?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Андрей Поздняков // «Сибирь.Реалии», 12 мая 2019 года 
12th-May-2019 10:00 am
berlin
Как тотальный диктант не стал летальным

81 страна, более 1.200 городов и 3 939 площадок присоединились к Тотальному диктанту в 2019 году. В России в акции приняли участие 186.150 человек из 889 городов. Больше всего участников собралось в Москве, куда пришли 19.307 человек, чтобы написать диктант Павла Басинского и оценить свою грамотность. В тройку лидеров также вошли Санкт-Петербург и Новосибирск — 11.500 и 7.295 человек соответственно.

«Тотальный диктант», прошедший в этом году в шестнадцатый раз, давно стал всероссийской историей, объединившей правых и левых, «поцреотов» и «либерастов», людей самых разных возрастов и занятий. Его часто сравнивают с двумя другими, родившимися также в Сибири «снизу» акциями — «Бессмертным полком» и «Монстрацией».

В 2016 году в «Новой газете» вышла статья одного из авторов «Диктанта» Дмитрия Быкова, в которой он, предрек этому проекту судьбу «Бессмертного полка»: «С диктантом вообще получилось ровно так же, как со всеми низовыми инициативами последнего времени: сначала такую инициативу пытаются задушить, потом оттесняют ее истинных авторов и возглавляют». Тот текст Быкова назывался безнадежно «Летальный диктант».

И, общем, все казалось к тому и вело. Еще в 2013 году губернатор Ульяновской области Сергей Морозов явочным порядком заменил в подведомственных учреждениях (школах и ДК, прежде всего) текст «Тотального диктанта» Дины Рубиной на текст Василия Пескова о местном художнике Аркадии Пластове. Тогда чуть не официально озвучивался тезис о «предательстве» и «русофобстве» Рубиной, имеющей гражданство Израиля… Помнится, это был едва ли не единственный раз в жизни, когда руководителю «Тотального диктанта» Ольге Ребковец пришлось делать политическое (по сути) заявление, в котором она обвинила губернатора в неуважении к акции, желании воспользоваться «Тотальным диктантом» в личных целях и самопиаре.

«Новых имен в литературе не объявилось, и кому заказывать текст — непонятно. Можно бы Гузели Яхиной, автору «большекнижного» романа «Зулейха открывает глаза», но во‑первых, Яхина не набрала еще известности, а во‑вторых, она, простите, тоже не славянка. Не совсем понятно, о чем этот самый диктант писать. Политизированный текст опасен: либерализм и культ интеллекта не приветствуется, а давать диктант сугубо лоялистского толка Ольге Ребковец и ее коллегам не позволяет элементарная порядочность», — писал Быков.

Однако сейчас становится понятно, что «ульяновский инцидент» стал хорошей прививкой «Диктанту». Организаторы акции, окопавшиеся в далёком от столичной суеты Новосибирске, стали действовать неожиданно. Сначала они привлекли оставшихся в запасе «звёзд», авторство которых в «Диктанте» не вызвало особых раздоров в расколотом на полярные лагеря нашем обществе: Алексея Иванова и Евгения Водолазкина. А вот дальше Ребковец и компания назначили диктаторам совсем «не славян» (привет Быкову) Леонида Юзефовича и Гузель Яхину — авторов ярких и важнейших текстов на самые спорные темы нашего исторического прошлого: гражданская война и сталинизм. Выбор литературоведа Басинского в этом году — своеобразная философская передышка после текстов на актуальные исторические темы. Кого выберут автором «Диктанта» в следующем году очень интересно и совершенно непредсказуемо.

Можно уверенно сказать, что «ульяновский инцидент» стал прививкой и для людей, имевших виды на «огосударствление» или «рейдерский захват» Диктанта. Главная проблема, с которой столкнулся губернатор Морозов в том памятном 2013-м — это невозможность проверить и оценить написанное. Оказалось, что «Тотальный диктант», который хоть и распространяется в логике коммерческой франшизы (где каждый шаг городского координатора регламентирован и отслеживается), но имеет такой насыщенный «закадровый» бэк-офис, что это способно отпугнуть любого желающего «перехватить» акцию. Выбор автора и создание оригинального авторского текста, хранимого в тайне до часа Х (одна из «фишек» Диктанта) — вовсе не блажь, а суровая необходимость во времена, когда любой уже созданный текст может быть найден со скоростью вашего интернет-провайдера. В эпоху плюрализма и совсем не строгих языковых норм и правил этот текст должен быть вылизан и вычищен так, чтобы ни у кого и ни на минуту не возникло сомнений в единственности (или вернее — в ограниченной множественности) его написания. И, наконец, за любым написанным текстом стоит мощный механизм проверки… Заслуга организаторов «Диктанта» как раз не в том, что они дошли до маленьких посёлков и деревень (с ними-то как раз работать более-менее легко), а в том — что смогли привлечь едва ли не на все более-менее крупные города страны — с их сотнями и тысячами участников! А заодно вовлекли в свою религию всеобщей грамотности не только провинциальных учителей и вузовских преподавателей-филологов, не только пишущую и читающую братию (традиционно называющую себя интеллигенцией), но и ищущую новых ощущений и новой идентичности молодёжь…

Чтобы акция не замыкалась в своих естественных столицах (Новосибирске, Москве и Питере) организаторы «Тотального диктанта» теперь выбирают ежегодную столицу акции, в которую на целый месяц перемещается караван шумного автопробега. Ребковец при этом не боится дружить с фондом «Русский мир» и выступать на вполне официозных праздниках русской словесности, а заодно привозить свою акцию в эстонский Таллин, начисто опровергая пропагандистские утверждения о «русофобстве» последнего. Именно этот город был выбран столицей «Тотального диктанта в этом году, там и была организована (при поддержке местной мэрии) «главная площадка», на которой читал текст автор, Павел Басинский.

При этом главной «городской фишкой» Диктанта на местах, становятся неожиданные площадки (типа колоний системы исполнения наказаний) и набранные координаторами «диктаторы» — в число которых могут попасть как местные «звёзды» (включая абсолютно фриковых персонажей), так и случайно оказавшиеся здесь «столичные штучки».

Так, в центре внимания в этом году вновь оказалась родина Диктанта, город Новосибирск, где местные координаторы смогли собрать «федеральное трио»: Владимир Познер, Андрей Макаревич и Дмитрий Быков. Первые двое оказались в городе в связи с проведением здесь «Транссибирского арт-фестиваля», ежегодно организуемого мировой звездой и местным уроженцем скрипачом Вадимом Репиным. Дмитрия Львовича же (который хоть и критикует Диктант», но ежегодно выступает в качестве «диктатора») в Новосибирске ждали с гастрольным мюзиклом «Золушка» и на ставших традиционными авторских лекциях в продвинутом кинотеатре «Победа». И хотя организаторы клялись и божились, что всего лишь «так сошлись звёзды, праведная и бдительная патриотическая общественность города забила тревогу. Были задействованы сетевые тролли и публичные хейтеры. Познеру ставилось в вину качество чтения, Быкову — «обнимашки» с барышней (то была верная жена, через несколько дней госпитализировавшая писателя в Уфе), а Макаревичу — приход в чёрном и цветных носках. Была и пикетчица, протестовавшая против «тотально-тоталитарного диктанта-диктата либерал-русофобов» в компании одетого в гимнастёрку и пилотку плюшевого медведя.

Но несмотря ни на что — площадки были переполнены, а «диктаторов встречали овациями. Конечно же, явление в новосибирской части Диктанта «либерал-русофобов» не было никаким демаршем, тем более что через несколько часов московскую часть диктанта читали телевизионные ведущие «России-1» Эрнест Мацкявичус и Мария Ситтель, бывший вице-премьер Аркадий Дворкович и даже сам глава Службы внешней разведки Сергей Нарышкин (правда, на других площадках этот же текст читали Диана Арбенина, Юрий Сапрыкин и Noize MC).

И в этом как раз и есть главная «фишка» Диктанта, который своим «перпендикулярным дискурсом» смог создать совершенно особую конструкцию, объединяющую таких разных людей. И таки способствовать тому, чтобы люди наши читали и слушали хорошие тексты, старались сохранять родной язык, любить и ценить его.

При этом, конечно, где-то во Вселенной, описываемой «Комсомольской правдой» и «Первым каналом», проводятся свои «Патриотические диктанты», но кто бы о них знал, если бы не эти «глубокоуважаемые» средства массовой информации?
This page was loaded Sep 19th 2019, 10:20 am GMT.