?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
a propos Валерий Исаянц… 
25th-Apr-2019 12:16 pm
berlin
Валерий ИсаянцВоронежский Вийон: миф и парадокс Валерия Исаянца

<...> У Исаянца никогда не было ни компьютера, ни мобильного, и трудно судить, каковы были его представления о том, что такое интернет. Все его тексты в сети размещали другие люди. На сайте «Стихи.ру» есть страничка со стихами Исаянца, которую ведет один из ключевых участников проекта «Поэтарх Айас» Виктор Образцов (псевдоним — Павел Бетач). Здесь же он разместил эссе «Осень Поэтарха», в котором рассказывает историю проекта. Это единственный ресурс, выпадающий по запросу «Валерий Исаянц», где представлен более или менее объемный корпус стихов автора. Есть и альтернативная страница, которую завел член клуба «Лик» Владимир Емельяненко. Но ее не находят поисковые системы, а в поиске авторов на «Стихи.ру» она выпадает, только если набрать одну фамилию «Исаянц», без имени. Множество его текстов размещено в блогах и соцсетях. И здесь интернет с его возможностями распространения информации умножает и вероятность тиражирования неточностей и ошибок.

Один из казусов произошел со стихотворением-стилизацией «Смерть Поэтарху», которое посвятил поэту Виктор Образцов и продублировал его в разделе «Литературный дневник» на страничке Исаянца. «Десятый день ищейка роет списки», «не состоишь, не значишься нигде» — это обстоятельства смерти поэта, который поступил в больницу без документов и десять дней пролежал в морге неопознанным. Завсегдатаи сайта «Стихи.ру» знают, что в «Литературном дневнике» обычно размещают тексты других авторов. Но поскольку подписи Образцова под текстом не было, его вполне можно было принять за исаянцевский. Это произведение озвучил как принадлежащее Валерию Исаянцу Дмитрий Быков в своей программе «Один» на «Эхе Москвы» от 25 января 2019 года (1:36:00 от начала эфира). После этого стихотворение разошлось в соцсетях как текст Исаянца, и исправить сложившуюся ситуацию практически невозможно. <…>

Лена Дудукина и Полина Синёва // «НОЖ», 25 апреля 2019 года


Дмитрий Быков в программе ОДИН от 25 января 2019 года:

«Несколько дней назад в Воронеже похоронили поэта Валерия Исаянца, которого в свое время поддерживали Анастасия Цветаева и Арсений Тарковский. Судьба его как человека оказалась горькой: последние 20 лет он бомжевал, спал где придется, часто в лесу. А под этот новый год его нашли в сугробе. Что вы о нем думаете и слышали ли вы его фамилию?»

Я знаю Валерия Исаянца и прочел о его трагической гибели, царствие ему небесное. Понимаете, я до сих пор не знаю, что случилось с ним такого в 90-е годы, почему он оказался без жилья. Начинал-то он действительно как вполне легальный, очень хороший молодой поэт. Я подозреваю, что тут была какая-то психологическая проблема. Может быть, душевная болезнь, не знаю… Но стихи последние, которые из этих клочков собрал его душеприказчик и издал, замечательны по форме. Иной вопрос, что содержание их я понимаю не всегда. Я не всегда могу понять, что, собственно, он имеет в виду. Ход его мысли мне не ясен.

Тут, понимаете, очень странное ощущение, когда читаешь его. С одной стороны — что это нормальные, очень грамотные, очень правильные стихи. С другой — как в некоторых поздних рассказах Рида Грачева — в них уже есть безумие, некоторая безуминка, очень заметная. Потому что ход мыслей внутри текста непонятен. Он, безусловно, первоклассный автор:

товарняки снесли седьмую крышу
и стало быть действительней вдвойне
в сочельнике завёлся шишел-мышел
и в без тебя двенадцать зазвенел
десятый день ищейка роет списки
не состоишь не значишься нигде
как пострадавший родственный и близкий
в холодной безымянной наготе
разинут кристаллической вороной
освоившей лирический прогресс
айда оксюмороны по хоромам
машмет вогрэс воистину вогрэс

Вот довольно типичный текст, где поврозь каждая строчка понятна. А все вместе цельного текста не образуют.

Налево — был. Направо тоже мимо.
Итак, мой гамлет, ты теперь орфей,
Ступай наверх, хранимый псевдонимом.
Хрустящему молчанию червей
позволь увлечь дрейфующую лиру,
познай созвучий соловьиный вкус
и насвисти по городу и миру
о том, что я наверное вернусь
судить-рядить без страха и упрека.
Павлины, воробьино оробев,
перелиняют в птичнике пророка.
Беспёрые не вынесут припев.


По-моему, абсолютный набор слов, в котором (называется «Припев на мотив приговора»), в котором кроме общего отчаяния автора очень трудно угадать какую-то мысль. Но то, что Исаянц был поэтом одаренным — это из ранних стихов его уже вполне понятно. И личность сама такая бесконечно трогательная, и царствие ему небесное, очень жалко.

Видимо, в России бессмертен такой тип поэта-дервиша, который что-то бормочет, живет непонятно где. Это такой хлебниковский тип. В случае Исаянца очень жалко то, что это происходило у всех на глазах, и никто ничего не мог сделать.
Comments 
25th-Apr-2019 11:01 am (UTC)
Бомжевание - это стиль жизни, а не ситуация.
This page was loaded Jun 18th 2019, 9:28 am GMT.