?

Log in

No account? Create an account
Дмитрий Львович Быков, писатель
"Хоть он и не сам ведет ЖЖ, но ведь кому-то поручил им заниматься?" (c)
Вадим Левенталь (фрагменты интервью) // «Нашей Версии на Неве», 22 мая 2019 года 
22nd-May-2019 11:34 am
berlin
«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©


Литературу ХХI века будут изучать по «Нацбесту»

Ответственный секретарь литературной премии «Национальный бестселлер» Вадим Левенталь рассказал «Нашей Версии на Неве» о нынешних финалистах, открытии книжного магазина «Во весь голос», новых изданиях в именной серии, а также поделился мнением об очередных «разоблачениях сталинизма» от писателей Дмитрия Быкова и Елены Чижовой.

<...>

— Вы написали в фейсбуке, что историю современной русской литературы будут изучать по шорт-листу именно «Нацбеста», но не «Букера» или, скажем, «Большой книги». Поясните, пожалуйста, свою мысль…

— Если кто-то возьмётся писать учебник по современной русской литературе или очерк её истории, то шорт-листы «Нацбеста» — это готовые главы. По нашей премии очень хорошо видно, какие писатели в какой момент появлялись, привлекали к себе внимание и получали признание. Я имею в виду не только лауреатов, а именно шорт-листы за каждый год.

В шорт-листе впервые оказался Захар Прилепин со своими «Патологиями» и «Санькой». На тот момент он скорее был такой литературный «анфан терибль». Но когда в 2004-м году получил премию за роман «Грех», это бы уже признанный официальный успех. Точно и так же — и Дмитрий Быков, и Сергей Носов, и многие другие писатели. Шорт-листы «Нацбеста» всегда демонстрируют какое-то текущее, живое состояние литературного процесса.

А почему так происходит? На мой взгляд — потому что на «Нацбесте» прямое открытое голосование. В других премиях мы не знаем, кто и как голосует. Не знаем, из каких соображений члены жюри принимают свои решения, не знаем, какое именно решение какой член жюри принял. Нас просто ставят перед фактом — победила такая-то книжка. И поэтому у члена жюри других премий ответственность меньше. Ты можешь отнестись к своей работе немножко спустя рукава. А у нас каждый отвечает за свой выбор перед огромной аудиторией людей.

<...>

— Тема Иосифа Сталина и его времени продолжает будоражить умы писателей, как и общества в целом. Вот Быков пару месяцев назад внезапно высказался, что лучше бы Адольф Гитлер победил (хотя зря евреев истреблял). Возникает ощущение, что всё идёт по определённой схеме: проходит опрос, фиксирующий рост популярности генералиссимуса, после чего прогрессивная общественность начинает истерику в духе «куда катится этот мир». Через некоторое время всё повторяется, и такие витки мы видим регулярно. С чем это связано и насколько долго может продолжаться?

— А не приходило ли вам в голову, что эти опросы и публикуют для того, чтобы потом получить дополнительное финансирование под десталинизацию? Очень удобная схема. Проводим опрос, показываем спонсору: смотрите, народ Сталина ещё больше любит, дайте нам миллион долларов — и мы отучим народ его любить.

— Своего рода монетизация исторической памяти…

— Я бы такой схемы не исключал. Ну и по большому счёту понятно, что в 1980-90-е годы было очень много чего наврано про советскую эпоху, в том числе про 1930-е. Столько и в таких масштабах, что обратный шаг неизбежен. Вывод следующий — не надо было, товарищи либералы, так много врать. Вы врите, но меру-то знайте.

С другой стороны, разочарование народа в капиталистической экономике абсолютно очевидно. Вот и появляются и вопросы — а так ли уж мы были правы, покончив с социализмом. Ведь там были бесплатные образование и здравоохранение, социальные лифты определённые. В общем, возникают у людей вопросы. И когда эти вопросы накладываются на вранье, которое разоблачается неизбежно — нельзя наврать миллион раз, а потом сделать вид, что всё в порядке — появляется Сталин.

Вообще, в отличие от других исторических деятелей, Сталин — это живой актуальный фактор действующей политики. Сколько бы ни было разговоров, что мы должны относиться к этому как к истории, пока это невозможно. Тут мы возвращаемся к книжке Трофименкова о тотальной войне красных и белых. Поэтому эти разговоры и бесконечные «качели» по поводу Сталина мы будем ещё многие-многие годы наблюдать и в этом участвовать.

Что касается Быкова, то мне трудно судить, потому что я близко не знаком с ним и не могу сказать, что внимательно за ним слежу. Но вполне допускаю, что это был не то чтобы сознательно сделанный выбор. Быков похож на человека, у которого никогда не было чёткого устойчивого мировоззрения. В нулевые годы он мог написать совершенно противоположные вещи, под настроение в разные издания. Дальше могло произойти так, что какой-то поток захватывает человека. Какие-то друзья, женщины, выпивка — и вот уже оказывается, что ты раньше об этом и не думал, а теперь ты оказывается за белоленточников, потому что в баре, куда я хожу, все за него.

— Вслед за Быковым отметилась петербургская писательница Елена Чижова, сообщившая в швейцарской газете, что блокаду Ленинграда организовали совместно Сталин и Гитлер. Это она специально к 9 мая сделала, чтобы хайп словить?

<…>

Беседовал Андрей Дмитриев

«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
Comments 
22nd-May-2019 11:48 am (UTC)
Не подать ли в суд на Андрея Дмитриева? Быков ведь не говорил ничего подобного.
This page was loaded Sep 17th 2019, 4:50 pm GMT.