?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Константин Крылов... 
18th-Apr-2019 08:25 am
berlin
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©

* * *

Сейчас все пишут, как им жаль Быкова. Который сейчас в больнице, в коме, и которому плохо.

Но я такого писать не буду. И не потому, что мне Дмитрия не жаль. А совсем наоборот — потому что мне его жалко уже давно. Причём по причине более существенной, чем здоровье и даже жизнь. Ибо все мы смертны, а вот жизнь прожить можем по-разному. Что, впрочем, на здоровье и жизни тоже отражается самым непосредственным образом.

Дело тут такое. Быков — человек с очень определённой самоидентификацией. Он, конечно, рождён быть элитным либералом (в россиянском смысле) и всю жизнь хотел быть только им. Но с одной крайне важной оговоркой: он хотел быть либералом фрондирующим, этаким анфаном терриблем среди либералистов. То есть не только издеваться над русскими на потеху начальству, но ещё немножко задевать и светлых людей с хорошими генами. Ну то есть регулярно говорить что-то вроде «Россия — мерзейшая на свете страна, кто бы спорил, но ведь и в Израиле не всё шоколадно». «Гнусного русского царя молодые красивые коммунисты правильно расстреляли, но царевича-то и девочек за что». И даже: «русские — свинское говно, их надо вечно сечь кнутом, но так и Пархоменко с Альбацихой тоже стоило бы выпороть, или хотя бы отшлёпать». При этом, конечно, попивая вкусненькое винцо с тем же Пархоменко и Альбацихой, это обязательно. Но и чтобы про "отшлёпать" тоже все знали.

И вот это маленькое право фрондировать было для него ОЧЕНЬ ВАЖНО. Без такой поправочки жизнь ему была НЕ МИЛА. При этом он понимал, что за это страдает, готов был нести определённые неудобства и т.п. Однако с позиции своей — хочу иметь право не только поносить русских, но и слегка пофыркивать на либеральные святыньки — очень долго не сходил. И чувствовал себя при этом молодцом и смельчаком. Что придавало его жизни кураж.

А снесла его с этой позиции УКРАИНА. Как тема, по которой от всех потребовали абсолютно-однозначного решения: ты или среди обречённых ватников, или среди приличных людей. Причём тут потребовали именно АБСОЛЮТНОЙ поддержки Украинушки, распрострирания перед ней и лизания украинских сапог.

Я не припоминаю, как Дима относился к Украине в более спокойные времена. Вроде бы - слегка брезговал. Грузин он ставил не в пример выше. И когда была команда страстно любить чурчхелу, он любил её, в общем, без большого напряжения над естеством. Советскому человеку (а Быков таковым является на физиологическом уровне) бесконечная любовь к Грузии вшита в подкорку. К тому же ездить в Тбилиси и там лизать сапоги — команды такой не было. А тут была. Буквально. Я это хорошо помню — как вся наша либерастия поехала в Киев там присягать на верность украинскому делу. Быков ехать не хотел. Но всё-таки поехал. Видимо, надавили сильно и конкретно: или ты с нами, или ты против нас. И если ты против — сотрём тебя в пыль, никуда не пустим, ни малейшей премии не дадим. Ну и куда деваться? Быков любит красивую жизнь, путешествия, вот это вот всё. В конце концов, он семейный человек, у него две семьи. В общем, наступил на свою гордыньку и поехал СЛУЖИТЬ.

И вот с этого самого момента у него всё пошло не слава Богу. Нет, как раз в плане промоушена стало шоколадно, киркоровно. Быкова стали продвигать и пропихивать неимоверно, космически. «Господин хороший» кричал со всех подмостков, читал лекции из всех утюгов, заполнял собой любой свободный объём.

А вот внутри Быкова начались нелады. И главное - куда-то пропали остатки таланта. Который, несомненно, был, и заметный. Книги — увы, книги никогда не давались ему, но вот стихи хорошие случались, и лекции интересные, и сам по себе он был интересен (впрочем, тему «Быков как жанр» лучше отложить до более благоприятного времени). Но после 2014 что-то в нём сломалась, какая-то жилочка лопнула. При этом продуктивность и трудоспособность с ним остались, да. А вот дар Божий — "взяли обратно". Даже дар поддерживать отношения с самыми разными людьми, ничем не поступаясь. Даже этого не стало. Например, Быков «тупо по разнарядке» вычеркнул из своего окружения людей, с которыми поссориться вообще очень сложно — например, того же Ольшанского. Или Караулова. «За политику», ага-ага.

В том мире, где с тех пор поселился Быков, мне делать совершенно нечего, я и не интересовался особо его делами. «И так понятно». Через каких-то дальних знакомых до меня что-то доносилось. Говорили, что Дима «сильно сдал» во всех отношениях. Слыхал я даже такое, что он бросил пить и чуть ли не сел на диету. Что абсолютно противоречило его модусу вивенди и операнди, так что я не поверил.

И вот я теперь думаю. Не вписался бы он за ту Украину всеми копытами, остался бы собой, со своей родной выстраданной фигой в кармане — может, и не заработал бы всю эту кучу премий, денег и т.п. Но, думаю, был бы он веселее и счастливее. И сейчас выпивал бы с кем-нибудь, одновременно диктуя по телефону статью и сочиняя стишок-однодневку, но с парой ярких строк… Впрочем, кто знает. Может быть, он счёл сделку удачной. А вот его тело могло быть иного мнения.

Ну что тут сказать. Здоровье, конечно, главное, и его я Дмитрию от всей души желаю. Чтобы он как можно скорее поправился и встал на ноги.

Жаль только, что больше пожелать-то, по сути, и нечего. Даже "творческих успехов". Ибо - - -

// «Facebook», 17 апреля 2019 года


* * *

Ффу. Только что прочёл, что с Быковым всё в порядке, он полон сил, а медикаментозный сон ему прописали, чтобы он хоть немного отдохнул.

Не шучу, буквально это и прочёл:

"
Не нойте и не причитайте. Дима жив. Он сильный, полный жизни, сил и планов молодой мужчина. Просто не уберег себя ради нас же с вами — 3 огромных перелета за одни выходные с лекциями и встречами. Поэтому медикоментозный сон как компенсация — способ восстановиться и ускорить выздоровление.
"

Я не то чтобы много летал, но не вполне понимаю, что ужасного в трёх перелётах за одни выходные, особенно если все неприятные хлопоты берут на себя помощники (а у Быкова их должен быть целый штат). Разве только у него лёгкая аэрофобия и он снимает её алкоголем? И поэтому несколько перебрал? И печень взбрыкнула? А теперь уже и не признаются, потому как спасали его всем миром, на правительственном уровне. Не признаваться же теперь, что человек просто выпил лишнего?

Ну, в любом случае — всё хорошо, что хорошо кончается, здоровья Быкову. И всем нам тоже.

// «Facebook», 18 апреля 2019 года


Как Украина сгубила писателя Дмитрия Быкова

Многие пишут, как им жаль писателя и поэта Дмитрия Быкова. Который в больнице, в коме, и которому теперь очень плохо.

Но я ничего подобного писать не буду. И не потому, что мне Дмитрия не жаль. А совсем наоборот — потому что мне его жалко уже давно. Причем по причине более существенной, чем здоровье и даже жизнь. Ибо все мы смертны, а вот жизнь прожить можем по-разному. Что, впрочем, на здоровье и жизни тоже отражается самым непосредственным образом.

Дело тут вот какое. Быков — человек с очень определенной самоидентификацией. Он, конечно, рожден быть элитным либералом (в россиянском смысле) и всю жизнь хотел быть только им. Но с одной крайне важной оговоркой: он хотел быть либералом фрондирующим, этаким анфаном терриблем среди либералистов. То есть не только издеваться над русскими на потеху начальству, но еще немножко задевать и светлых людей с хорошими генами. Ну то есть регулярно говорить что-то вроде «Россия — мерзейшая на свете страна, кто бы спорил, но ведь и в Израиле не все шоколадно». «Гнусного русского царя молодые красивые коммунисты правильно расстреляли, но царевича-то и девочек за что». И даже: «Русские — свинское говно, их надо вечно сечь кнутом, но так и Пархоменко с Альбацихой тоже стоило бы выпороть — или хотя бы отшлепать». Впрочем, конечно, попивая вкусненькое винцо с тем же Пархоменко и Альбацихой, здесь — обязательный ритуал. Но и чтобы про отшлепать тоже все знали.

Маленькое право фрондировать было для него очень важно. Без такой поправочки жизнь ему была не мила. Он понимал, что за фрондерство страдает, готов был нести определенные неудобства и т.п. Однако с позиции своей — хочу иметь право не только поносить русских, но и слегка пофыркивать на либеральные святыньки — очень долго не сходил. И чувствовал себя молодцом и смельчаком. Что придавало его жизни кураж.

А снесла его с позиции Украина. Как тема, по которой от всех потребовали абсолютно однозначного решения: ты или среди обреченных ватников, или среди приличных людей. Причем тут потребовали именно абсолютной поддержки Украинушки и лизания украинских сапог.

Я не припоминаю, как Дима относился к Украине в более спокойные времена. Вроде бы — слегка брезговал. Грузин он ставил не в пример выше. И когда была команда страстно любить чурчхелу, он любил ее, в общем, без большого напряжения над естеством. Советскому человеку (а Быков таковым является на физиологическом уровне) бесконечная любовь к Грузии вшита в подкорку. К тому же ездить в Тбилиси и там лизать сапоги — команды не было. А тут была. Буквально. Я хорошо помню, как вся наша либерастия поехала в Киев присягать на верность украинскому делу. Быков ехать не хотел. Но все-таки поехал. Видимо, надавили сильно и конкретно: или ты с нами, или ты против нас. И если ты против — сотрем тебя в пыль, никуда не пустим, ни малейшей премии не дадим. Ну и куда деваться? Быков любит красивую жизнь, путешествия. В конце концов он семейный человек, у него две семьи. В общем, наступил на свою гордыньку и поехал служить.

И вот с тех пор у него все пошло не слава Богу. Нет, как раз в плане промоушена стало шоколадно, киркоровно. Быкова стали продвигать и пропихивать неимоверно, космически. Господин хороший кричал со всех подмостков, читал лекции из всех утюгов, заполнял собой любой свободный объем.

А вот внутри Быкова начались нелады. И главное — куда-то пропали остатки таланта. Который, несомненно, был, и заметный. Книги — увы, книги никогда не давались ему, но вот стихи хорошие случались, и лекции интересные, и сам по себе он был интересен (впрочем, тему «Быков как жанр» лучше отложить до более благоприятного времени). Но после 2014 года что-то в нем сломалась, какая-то жилочка лопнула. Продуктивность и трудоспособность с ним остались, да. А вот дар Божий — взяли обратно. И дар поддерживать отношения с самыми разными людьми, ничем не поступаясь. Даже его не стало. Например, Быков тупо по разнарядке вычеркнул из своего окружения людей, с которыми поссориться вообще очень сложно — например, того же литератора Дмитрия Ольшанского. Или поэта Игоря Караулова. За политику, ага-ага.

В том мире, где с тех пор поселился Быков, мне делать совершенно нечего, я и не интересовался особо его делами. И так все понятно. Через каких-то дальних знакомых до меня что-то доносилось. Говорили, что Дима сильно сдал во всех отношениях. Слыхал я даже такое, что он бросил пить и чуть ли не сел на диету. Что абсолютно противоречило его модусу вивенди и операнди, так что я не поверил.

И вот я теперь думаю. Не вписался бы он за ту Украину всеми копытами, остался бы собой, со своей родной выстраданной фигой в кармане — может, и не заработал бы кучу премий, денег и т.п. Но, думаю, был бы он веселее и счастливее. И сейчас выпивал бы с кем-нибудь, одновременно диктуя по телефону статью и сочиняя стишок-однодневку, но с парой ярких строк… Впрочем, кто знает. Может быть, он счел сделку удачной. А вот его тело могло быть иного мнения.

Ну что тут сказать. Здоровье, конечно, главное, и его я Дмитрию от всей души желаю. Чтобы он как можно скорее поправился и встал на ноги.

Жаль только, что больше пожелать-то, по сути, и нечего. Даже творческих успехов.

// «Четыре пера», 18 апреля 2019 года

«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
Comments 
18th-Apr-2019 07:29 am (UTC)
...
"Пусть сохнет", говорит Свинья:
"Ничуть меня то не тревожит;
В нем проку мало вижу я;
Хоть век его не будь, ничуть не пожалею,
Лишь были б желуди: ведь я от них жирею".-
"Неблагодарная!" примолвил Дуб ей тут:
"Когда бы вверх могла поднять ты рыло,
Тебе бы видно было,
Что эти желуди на мне растут"
...
И. А. Крылов "Свинья под Дубом"
Сколько животной радости и злорадства, но не стоит осуждать свинью. Она просто не может посмотреть на небо, она так устроена. И ведь все равно цитирует Львовича:
Как газ, как свет, как снег, бесстрастно штрихующий раннюю полутьму, — Бог заполняет все пространство, предоставленное ему. Глядишь, почти ничего не стало, как и предрек один иудей: чести, совести, долга, срама, слез и грез, вообще людей. Сплошь лилипутики, менуэтики, растелешившийся Бобок; ни эстетики, ни конкретики, ни политики — только Бог. Смотри, как он перетекает в родной пейзаж со всех сторон, как ничего не отвлекает — всюду он и только он. Смотришь сквозь тюлевые занавески, как пустынен мир и убог, как на него сквозь голые ветки сверху клоками сыплется Бог; как засыпает пустырь, дорогу, как сцепляется на лету, покуда мир подставляет Богу свою растущую пустоту, как заполняет все пространство его хрустальный перезвон.

Только я еще остался.

Закончу — и будет только он.
This page was loaded Jul 21st 2019, 9:29 pm GMT.