?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Дмитрий Быков // "Новая газета", №26, 11 марта 2019 года 
9th-Mar-2019 06:04 pm
berlin


* * *

Баллада начала марта.

В начале марта, пятого числа,
Ушел великий вождь, товарищ Сталин.
Усоп. Страна утрату понесла.
Великий гроб венками был завален.
Толпу рабов, как в древних временах,
Передавили на похоронах.

Усоп наш ясный сокол, наш Финист,
Его сосуд был от склероза хрупок.
Я в этом смысле как бы сталинист —
Я склонен одобрять его поступок.
В конце концов, он мог бы править впредь,
Он даже мог вообще не умереть.

Он мог бы жить и в бездну нас толкать,
Шепча слова дрожащими губами;
Он проскрипел бы девяносто пять,
Как до сих пор еще скрипит Мугабе, —
Процент же долгожителей высок-с,
В сторонке нервно курят Чейн и Стокс.

Хвала вождю, и френчу, и усам!
Стране на поругание и горе,
Он вынужден скончаться лично, сам,
И памятник себе — хотя бы в Гори —
Он заслужил. От мора и войны
Мы ненадолго были спасены.

Да, недобил врагов, недокурил…
Какая б из России вышла Спарта!
Какой он миру праздник подарил
В весенний день, в канун Восьмого марта!
Конечно, смерти радоваться грех,
Но Сталин осчастливил чуть не всех.

Внезапно повернулось колесо,
И оттепель пришла в начале года.
Гордиться нечем: тут терпели всё,
Но есть еще, товарищи, природа.
Когда парализована страна —
Тогда вступает в действие она.

Но был другой. И в качестве лица
Российского — он просто идеален.
Он был мудрей иного мудреца,
Он был куда гуманнее, чем Сталин,
Вмешаться Бога он не вынуждал
И от природы милости не ждал.

В Очакове он был неудержим.
Его бодрили ратные картины.
Курляндию привел, как некий Крым,
Под бдительную длань Екатерины;
Неоднократно пережив провал,
Себя он ванькой-встанькой называл.

Пока другие строили успех
За счет интриг, пронырства или спален, —
Он был честней и видел дальше всех.
Не Сталин вспоминается, а Пален
В начале марта моему уму.
А почему? Да так, нипочему.
Comments 
9th-Mar-2019 05:40 pm (UTC)

Михаил Елизаров «Крым»:

<...> Я расстегнул верх ее купальника. Обнажились МИЛЕНЬКИЕ ГРУДОЧКИ, ЧТО ЛИСЬИ МОРДОЧКИ, я обхватил губами крепкий сосочек и, покусывая, принялся выписывать слюнявые восьмерки. Через пять минут я представлял, что надуваю резиновый матрас. <…>

&

Дмитрий Быков «Падение Игоря Кациса»:

На вид ей было лет восемнадцать, росточком примерно с меня, тоньше раза в два с половиной, серебряная полоска трусов и символические босоножки,— черна, как полярная ночь, и такие ма-аленькие, МА-АЛЕНЬКИЕ, ОСТРЫЕ, как мне и нравится (целомудренный читатель может думать, что это я о глазках). <...> Учуяв во мне новичка, чёрненькая tried to show her best — her breasts, сказал бы я!— и только что вдоль носа моего не водила своими маленькими и острыми (теперь пусть целомудренный читатель думает, что это я о ногтях).
This page was loaded Sep 15th 2019, 8:44 pm GMT.