом. А Дмитрий Быков — именно Поэт. Блестящий, иногда гениальный и, безусловно, лучший из тех, кто пишет сегодня по-русски. А поэт — это не дар версификации. Это особенность психики, это особое мироощущение, это собственный взгляд на мир. Поэт следует не за фактом, он увлекаем образом, ощущением, вербальной конструкцией. И пассаж о Гитлере и свободе, интеллигенции и евреях — чистой воды поэтическая метафора. Представьте себе это как образ в стихах, как поэтическую метафору — и непонимание сразу исчезнет. Это условность, гипербола, поэтическое допущение, игра символов. Я вам доложу, поэту вообще небезопасно сталкиваться с реальной жизнью.

Быков вообще очень добрый, страшно идеализирует людей и мотивы поступков, а уж сколько он комплиментов раздал коллегам-писателям — всех лавровых лесов на венки не хватит.

Что же до генерала Власова — он был предатель, изменник, повешен заслуженно, и здесь нет сомнений. Это не значит, что метаморфоза блестящего красного командира не заслуживает осмысления. Командир лучшей в РККА 99-й стрелковой дивизии, образцовый командир 4-го мехкорпуса, отлично показавший себя в первые недели и месяцы войны — его части держали рубеж, успешно обороняли Киев, отступали по приказу, когда бежали соседи; его 20-я армия была лучшей в Московском контрнаступлении; многократно отмечен, награжден. Страшная история бессмысленной гибели 2-й ударной армии, куда Власов был брошен уже в безнадежном положении, оставление армии без питания и боеприпасов, гибель от голода, тупые и жестокие запреты пробиваться к своим, а потом уже было поздно… И он отказался от спасения, в посланный за ним самолет загрузил раненых. Отдельная история.

Повопят — лишь украсят биографию

— Кто, по-вашему, руководит разжиганием травли?

— Заметьте: 25 декабря Быков выступает в «Дилетантских чтениях» — и никакого шума. 31 декабря взрывается дом в Магнитогорске, 1 января — «Газель» там же: вся страна обсуждает расследование. И вдруг 11 января словно дается свисток — и с 12 числа вздымается дружное негодование быковской лекцией. А также — к нам приехала «Рыбка-проститутка», вот уж невидаль в Москве, ах, ее задержали, она часом не политическая? А то их мало по участкам в клетках сидит. А еще муж Собчак стукнул по носу ухажера Собчак — о, какой ужас! Ба! Про взрыв-то уже и забыли! Это и называется шумовая бомба, информационное отвлечение. Только не обсуждайте положение в стране, вот вам погремушки. Кто кукловоды? В нужных случаях Администрация указывает СМИ: организуйте шум. А исполнители и доброхоты всегда готовы.

— Не распалятся ли исполнители с доброхотами до физической расправы? Надо ли Быкову опасаться?

— Вряд ли. Его уже двадцать лет назад били железом по голове прямо на улице под собственной редакцией. Над ним уже и так ореол, еще один святой мученик власти не нужен. Какая это травля — ну, повопят, чем лишь украсят биографию героя. Это ведь не СССР, когда прекращали любые публикации, любые выступления, любые способы заработка, да упоминать имя антисоветчика запрещалось! И если хочешь устроиться на работу — кормиться же надо, — отдел кадров только в грузчики пропустит. А уехать нельзя, железный занавес. Ныне эпоха вегетарианская, разгильдяйская. Какая это травля — это не травля, это ругань: собаки лают, а караван идет.

— Но тем не менее власть будет подавлять все попытки сомнений и «покушений» на объявленные официально святыни? Инакомыслие приравняют к крамоле?

— А иначе никак! Сегодня усомнятся в панфиловцах, завтра — в олигархах, послезавтра — в президенте и всей системе власти! Чем авторитарнее режим, тем необходимее ему единомыслие. А оно сказывается во всем. Любое сомнение опасно в принципе! Верноподданный должен верить, а не думать!

В России сто лет отрицалось убийство императора Павла. Сейчас уже сто лет, как засекречены архивы по революции, секретны почти все архивы по Второй мировой. Правда — это повод к самостоятельному осмыслению действительности, чего авторитарная власть допустить не может. Иначе подданные превратятся в граждан — и сами установят власть, нужную себе, а не ей самой.

— Какие изменения, произошедшие в России за прошлый год, вам кажутся самыми серьезными?

— К величайшему прискорбию, экономика продолжает разваливаться, страна — тонуть в трясине, а населения убыло — с учетом того, что триста тысяч эмигрировавших русских заменяются полумиллионом приезжающих из Средней Азии.

Но последнее перышко упало на спину верблюда и заставило его злобно оглянуться на свой горб. Пенсионная реформа. Жить и так трудно, цены растут, доходы падают, миллиардеры жиреют, власть придумывает все новые поборы — и до широких масс наконец дошло, что их цинично выжимают досуха. Эффект псевдопатриотического зомбирования резко ослаб. Это принципиальное изменение.




цитата:

Что сказал Быков

«Первая книга, которая выйдет в серии «ЖЗЛ» в результате новой перестройки, будет биография генерала Власова... И я сделаю все возможное, чтобы написать эту книгу... К сожалению, российская гражданская война сороковых годов включала в себя практически массовое истребление евреев… Понимаете, я абсолютно уверен, что Гитлер бы добился той или иной, но все-таки популярности в России, если бы истребление евреев (и как частный случай — цыган) не было бы его главной задачей… Но гитлеровский зоологический... чудовищный антисемитизм, конечно, возбуждал недоверие и вражду среди русской интеллигенции. А тот, кто не дружит с интеллигенцией, в России не победит никогда...»

Беседовала Анна Балуева
Comments 
12th-Feb-2019 11:17 am (UTC)

This page was loaded Sep 19th 2019, 11:42 pm GMT.