?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Дмитрий Быков (комментарий) // "Facebook", 28, 30 апреля и 1+2 мая 2019 года 
28th-Apr-2019 01:36 pm
berlin



Anatoly Golovkov («Facebook», 28.04.2019):

ДИМА БЫКОВ: «БЫТЬ НА СТОРОНЕ БОГА ОЧЕНЬ ПРОСТО!»

Я не могу, к сожалению, вам сообщить никаких сенсаций, потому что врачебную тайну здесь очень хорошо умеют блюсти… Я точно совершенно знаю, что причина моего отравления — это было ОТРАВЛЕНИЕ,— она не установлена. Я за это время успел прочитать массу комментариев «хорошо осведомленных людей»… Должен вас огорчить, диабета у меня нет. Я очень следил за тем, чтобы его не было. И гипертонии нет, вот представляете, беда какая. И, кроме того, не было у меня никаких ни алкогольных, ни наркотических излишеств, которые стали подозревать сразу наиболее простые сердца.

Я не знаю, чем я отравился. Не знаю, из-за чего у меня случился этот скачок. И не понимаю, почему я фактически в самолёте на Уфу потерял сознание…Там меня довольно быстро ввели в искусственную медикаментозную кому. После этого отправили в Москву. И здесь, в Москве, на четвёртый примерно день пришёл в себя. Есть две новости, обе хорошие. Во-первых, БОГ ЕСТЬ. То есть я не могу списать это на действие медикаментов — все эти прекрасные сны и приключения, потому что такого не было в моём подсознании, я бы такого не выдумал, я такого не помнил. Бог есть, и он занимается, преимущественно украшением мира.

Вот одним из самых ярких воспоминаний в этом путешествии между жизнью и смертью, в этом блуждании был небольшой, примерно 40-летний с внешностью Дроссельмейера человек, который развешивал украшения посреди реанимации. Причём видеть зал этой реанимации я не мог, я был ещё под наркозом. Он в этом помещении развешивал ЗОЛОТИСТЫЕ ЯГОДЫ невероятной красоты и раскладывал (с арбуз величиной) вкуснейшие сливы. А мне он протянул то, чего мне больше всего хотелось — стакан мокрой чёрной кислой свежей смородины.

И когда я начал в себя приходить — вы знаете, как вот, когда выходишь из наркоза, ты уже видишь одновременно ещё и ту реальность, и как-то ещё и эту. Я видел сына, сидящего у моей кровати и пытался его подтолкнуть с тем, чтобы он передал мне этот стакан. Вот в том-то и дело, что сын-то был, а стакана не было. И в результате я очнулся с большой резиновой грушей в постели. Груша эта служит для разработки руки.

Вы себе не представляете, как это удивительно через час-два после пробуждения от тяжёлого наркоза начать пить холодную воду. Просто холодная вода в горле — это ГЛАВНОЕ БЛАЖЕНСТВО, чудо и приключение. Естественно, таким же блаженством выглядит потом первый съеденный кусок вот этой сливы, первый ветер из открытого окна, вид весеннего московского вечера, зелёных листьев.

Прежней моя жизнь не будет…то есть я всегда знал, что Бог есть, но не всегда знал, что я на правильной стороне, что, может быть, я его достоин. А может быть, ему, наоборот, нравятся суровые люди действия. Но то, что я увидел, меня убедило в том, что, в общем, я на правильной стороне. Поэтому прежним я не буду в одном — я не буду прислушиваться к глупым и злобным мелочам, к подтявкиваниям из подворотни и НЕ БУДУ БОЛЬШЕ СОМНЕВАТЬСЯ. Вот это меня чрезвычайно утешило.

Понимаете, быть на стороне Бога очень просто. Достаточно УКРАШАТЬ МИР, достаточно привносить в мир последовательную человечность,— потому что мир бесчеловечен,— условно говоря, развешивать цветы и конфеты по реанимациям. А вот для того, чтобы быть не на стороне Бога, а быть, условно говоря, на стороне смерти, я, честно говоря, не знаю, какие там стимулы. Ведь кроме самомнения решительно никаких. Но ведь я был великий обманщик, и самомнение это обернётся полной потери меры и вкуса.

Вторая хорошая новость, которой я радостно с вами делюсь, заключается в том, что СТИХИ, действительно, помогают. То есть искусство, оно имеет, видимо, отчасти божественное происхождение или оно, во всяком случае, находится в гармонии с миром. Дело даже не в том, что мне очень многое там представлялось арт-терапией, которой я подвергался. Например, я видел совершенно новую форму спектакля. Сцена, которая вся заставлена резными деревянными щитами, то есть мы не видим происходящего. За ними происходят диалоги, голоса…

Но главное, что помогают и сами по себе стихи, поэтические тексты. Я со слезами, которых совершенно не стыдился, потому что после наркоза плакать естественно, и мне многие об этом опыте рассказывали,— я со слезами повторял про себя наизусть почти всего Лосева, почти всего Блока, многие песни Щербакова, которые оказались тоже ровно настолько божественными, насколько казались мне в молодости… В мире широко развит этот духовный шоколад, и совершенно не обязательно всё время окунаться в духовную грязь и духовную злобу, и духовный навоз, в котором миллионы людей погрязают почему-то с таким аппетитом… В принципе же, мир полон блаженств и блаженств, действительно, легко достижимых. Естественно, быть счастливым, естественно, наслаждаться пейзажем или борьбой с природной, или путешествием…Мы живём не в конкретном времени. Мы живём в бесконечно разнообразном и пёстром божественном мире, и поэтому игнорирование искусства, глухота к нему — это просто чёрная неблагодарность. ПОЭЗИЯ ВЫТЯГИВАЕТ из любых состояний, вытягивает из них физиологически. Что можно по стихам, как по нитке, выкарабкаться из бездны, я в этом убедился…

Я не знаю, хороший ли я человек. Но я окружён людьми очень хорошими. И я страшно благодарен всем, кто приходил. Особенно меня тронуло, что рядом со мной хлопотали в полном согласии ТРИ МОИХ ЖЕНЫ. Это очень удивило лежащего по соседству арабского шейха, который честно сказал, что у них в стране поэт, как правило, не может позволить себе трёх жен, это удел промышленника. Я сказал, что в России промышленность стоит ниже поэзии, в иерархии…


из комментариев:

Galitskaya Lyubov: С его огромным весом должен быть пышный букет хронических болезней, мне кажется.

Дмитрий Львович Быков: Огромный вес — это сколько, в вашем понимании? Вы меня вообще видели вблизи или вам рассказали общие знакомые?

Galitskaya Lyubov: Дмитрий Львович Быков видела Вас вблизи.)



Natalie Pfeffer: Три жены — это как?

Дмитрий Львович Быков: Это так, что я сейчас женат третьим браком, дорогая блюстительница моего морального облика.

Natalie Pfeffer: Дмитрий Львович Быков ah, so! Я не знала, я как-то давно слушала Вас (или читала), что Вы долго искали и нашли умную, пишущую, красивую и сразу женились на Ирине Лукьяновой (цитата примерная). И почему-то в голове моей отложилось, что она Ваша единственная жена. За «дорогую» спасибо 😉. Это конечно, талант собрать вместе всех жён! Желаю здоровья, творчество Ваше люблю. С уважением, дата, подпись😘



Tatyana Rabin: АЛКАШ… врачи не знали что делать — надо было дать опохмелиться и колебался бы сразу.

Дмитрий Львович Быков: Если вы не предоставите доказательств моего опьянения, я подам на вас в суд. У меня-то мой анализ крови на руках. Чудо чудом, просветление просветлением, а хамов надо учить.

Tatyana Rabin: Дмитрий Львович Быков Дмитрий Львович, извините, я не хотела, извините, дуру старую. Была не права.



Maria Zavodnikova: Без комментариев. Стыдно.

Дмитрий Львович Быков: Стыд — полезное и прекрасное чувство, и чем чаще вы его испытываете, тем лучше.



Irina Kapralova: Здоровья и скорейшего восстановления. А "груша для разработки руки" и "скачок" (давления?) — это инсульт? Отравление имело такие последствия?

Дмитрий Львович Быков: Ирина Капралова это была не моя груша, и если бы у меня был инсульт, я бы, боюсь, с вами сейчас не переписывался. Предупреждая дальнейшие версии, должен признаться, что и с родильной горячкой пока ничего.

Irina Kapralova: Дмитрий Львович Быков, ну и слава Богу, дело не в версиях — просто из рассказа не было понятно, чья была груша и о каком скачке речь. Ещё раз — здоровья Вам.



ирена кутрайте: Чудесная история, ... великий соблазн встать на прежние рельсы, желаю найти иной путь, ... Переживали все и враги, и друзья.

Дмитрий Львович Быков: ирена кутрайте Ирена, чем вам так уж не нравятся мои прежние рельсы? Или вам хотелось бы видеть меня в скиту?

ирена кутрайте: Дмитрий, нет...

ирена кутрайте: Когда дорога соответствует предназначению у Бога нет нужды ТАК останавливать и давать такой урок.

Дмитрий Львович Быков: ирена кутрайте в чем вы видите урок? Мне кажется, сектантство начинается именно там, где Божий перст начинают усматривать в бытовом отравлении.

Дмитрий Львович Быков: и уж скорее я получил как бы смс о том, что смотрю на вещи правильно.



Владимир Стефогло: Когда заболеешь в следующий раз приложи подорожник. К жопе, или к бошке — разницы нет.

Дмитрий Львович Быков: Владимир Стефогло это у вас, Володя, нету разницы. Для остальных голова и жопа — места совершенно разные.

Владимир Стефогло: Это народное средство! Хотя, «народное» этому борову чуждо.

Дмитрий Львович Быков: Владимир Стефогло вы долго думали, Володя, долго собирались с мыслями, это уже обнадёживает. Перестаньте употреблять слово «народный», и прогресс будет налицо.



Nikolay Krassikov: Если судить по фото, заметно постарел.

Дмитрий Львович Быков: Nikolay Krassikov вы напрасно радуетесь. Это фотография двухлетней давности. Я скорее помолодел, потому что сбрил усы. Правда, они уже отрастают.


ПСС Дмитрия Львовича Быкова в Facebook'е
Comments 
29th-Apr-2019 10:21 am (UTC)
Дмитрий Львович побывал на той стороне и вернувшись доложил, что Там процветает декор а кормят исключительно черной смородиной. Забавно. Я лично рад что он вернулся, потому как это человек с хорошим чувством юмора, а такие всегда нужны !
This page was loaded Jun 18th 2019, 8:38 am GMT.