?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Виктор Шнирельман (фрагмент интервью) // "Коммерсантъ", 8 мая 2019 года 
8th-May-2019 07:57 pm
berlin
«Осознания того, какое именно зло было побеждено, в обществе нет»

Виктор Шнирельман объясняет, как соотносятся память о войне, память о холокосте и глобальный рост антисемитизма.

День Победы над нацистской Германией отмечается во многих странах мира. В Израиле, кроме того, отмечается День Катастрофы и героизма, Йом ха-Шоа: по еврейскому календарю он приурочен к 27 нисана — дню, когда в 1943 году нацисты приступили к уничтожению Варшавского гетто. В 2019 году дата пришлась на 1 мая: в этот день по всему Израилю зазвучала траурная сирена, на две минуты прекратилась всякая деятельность, остановился транспорт, люди замерли в скорбном молчании. После Дня Катастрофы и в преддверии Дня Победы корреспондент “Ъ” Мария Башмакова поговорила с российским этнологом и антропологом, доктором исторических наук и автором ряда книг об антисемитизме Виктором Шнирельманом о том, как в России и во всем мире сочетается память о войне и память о холокосте, и о том, достаточно ли хорошо участники предстоящих торжеств понимают, над чем была одержана победа в 1945 году.


<...>

— Как Вы относитесь к полемике вокруг реплики Дмитрия Быкова о том, что холокост на оккупированных территориях якобы стал одним из мощнейших мотивов советского сопротивления и в конечном итоге победы?

— Не думаю, что это утверждение соответствует реальности (но и слова Быкова не столь однозначны). Хотя в составе Советской армии воевали полмиллиона евреев, а многие другие трудились на оборонных предприятиях или сражались в партизанских отрядах, вовсе не защита евреев определяла мотивы сопротивления. Мало того, в некоторые партизанские отряды евреев не брали, и в годы войны был сформирован миф о том, что якобы евреи «отсиживаются в Ташкенте». Евреев, участвовавших в войне, награждали неохотно, и тем не менее по числу боевых наград они заняли четвертое место среди народов СССР.

Думаю, писателям надо осторожнее высказываться по острым вопросам истории, вызывающим эмоциональную реакцию. Ксенофобы ждут любого повода, чтобы открыто выразить свои чувства.

Показательно, что в последние годы люди, ранее известные своими антисемитскими высказываниями, бросаются защищать евреев для того, чтобы обличать тех, кому претит казенный патриотизм. Но началось это еще лет 20 назад, когда радикалы, ранее не смущавшиеся своей ассоциацией с фашизмом и открыто воспроизводившие нацистские идеи, внезапно бросились бороться против «фашизма» и «нацизма». Например, Александр Проханов, ранее отрицавший холокост, стал ссылаться на него под влиянием событий на Украине после 2014 года. Примечательно, что все они хранят полное молчание по поводу антисемитской литературы, которая регулярно появляется на российском книжном рынке.

<...>

Беседовала Мария Башмакова



bykov:

Думаю, писателям надо осторожнее высказываться по острым вопросам истории, вызывающим эмоциональную реакцию. Ксенофобы ждут любого повода, чтобы открыто выразить свои чувства.

Это потрясающе. Задача писателя во все времена -- вообще-то именно высказываться по острым вопросам, вызывающим эмоциональную реакцию. Теперь, значит, им надо заткнуться, чтобы не провоцировать ксенофобов?

Что сделали со всеми, до какой трусости, до какого позора довели? Или нам теперь уже действительно надо беспокоиться только о том, чтобы не разозлить ксенофобов, то есть именно ксенофобы определяют теперь нормативную реакцию общества? Как бы только не оскорбить нежнейшие чувства погромщиков?



Дмитрий Быков в программе ОДИН от 9-го мая 2019 года:

«Стоит ли спорить со сталинистом?»

Конечно, стоит. А чего иначе? Они будут думать, что им все можно, что ли? Это Виктор Шнирельман, не могу не упомянуть, давеча в интервью «Коммерсанту»: «Вообще писателям стоит воздерживаться от высказываний по острым вопросам, чтобы не дать ксенофобам повода высказаться». Да? То есть нам надо все делать для того, чтобы не разозлить ксенофобов, иначе ксенофобы могут что-то не то сказать. Господи помилуй, ну до чего же мы дошли! До какой же мерзости мы дошли, до какого рабства! Это говорит Шнирельман — человек с диссидентским опытом. Прости меня, господи, и Вы меня, Виктор, простите, но что же Вы несете в массы!
Comments 
8th-May-2019 06:40 pm (UTC)
Думаю, писателям надо осторожнее высказываться по острым вопросам истории, вызывающим эмоциональную реакцию. Ксенофобы ждут любого повода, чтобы открыто выразить свои чувства.

Это потрясающе. Задача писателя во все времена -- вообще-то именно высказываться по острым вопросам, вызывающим эмоциональную реакцию. Теперь, значит, им надо заткнуться, чтобы не провоцировать ксенофобов?
Что сделали со всеми,до какой трусости, до какого позора довели? Или нам теперь уже действительно надо беспокоиться только о том, чтобы не разозлить ксенофобов, то есть именно ксенофобы определяют теперь нормативную реакцию общества? Как бы только не оскорбить нежнейшие чувства погромщиков?
9th-May-2019 03:08 pm (UTC)
Ксенофобы бесятся, что есть статья за отрицание холокоста. Суки должны сидеть все.
This page was loaded Jul 17th 2019, 2:23 am GMT.