Алексей Евсеев (jewsejka) wrote in ru_bykov,
Алексей Евсеев
jewsejka
ru_bykov

Categories:

// Общественно-патриотическая газета «Славянское Единство», №5(20), сентябрь 2004 года

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

(безкупюрный разговор с мамой Эдуарда Лимонова)

В мягкий осенний день 16 сентября 2004 года Раисе Фёдоровне, маме Эдуарда Лимонова — литературного мэтра и вождя Национал-Большевистской Партии России исполнилось 83 года. Поднявшись с Владом на 5-й этаж «хрущёвки», на улице Ньютона в районе Новых Домов, привычно звоним в дверь. Многие несведущие ошибочно предполагают, что всё должно произойти на рабочей окраине Салтовского жилмассива Харькова, хотя семья получила эту двухкомнатную квартиру в далёком 1968 году. Живая связь с этим домом поддерживается с 1999 года, после моей идеи первой встречи в Москве, как представителя газеты «Славянское Единство», с Эдуардом Вениаминовичем.

Судьба её не баловала: война, эмиграция сына, преследование спецслужб. Новый удар в марте этого года: ушёл из жизни муж — Вениамин Иванович, с которым прожила в радости и печали почти 63 года. Бог посылает суровые испытания тем, кого любит. Поздравления, цветы и непринуждённый разговор с разрешения именинницы, к интересу всех присутствующих неожиданным образом вылившийся в эксклюзивное интервью. Почему эксклюзивное? Потому, что интервьюируемая наотрез отказалась от общения с жёлтыми писаками в погоне за дешёвыми сенсациями, накануне категорически отвергнув настойчивую просьбу журналистки из Киева.


* * * * *

— В последнее время у Э.Л. опубликован ряд новых произведений, более агрессивных, с отпечатком «каторжанского периода». Каким откровением они для Вас стали?

— Да, действительно Эдуард в тюрьме много написал. Очевидно, что она наложила отпечаток на его жизни и характере. Я это ещё в Белгороде увидела (26 июля 2003 года — прим. ред.), натерпелся он там, но дух свой закалил. «Я ребят не оставлю, много там хороших людей сидит. Посылки надо опять высылать, конфеты. Переписываюсь…», его слова.

— Имея постоянную возможность читать «Лимонку/Генеральную линию», освещающую жизнь Э.Л., скажите, в какую сторону эволюционирует его мировоззрение и трансформируются взгляды?

— Такие вопросы, как будто я такая учёная… (пауза). Я вижу куда он идёт. Но не хочу, чтобы он занимался политикой, и всегда это говорила… Я теряю его, наверное, совсем потеряла, ведь он вот уже 40 лет как покинул отеческий дом.

— На Ваш взгляд, что ему в жизни удаётся больше: творческая деятельность писателя и поэта или крест революционера-мученика за народ?

— Конечно творческая деятельность. Сидел бы, пописывал. Об отце он ничего толком не написал, о нашей жизни, как мы жили, хотя недавно в телефонном разговоре сказал, что созрел для такой книги и нужен материал.

— Кем Вы мечтали, должен был стать Ваш сын? Кем его видели, может быть военным, как Вениамин Иванович?

— Военным — он не мечтал. У него было зрение -11. Говорил, что поступит в институт, а сам стал на другой путь. А насчёт зрения, Бог его знает. С 4-го класса очки не хотел носить, донимали. Считает, что такое зрение из-за того, что меня кормили акрихином или по-другому хина. У меня была малярия. Папа выносил на руках, когда мне было 14 лет. Это было в посёлке Золино. А Прасковья, 2-я мачеха, упрекала, в том, что я нахожусь на иждивении. Потом уже врачи не признавали беременность. Отец говорил: «Успокойся». Папа хороший был. А у Эдуарда корь была в 4 года, заболел он. Это и дало осложнение. Я реветь начала. Температура у него — почти 42°. Саша Казурман, это сосед наш, военврач, говорит: «Ничего страшного. Это самая настоящая корь».

— Считаете ли Вы, что он достиг всего, чего хотел или он способен на большее?

— А он так ничего и не хотел. У него сильно атрофировались сыновние чувства. Мне с ним нужно решить вопросы: забирать завещание, переоформлять квартиру.

— Эдуард Вениаминович предлагает приехать в Москву. Как Вы видите вашу будущую встречу?

— Предлагает приехать — это всё разговоры. Я не могу поехать. Вот в прошлом году я ездила в комфортном джипе «Лексус» адвоката Сергея Беляка на встречу с ним в Белгород, всего на 4 часа. Это максимум на что была способна. Здоровье всё хуже, хуже. Врач категорически сказал: «Никуда!».

— Как Вы прокомментируете действия украинских властей, воспрепятствовавших свиданию с родителями, продлив запрет на въезд до 2008 года? У нормальных людей с морально-этической точки зрения такое в голове не укладывается.

— Я уже прокомментировала. Его, похоже, вообще сюда никогда не пустят. И меня не пустят. Это подлость властей. Мои слова уже неоднократно массово были опубликованы. Но не искажайте мои слова. Как сказала, так объективно и пишите.


— У Вас сформировалось по ряду веских причин негативное отношение к журналистам. Особняком, как исключение, стоят таланты Дмитрия Быкова и Сергея Потимкова, с которыми Вы поддерживаете тёплые отношения. Проясните прецедент.

— Туды их мать! Так и хочется выразиться. «Шелудивые от пера» искажают всё сказанное! Я за своего сына. И чтоб его нечистоплотные щелкопёры не терзали, меня не терзали.


— Ваш образ суровой матери с татуировкой выведен в новом фильме Александра Велединского «Русское» по мотивам произведений Эдуарда Вениаминовича, на недавнем кинофестивале в Выборге занявшего призовое место. Также в ряде произведений сын указывает на то, что помимо русской и украинской крови в нём течёт и значительная доля татарской. Откуда это пошло?

— А это его надо спросить. Татуировки никакой у меня нет. А вот что у него за татуировка, надо у него поинтересоваться. Если бы он приехал, я б ему чертей дала и по телефону говорила: «Ну и глупо, что сделал татуировку». Можно маленькую, если на то пошло. «У Беляка. Если бы ты видела у Беляка» — сказал мне. Далай-лама. Вот где он набрался. Сын губит себя сам. Борьбу так не ведут. Я его не хороню. Мог быть хорошим писателем. А на вторую часть вопроса скажу только, что когда служил отец, почти год прожили в Казани, на квартире у татар, там я только до двадцати научилась считать по-татарски.

— Что бы Вы, как человек с большой буквы и в первую очередь мать, хотели бы передать парням и девушкам, принявшим гражданскую позицию сына, готовых жертвуя собой воплощать озвученные идеалы национал-большевизма?

— Девушки и парни, берегите себя, не влазьте в эту политику. И Вы, Александр, берегите себя. А победа национал-большевизма? Ну, думаю, что вряд ли будет. Это утопия. Например, Томас Мор. Они решили устроить переворот и у них ничего не получилось. Пересажали их всех в тюрьму, но и большевиков сажали.

Диалог вёл Александр Урусов.
Законспектировал и перевёл в электронный формат Владислав Путятин.

Tags: чужое мнение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment