?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Сергей Пархоменко (радио-эфир) // "Эхо Москвы", 19 апреля 2019 года 
20th-Apr-2019 01:52 am
berlin




[Сергей Пархоменко:]
— Знаете, я бы начал все-таки с Дмитрия Быкова. Действительно, на этой неделе пришло это печальное известие о том, что он тяжело заболел — заболел на выезде. Вы знаете все подробности, «Эхо Москвы» довольно тщательно всё это освещает.

Сейчас он уже в Москве, перевезен в сопровождении врачей в специализированную клинику. Состояние его, как я понимаю, достаточно серьезно по-прежнему. Но, во всяком случае, он в лучших руках, в каких он только мог оказаться в России в этих обстоятельствах.

И поразительным образом, помимо того, что я, конечно, считаю себя обязанным еще и еще раз сказать, что я Диме желаю всяческого выздоровления, освобождения от этого недуга — называю его Димой, потому что мы все-таки много лет знакомы, мы никогда не были друзьями, но знакомы очень много лет и вместе участвовали в разных событиях, историях, в разных дебатах вместе разговаривали и разных передачах участвовали, и на радио встречались, в одних митингах и демонстрациях ходили на улицах, и рядом сидела на заседаниях Координационного совета оппозиции в 13-м году, в общем, чего-то подписывали, многообразные всякие бумаги, письма и воззвание, и чего только не, в общем, нас много чего связывает на самом деле, помимо того, что я читал не все (все, наверное, невозможно, их очень много), некоторых из его книг и некоторые, по меньшей мере мне очень нравятся, — так вот поразительным образом помимо этих, совершенно очевидных чувств, которые вызывает этот человек и те обстоятельства, в которых он оказался, появился еще один вопрос, который я все время вижу. В частности, я его увидел в комментариях к своему посту, который я традиционно вывешиваю за несколько часов до программы и прошу там задавать всякие вопросы для передачи.

Вот некий читатель Фейсбука по имени Иван Васюнин (так он, во всяком случае, подписывается) пишет следующее: «Желаю только выздоровления любимому Дмитрию Быкову. Присоединяюсь к вопросу о механизмах принятия решений: Транспортировать больного в Москву или оставить подыхать там, где его застигла болезнь? Имеет ли место фаворитизм, если да, то как распространить практику лечения избранных на всех остальных? Спасибо».

Вот я этот вопрос слышал в разных формах, иногда очень грубых, иногда в совершенно отвратительных, иногда более-менее деликатных, но, по существу этот вопрос «А что это такое? А чего это вдруг вокруг Быкова такой сыр-бор: целый самолет послали, кажется, целая группа врачей полетела и вообще все прыгают и скачут, и консультируют и устраивают там консилиуму, и вот теперь привезли его в Москву в лучшую клинику? Как это так? А почему не всем, а почему только ему?

Вы знаете, по совпадению я вчера обнаружил случайно в Фейсбуке в посте одного своего знакомого слово, которое меня поразило, греческое слово «какистократия». Есть греческое слово «какос», что означает «плохой», и превосходная форма от этого прилагательного «какистос», что означает «наихудший», «ужаснейший». Вот, значит, какистократия — это власть всякого дерьма, это власть всяких сволочей, уродов, воров и подонков. Бывают на свете такие режимы.

И поразительно, что в России это слово не очень много кому известно и пользуется не очень большой популярностью, хотя, в действительности, оно много могло бы объяснить и во многих случаях оно могло бы пригодиться. А в мире оно известно довольно широко. Говорят, что его изобрели еще в XVII веке в одном политическом памфлете для того, чтобы обругать тогдашний британский парламент. Вот его называли какистократией как бы в противовес аристократии, то есть власти всего самого прекрасного, всего самого наилучшего.

Вот знаете, я бы сказал, что история с этой заботой о Дмитрии Быкове — это маленький элемент (еще третье слово «меритократия» — это власть достойных, власть тех или влияние тех, или значение тех, кто чем-то это заслужил), — вот внимание к Дмитрию Быкову — это маленький элемент меритократии на фоне какистократии, так бы я сказал.

Я бы сказал, что это тот редкий случай, когда к человеку проявляется такое внимание и такое количество людей заботится о нем, беспокоится о нем, и предпринимают какие-то специальные, иногда очень дорогостоящие усилия, чтобы ему помочь, потому что этот человек этого заслужил. Больше ни почему. Не потому, что он чей-то дядя или племянник, не потому, что у него была дача в правильном дачном кооперативе, не потому, что он в свое время оказался с каким-то третьеразрядным разведчиком вместе в Дрездене сотрудником тамошнего культурного центра, не потому, что он сидел в конторе Санкт-Петербургской мэрии в нужное время и в нужном кабинете — не поэтому.

А потому, что он написал очень много очень хороших книг, потому что одна из его книг получила престижнейшую в России премию «Большая книга», потому что есть сотни тысяч людей, может быть, миллионы уже, которые читают эти книги, которые ждут следующие такие книги, которые боятся, что следующей такой книги не будет по тем или иным печальным обстоятельствам; потому что есть десятки тысяч людей, которые приходят на его концерты и выступления; потому что есть миллионы людей, которые слушают его радиопрограммы, в том числе, на «Эхе Москвы». В целом, если аудиторию, скажем, за год собрать, то там точно насчитаются и миллионы — вот поэтому.

[Марина Максимова:]
— У него потрясающие лекции какие.

[Сергей Пархоменко:]
— Да, совершенно верно. А не потому, что он чей-нибудь родственники и не потому, что у него есть влиятельные друзья или еще почему-нибудь. Это редкий и хороший случай. Знаете, есть старый-престарый анекдот, как встречаются большевик с декабристом на том свете. И декабрист спрашивает у большевика: «Ты революцию устраивал?» — «Устраивал». — «А за что была твоя революция?» — «Ну, как за что? Чтобы богатых не было». А декабрист говорит: «Да, странно. А я тоже вроде революцию устраивал, но только она за то была, чтобы бедных не было. И в этом между нами разница».

Вот так и тут. Вопрос не в том, чтобы никому не досталось, а вопрос в том, чтобы досталось и вам. И вот здесь я обращаюсь ко второй части вопроса этого самого Ивана Васюнина, которую я здесь цитировал: «Если да, то как распространить практику лечения избранных на всех остальных?»

Вы знаете, у вас есть такая возможность распространить практику хорошего лечения на всех остальных. Выкидываем слово «избранных» как несущественное в данном случае. Выборы называются. Идите на выборы в тот момент, когда вы на эти выборы можете попасть и примите там осознанное решение. Не открывайте этот спектакль просто так.

Вот начальство раз в пять лет хочет, чтобы мы сходили в какую-то контору, опустили какую-то бумажку в какой-то ящик. Ну, О’кей, нам не жалко, мы станцуем, так сказать, эту кадриль, пожалуйста. Отдайте себе отчет, что выборы — это тот момент, когда вы можете что-то изменить. Изменяйте. Есть кандидат, за которого вам хочется проголосовать — голосуйте за него. Есть кандидаты, за которых вам голосовать не хочется — голосуйте против них, удаляйте их из вашего избирательного бюллетеня, уносите с собой этот бюллетень, портите этот бюллетень, пишите на этом бюллетене разные слова. Голосуйте за единственного кандидата, которые может оказать реальное сопротивление, реальную конкуренцию тому кандидату, которого вы не хотите, чтобы он продолжал оставаться у власти и продолжал сохранять ситуацию, при которой вам недоступно очень многое: недоступно качественное здравоохранение, в частности, качественное образование, как и качественное жилье, как и уважение на работе, как и достойная зарплата, как и транспорт, который нужен вам в жизни, чтобы передвигаться по нужным вам делам.

Работайте. Ваша работа — на выборах, вот там. Но эту работу делаете пока плохо, чаще всего вообще не делаете, голосуете бог знает, за кого, бог знает, как — безмозгло, слепо, бездумно, неосторожно, раздаете ваши голоса направо и налево, не думая об их весе. Не делайте этого больше, и тогда не придется вам завидовать Дмитрию Быкова. Чего ему завидовать? Он болен, тяжело болен. И слава богу, нашлись люди, которые хотят его спасти, хотят ему помочь изо всех сил. Он заслужил. И это тот случай, когда не жалко тому, кто заслужил. Вот что по поводу Дмитрия Быкова.
Comments 
20th-Apr-2019 11:21 am (UTC)
Спасибо за новую (хотя она из 17 века оказывается) терминологию, очень точную и хлесткую. Это какистократия бесновалась в январе и шельмовала Дмитрия Львовича. Убеждена, внесли они свою лепту в ухудшение его здоровья.
This page was loaded May 25th 2019, 4:07 pm GMT.