Алексей Евсеев (jewsejka) wrote in ru_bykov,
Алексей Евсеев
jewsejka
ru_bykov

Category:

редакция ЕЛЕНЫ ШУБИНОЙ > серия «Быков. Всё» vs./+ серия «Читальня Михаила Елизарова»

Михаил Елизаров

Дмитрий Быков



33-я Московская международная книжная ярмарка (ММКЯ)
Центральный выставочный зал «Манеж», 2 и 5 сентября 2020 года


[Данила Рощин]
— А вот есть такой писатель Михаил Елизаров. Он издал книгу под названием «Пастернак». Как вы к нему относитесь?

[Дмитрий Быков]
— Да, есть такой писатель. Только он совсем не писатель, к сожалению. Это такой харьковский парвеню. Выскочка, наглый мальчишка. Он точно не постмодернист. Он обычный безграмотный харьковчанин. Он на суржике пишет. Какой из него постмодернист? Он просто очень бездарный человек. Если каждый бездарь будет именовать себя постмодернистом, тогда я буду метакультуристом. Вон девушка стоит красивая (подходит к девушке, обнимает и целует её). Разве она постмодернист?

// «Прочтения», 2 октября 2006 года



Дмитрий Быков («LiveJournal», 15.07.2007): Ну, это же не из моего собственного текста. Это устное творчество, вдобавок искажённое («Бездарь» женского рода), грубый ответ на вопрос во время интервью. Слова «выскочка» там вообще не было, оно не из моего лексикона. Пастернаку тоже, наверное, было не очень приятно читать то, что ваш друг о нём написал (а я уверен, что Пастернак все читает). Я не могу запретить малограмотным людям за мной записывать и потом это тиражировать. А Елизаров «Библиотекарем», к сожалению, подтвердил многие из моих подозрений. Но первым я никогда не нападаю.



Дмитрий Быков («LiveJournal», 10.08.2009): Видите ли, если бы дело там действительно кончилось кулаком, я вряд ли бы отказался от предложения отвести Елизарова в милицию. Я, конечно, большой гуманист, но явная неадекватность должна быть наказуема.

jewsejka («LiveJournal», 10.08.2009): Неадекватным был ваш комментарий в том интервью, а реакция Михаила вполне понятна. Кстати, Михаил тогда не понял вашей фразы: «Но первым я никогда не нападаю». Объясните её, пожалуйста.

Дмитрий Быков («LiveJournal», 10.08.2009): Да чего же тут объяснять? Кто в совершенно неприличных тонах напал на Пастернака? Меня спросили о книге, я честно высказался.



Дмитрий Быков («Один», 29.08.2019): …есть некоторые люди страшным образом считают некоторых авторов своей собственностью. И они считают себя лично оскорблёнными, когда говоришь что-то не совпадающее с их взглядами: говоришь о Цое, или об Окуджаве, или о Довлатове. В таком горячем сопереживании литературе, конечно, нет ничего дурного, но ужасна всякий раз эта реакция, когда начнёшь говорить о Довлатове что-то не слишком комплиментарное, и тебе скажут...

Эдуард Лимонов // «Лимонка», №41, июнь 1996 года

«Пастернаки», дети их — «птючи» и «лохи»

рубрика «лимонка в…»

Ересь «пастернаков» возникла в России вскоре после смерти цезаря Иосифа Сталина и быстро распространилась по стране. К середине шестидесятых в России насчитывались уже миллионы «пастернаков». Что такое «пастернак» и в чем состоит их ересь?

Пастернаки одевались особо: носили замшевые куртки или свитера, некоторые имели бороды, даже курили трубки. Жилища их выглядели совершенно одинаковыми, на стенах висели одинаковые фотографии святого основателя ереси Б.Л.Пастернака или почему-то даже Хемингуэя (в крупной вязки свитере). На книжных полках у «пастернаков» стояли одни и те же книги: обязательные (обыкновенно вывезенные из-за границы) издания Цветаевой, Мандельштама и, разумеется, самого Пастернака. Все остальное пространство полок занимали пузатые тома тошнотворных Чеховых, Толстых и Достоевских. Хронологически и исторически, «пастернаки» были детьми «живаг» и отцами «птючей».

Уже с начала шестидесятых годов «пастернаки» пытались предъявить свои права на участие во власти. Первым был, конечно, сам основатель секты Пастернак. Однако ему хорошо дали по голове стоявшие у власти «лохи», и Пастернак заткнулся и отрекся от ереси, и вскоре умер. Но нашлись продолжатели дела. Тандэм «пастернаков» Сахаров/Боннэр, триплекс Синявский/Розанова/Даниэль выступили в конце шестидесятых как диссиденты. Однако главным в их поведении было не несогласие (диссиденство) с политикой и государственным строем страны, но коренное эстетическое и этическое отличие их от стоявших у власти «лохов». Церковь «лохов» молилась на программу КПСС, руководствовалась заповедями цезарей Ленина и Сталина и предтеч Маркса/Энгельса. Святые и предтечи и мученики «пастернаков» были неполитическими, но вышли из литературы: архаичной, глупой, скучной и ноющей. Правда троица святых погибла при власти «лохов», Мандельштам, арестованный «лохами» в лагере, Цветаева повесилась, якобы гонимая «лохами», и Пастернак согласно евангелию от пастернака, умер, «затравленный». «Лохи» были кровными врагами «пастернаков», и последние с середины шестидесятых до середины семидесятых неисчислимое количество раз пытались оттягать у «лохов» часть власти. К середине семидесятых «лохам» удалось подавить интеллектуальные бунты «пастернаков». Большая часть главарей «пастернаков» были вытеснены за границу, Сахаров сослан в Горький, а массы «пастернаков» заткнулись и лишь горько злословили на кухнях. «Пастернаков» оказалось в России неожиданно очень много. Страсть к троице Цветаева/Мандельштам/Пастернаку и шестым копиям «Архипелага Гулаг» разделяли не только люди культуры и искусства, но и технические инженеры, дворники, люди без определенных занятий, рабочие магазинов, философствующие алкоголики. Национальность «пастернаков» варьировалась от лиепайской до алма-атинской, и нельзя сказать, что преобладали собственно «пастернаки», русских тоже было невпроворот.

В 1986 году неожиданно, как подарок с неба, «пастернаки» получили лишний исторический шанс в лице правителя Михаила Горбачева. Он оказался покровителем «пастернаков», потому что будучи настоящим «лохом», все же тайно мечтал всю жизнь сделаться более развитым существом, «пастернаком». Взвинчивая «реформы» Горбачева, требуя все более и более радикальных мер, «пастернаки» привели страну к тяжелейшему в ее истории кризису. Однако к концу 1990 года «пастернаки» стали стаями перебегать от правителя Михаилы к «лоху» Борису Ельцину, поскольку последний обязался лучше служить их интересам, а Михаила топтался в кризисе, то ли не решаясь на решительные меры, то ли сомневаясь в уже содеянном. «Лох» Борис принял «пастернаков» с распростертыми объятиями. Дабы оставить Михаилу без работы, «пастернаки» научили Бориса ликвидировать страну, которой формально был цезарем Михаила,— Союз Советских Социалистических Республик. Преступление это чудовищное, и сравнимое только с падением Римской Империи, до сих пор не осмыслено в достаточной мере. Если христианская ересь угробила Римскую Империю, то «пастернаки» угробили более могущественную империю, «советскую». Года три пользовался «лох» Борис услугами «пастернаков», но крайне мало дал им взамен. К 1995 году немногие «пастернаки» во власти были вытеснены оттуда и заменены «лохами». Более того, возникла мощная конкурирующая группа «лохов» во главе с Геннадием Зюгановым, и уж там для «пастернаков» совершенно не было места, так как оппозиция зюгановских «лохов» против «лохов» Бориса именно и была направлена против «пастернаковского» элемента в их режиме. А так ведь «лох» «лоху» глаз не выклюет.

Пока суть да дело, у «пастернаков» выросли дети их,— поколение «птючей». Одноименный журнал и ночной клуб того же имени в столице г.Москве как нельзя лучше определяет эту совсем уже муторную ересь. Суть ее заключается в безоглядной любви ко всем предметам, произведенным к западу от границ России, будь то зажигалка или «виртуальная реальность», клип или нижнее белье, тампакс или фильмы Девида Линча или Торрентино. Похожее на слово «свищ», среднего рода, ересь «птюч» закономерно могла родиться только от родителей-«пастернаков» и по прямой линии от дедушек и бабушек «живаг». Следует отметить регрессивную тенденцию в этой ереси в сравнении с ересью «пастернаков». Если «пастернаки» еще предъявляли претензии на власть, у «птючей» нет таких претензий. Травоядные по сути своей, они лишены агрессивности отцов и вполне довольны оставленным для них ограниченным жизненным пространством: экран телеящика, реклама, клип, диск, «вок-мэн», паркет ночного клуба, постель. «Птючи» ручные, вялые, глуповатые, склонны к употреблению наркотиков, к дремоте под аккомпанемент хлипкой музыки. «Птючи» ближе стоят к домашним животным, чем к человеку.

Но вернемся к «пастернакам». Из политики, куда они хлынули толпой при перестройке, их выкинули если не всех, то почти всех. Ушли «пастернака» Гайдара, только что с грохотом выперли едва ли не последнего из крупных «пастернаков» — Собчака. Остался уникальный чистый «пастернак» Явлинский. Новодворская несомненно чистый «пастернак».

Большинство наших политических лидеров сегодня «лохи» (они же «гопники»). Ельцин — «лох»-центрист, начинал в обнимку с «пастернаками», но сегодняшний его режим — это «гопничество» с легким оттенком пастернаковской ереси. Баркашов — «лох»-экстремист.

Зюганов также является «лохом»-центристом, с примесью «марксовской» и «патриотической» ересей.

Лебедь — «лох»-неандерталец, ВВЖ — хитрый «лох»-еврей приблатненного типа, Брынцалов — «лох»-бизнесмен.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments