Алексей Евсеев (jewsejka) wrote in ru_bykov,
Алексей Евсеев
jewsejka
ru_bykov

Categories:

Дмитрий Быков // «Вечерний клуб», 23 мая 2002 года

Мы верим в команду Русская Идея

субъективные заметки

Футбол называют игрой английской, но это не так. Футбол — игра русская. Первым это заметил старик Хоттабыч, никак не могший взять в толк, почему двадцать два человека так пинаются и пихаются, и бегают друг за другом, стремясь погонять один-единственный мячик. Он тут же швырнул на поле двадцать два сафьяновых мяча, чтобы ещё и вратарям досталось, но тут выяснилось, что при таком раскладе играть невозможно. Это типично русская ситуация. Когда чего-нибудь много — например, демократии,— мы совершенно не можем в это играть. Мы любим играть только в то, что добивается с бою. Приятно играть в мяч только тогда, когда он один на двадцать человек.

Но и это, в общем, не главное, потому что в футбол играют во всём мире,— это просто он нашему характеру особенно соответствует. А главное то, что вся наша политическая, культурная и общественная жизнь есть именно игра, когда толкаются, пихаются и даже показывают жёлтые карточки понарошку, а в раздевалке всё равно сидят все вместе и вообще вне поля ведут себя вась-вась. Я это понял, когда увидел лидера одного ну ужасно смелого СМИ чуть ли не обнимающимся со своим заклятым врагом.

Более того: команда НТВ — ещё того, прежнего,— помнится, очень удивилась, когда кремлёвские источники перестали быть с нею откровенными. Им очень хотелось и воевать изо всех сил, и пользоваться всеми преимуществами допущенности. То есть на поле чтобы мы были заклятые враги, а вне поля — лучшие друзья. Обратите внимание: на газетных страницах отдельные наши критики призывают друг на друга ужасные бури и громы, будь то по поводу романа «Господин Гексоген» или по вопросу о Никите Михалкове. А смотришь — встречаются все вместе и идут выпивать в какие-нибудь ОГИ, потому что игра с грубостями и нарушениями — это для нас с вами. А для себя ОГИ.

А ещё что хорошо в футболе — так это то, что он даёт возможность выказать патриотизм, ничего при этом не делая. Скажем, хиппи подвергались активному преследованию со стороны комсомольских вожаков, и других неформалов они тоже не жаловали. А фанатов любили, как родных. Потому что фанат хоть и крушит хавальник другому фанату, но он всё-таки свой, патриотичный. Он из любви к Родине это делает, а не просто так, от буйства. Они нормальные такие, надёжные, свои. Если скинхеды погромят «Макдональдс» — то это всё, конец света; а если фанаты — так это ничего, это кровь молодая играет. А кто не фанатеет, тот свою Родину не любит, большую и малую. Свой двор. Свой город. Свой подъезд. Команду свою с её цветами. Когда «Шахтер» проигрывал, во всех шахтах выработка падала, а когда выигрывал — все работали по-стахановски. Когда тяжёлый, красный, налитой пивом мужик просто так орёт на весь дом — соседи в понятном негодовании, но когда он орёт после того, как наши забили,— его чувства надо не только понять, но и разделить. Более того: чтобы быть ближе к народу, политическая и культурная элита тоже любит повспоминать, «как он его снёс… А пеналь не назначили!» Согласитесь, когда просто так пьёшь «Старого мельника» — никакого подвига вроде бы не совершаешь. Но «Старый мельник» — спонсор нашей сборной! И, выпивая это пиво, ты вкладываешь деньги в копилку будущей победы наших ребят! Чем больше пива мы выпьем, тем лучше они сыграют. Это тоже очень по-нашему.

Я не говорю уже о том, что практически каждый крупный город в России имеет своё «Динамо», а это тоже типично русское понятие. Ни в одной другой стране мира обозначение динамо-машины не вызывает ассоциаций с обманом, обломом и пр. Динамо крутят в основном девушки, но в последнее время в России это явление общечеловеческое. Динамят партнёра, читателя, зрителя — и тем побеждают. «Динамо» — символ нашей победы. Как и стадион «Динамо», около которого в ларьках продаются самые дорогие и самые хреновые вещи.

Ну, и ещё одно. Футбол — игра по преимуществу дворовая, а двор — понятие по преимуществу отечественное. У нас «дворовый» — это всегда наивысший комплимент. Есть дворовая шпана, символ неразрывного братства. Дворовая песня, советский эквивалент городского романса. Дворовая птица голубь, помоечный символ мира,— он хотя и гадит очень много, однако же свой, родной. Дворовый дядя Петя, вечно пьяный водопроводчик,— он тоже родной. Ну, и игра должна быть такая же — чтобы в кровь, без правил, но потом непременно обняться.

Как вы понимаете, к реальному футболу все это не имеет никакого отношения. Это имеет отношение к футболу как национальной идеологии. А идеология эта выражается словами ««Спартак» — чемпион!» вне зависимости от того, как на самом деле играет «Спартак».

— Бабушка, правда, что вы живёте около стадиона?

— Да. Да. Да-да-да. Да-да-да-да. Да-да.

Все мы там живём, чего прятаться!
Tags: ВЕЧЕРНИЙ КЛУБ, тексты Быкова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments