Алексей Евсеев (jewsejka) wrote in ru_bykov,
Алексей Евсеев
jewsejka
ru_bykov

Category:

Дмитрий Быков (видео)




Писатель Дмитрий Быков впервые высказался о приговоре Михаилу Ефремову
// «YouTube. Собеседник Интернет-редакция», 10 сентября 2020 года

https://sobesednik.ru/obshchestvo/20200910-vinovat-li-pashaev-v-prigovore
https://sobesednik.ru/politika/20200910-bykov-o-prigovore-efremovu-niz
https://sobesednik.ru/obshchestvo/20200910-bykov-kritikam-efremova-ya-evr


[Дмитрий Быков:]
— Вообще задача артиста — как-то прояснять ситуацию в стране. [Михаил] Ефремов её прояснил очень наглядно. И вообще весь его казус, весь его случай — это очень наглядная демонстрация таких трёх стадий отношения России к своим героям, к своим любимцам. Первая стадия — это горячая всенародная любовь. Вторая стадия — такое же горячее всенародное топтание. «А чтоб не расслаблялся, а чтобы не отрывался от народа, чтобы помнил, что он один из нас». Третья стадия — всенародное покаяние с установлением памятника, с многолюдными похоронами, с ежегодным фестивалем. Это всё на [Владимире] Высоцком было очень наглядно. Я их не сравниваю, хотя типологически все народные герои похожи. Но просто Высоцкому при жизни… (я хорошо это помню) вовсе не приходилось наслаждаться такой всенародной славой. Его полюбили, когда он умер. При жизни… Ну, некоторые любили, некоторые распространяли записи. А некоторые… (я отлично помню этих людей, я с ними за одними столами сидел ребёнком) они говорили: «Да ну, антисоветчик. Да ну, зазнался. А вы знаете, что от него все соседи стонут, что он женат на иностранной б. и что у него «Mercedes»?» Ненавидели, конечно. И повезло ещё Высоцкому, что он по пьяни, попадая в аварию, никого не убил. Хотя такое с ним бывало.

Значит, теперь что касается внутренней механики этой трагедии. Но прежде, чем об этом говорить, я хотел бы сказать, что в России от такой траектории — вот от этой синусоиды — не застрахован совершенно никто. И она, как правильно совершенно сказал [Борис] Пастернак, любых кумиров, (в том числе… они не только в искусстве, в политике), она себе назначает ровно для того, чтобы вытащить их на свет софитов и потом тем показательней топтать. И с каждой властью это будет тоже, не обольщайтесь. Вот сначала на него молиться, потом его затаптывать и низвергать, и скидывать его памятники, а потом закидывать могилу цветами. К сожалению, со Сталиным примерно такая же история. И со всеми будет.

Теперь вот что касается вот, собственно, механики этой истории насчёт адвоката. В личном общении [Эльман] Пашаев производит впечатление человека необыкновенно напористого. Т.е. он действительно очень уверен в себе, и это, наверное, требуется от успешного адвоката-решальщика. Я не знаю, решальщик он или нет. Но мне очевидно одно. В России, где инструмент адвокатуры вообще никакой роли не играет в суде… У Ефремова мог быть абсолютно любой адвокат. И любого топтали бы точно так же. Кстати, некоторые… Я знаю, что некоторые отказывались именно поэтому. Большинство, кстати, предлагали ему свои услуги, и очень охотно пошли бы его защищать. Ну, т.е. это громкое имя, громкое дело, шанс хорошо напомнить о себе. Но многие опасались, потому то любого адвоката в этой ситуации топтали бы. Ну, топчут вместе с Ефремовым. Ефремов убил простого человека (все постоянно это повторяют), как будто сам Ефремов не простой. Ну и, значит, надо затоптать, и затоптали бы любого, будь то Генрих Падва, будь то Генри Резник… Герман Падва, Генри Резник. Будь то, понимаете, кто-нибудь из молодых талантливых и зубастых. Это совершенно не принципиально. Любой абсолютно на месте Пашаева оказался бы… ну, не скажу, в полном говне, но оказался бы в поле всенародной ненависти. В случае Пашаева к этому добавляется неважное владение языком и довольно разбитные манеры, манеры, которые, конечно, на пользу делу не идут. Что касается его стратегии, то, понимаете, вот нам наглядно продемонстрировано что делает адвокат, когда ничего не значит закон, когда ничего не значат объективные факторы. Вот [Александр] Добровинский, вот Пашаев — это шоу, причём, шоу предельно циничное с обеих сторон. Сейчас… вот это да — такой адвокат новой плеяды, адвокат нового типа, человек, который устраивает шоу вокруг процесса, прекрасно понимая, что никакие его аргументы роли не сыграют, никакие заслуги обвиняемого и его болезни рассматриваться не будут.

Ну и наконец, в какой степени виновата здесь оппозиционность Ефремова или во всяком случае его неучастие во всяких громких кампаниях типа «КрымНаш» и т.д. Ефремов, конечно, не оппозиционер. Хотя он никогда не говорил вот этой фразы, что он за Путина. Это Пашаев, конечно, подоврал. Ефремов только пошутил. Это я знаю от его общих знакомых — что «Путин — наш кормилец, потому что мы действительно о нём говорим» (сказал он). Но это единственное, что он сказал. Никаких признаний, никаких разговоров, что там «я шут, я не оппозиционер», ничего этого не было. Но важно здесь другое. Важно то, что в случае Ефремова — независимо от его позиции — он взят как показатель, он взят, конечно, для того, чтобы пугануть. Пугануть, разумеется, не оппозиционеров и, разумеется, не пьяных водителей, потому что, как показала статистика, из пьяных водителей большинство отделывается сроком там меньше пяти лет. Это показательный случай, чтобы никто не чувствовал себя элитой. И вот здесь очень важно подчеркнуть, что в России ведь никакой разницы между элитой и богемой на самом деле нет. А это разные понятия. У нас привыкли очень многие считать, что артист по определению — элита, что ему больше можно, что у него больше денег. Это не так. Артист богема. Имущественно не так уж ему и хорошо, хотя его съёмочный день иногда стоит дорого. К власти он, как правило, не имеет отношения. Он богема. Богема всегда себе больше позволяет. Она так живёт. Это часть её образа жизни. Так вот всем теперь дано понять: ни для кого ни поблажек, ни снисхождений не будет. Теперь каждый должен вести себя как оловянный солдатик своего государства. На сцене или в кадре он может вытворять всё, что угодно, писать в стол он может всё, что угодно…

[прохожий:]
— Здравствуйте.

[Дмитрий Быков:]
— (Привет.) …но в обычной жизни он абсолютно обязан ходить по струнке, отрабатывать всё, как есть, платить те же самые налоги, ничем абсолютно не отличаться в плане повседневного поведения, и больше того, если у него раньше там атрибутом звезды считались многочисленные связи на стороне, теперь и это тоже нельзя, во всяком случае нежелательно… «Oblico morale», товарищи! Это всё вернулось, это восстановлено. И обывателю здесь… интерес обывателя как бы очевиден. Ему, конечно, интересно читать светскую хронику. Но главное он хочет, чтобы все были как он. Потому что никто не должен выделяться. Вот я помню хорошо, как мне в детстве говорили мамаши такие: «Ты стараешься выделиться». — «А что тут плохого?» — «Нет, нехорошо, нельзя». Выделяться больше нельзя. Больше скажу. В стране, где большинство населения не имеет никаких прав, их гнев канализируется, он направляется против всех, кто хоть чем-то отличается. И виновата становится не власть. Власть внушает страх. Виноваты те, кто получше живут,— богатые и знаменитые. Поэтому этот приговор — предупреждение всем. Ну, конечно, это предупреждение не садиться пьяными за руль. Это понятно. Но главное — это предупреждение всем быть как все. Отныне правила для всех едины. Но это касается и властей. Они эту яму себе вырыли, надо к этому готовиться.

Последнее, что я хотел бы сказать. Мне кажется, что претензии к судье здесь неуместны. Судья… конечно, могла бы, наверное, учесть какие-то другие обстоятельства биографии Ефремова, его награды, его болезни. Но она не виновата ни в чём, потому что этот приговор, как и всё в случае Ефремова, выявило систему. Перед нами вот те магнитные линии, которые есть в обществе. Опилки всего лишь делают их зримыми. Перед нами наглядный кейс, на который будут ссылаться, который будут вспоминать. Поэтому судья не проявила никакой особенной кровожадности. И мне бы хотелось как-то отвести от неё гнев поклонников и сторонников Ефремова. Человек на государственной должности отныне больше ничего сделать не может, ничего сверх того, что разрешено ему регламентом.

Я уверен, что Ефремов выйдет, не знаю — раньше или позже ли, но выйдет и ещё сыграет. Я уверен, что Ефремов не сломается, потому что Ефремов известен мне как человек большого мужества, большой доброты. И главное, вот не надо его пугать тем, как ему тяжело будет сидеть. [Андрея] Синявского тоже все пугали. А он на зоне был окружён бесконечным уважением и сочувствием. Ефремова народ любит. И тот народ, который сидит, затравить его не даст.

Некоторый, кстати сказать, перелом отношения к Ефремову я действительно сейчас наблюдаю. Я вижу, что люди, которые его топтали и травили, после реального приговора как-то несколько охолонули, потому что в России так принято: от тюрьмы и от сумы не зарекаться. Но остались некоторые злорадные ребята, которые особенно в «Яндекс.Дзене», но не только там, это уж полное днище, но и в своих каналах они так: «Пущщай посидить!» Есть такие ребята. Ребята, когда вас будут сажать, мы ничего подобного не скажем. Мы не хотим вам уподобляться. Но вот что здесь важно. Понимаете, про Ефремова сейчас говорить «Пущщай посидить!» — это то же, что злорадствовать над мёртвыми. Ну, нехорошо. Ну, как-то в России не принято. Как-то это не по-русски. Да, я — еврей — буду вас учить как принято в России! И не только потому, что у меня есть русская половина, а потому что вы не русские. Русские — не сволочи, понимаете? Вот эти злорадные ребята — они — есть, они существуют. Но злорадствовать сейчас над Ефремовым — всё равно что злорадствовать над человеком, который из-за него погиб. Это мерзко. Это в России не принято. В России могут злорадствовать над преступниками. Но над сидельцем не принято, потому что сиделец находится как бы в аду. Русская тюрьма так устроена, чтобы это было таким посмертным пространством. Поэтому пока Ефремов сидит, к нему будет медленно проходить такой перелом в отношении. «Страданию твоему поклонился» [«Я не тебе поклонился, я всему страданию человеческому поклонился»] — как сказано в русской литературе. В русской литературе принято кланяться состраданию.
Tags: СОБЕСЕДНИК, видео, комментарии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments