Алексей Евсеев (jewsejka) wrote in ru_bykov,
Алексей Евсеев
jewsejka
ru_bykov

Categories:

Дмитрий Быков // «Собеседник», №2, 20–26 января 2021 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Достать из пасти

Я, разумеется, встречал во Внуково Навального, и главное ощущение — даже не стыд.


Когда оглядываешь толпу, ожидающую прибытия Бузовой (о чьём возвращении в Москву, как она написала, знали три человека), и видишь, главное, как полиция подносит этой толпе плакаты типа «Оля, ждём» и т.д. — а при этом несколько сот человек не впускают в аэропорт, держа их на двадцатиградусном морозе, и все журналисты по флайтрадару отслеживают повороты самолета Навального,— это не страх, и даже не стыд, и даже не цирк. Это ужасное чувство, что при таком искусстве создавать для себя неразрешимые проблемы руководство страны не может справиться даже с ерундовыми вызовами. Если они так боятся одного блогера с женой, которому вдобавок сделали международную славу неправыми судами и неудавшимся отравлением,— всё очень, очень плохо. Это перспектива не только позора, но голода; не просто арестов (этим они уже никого удивить не могут и ничего другого не умеют), но полного разложения системы. И в этом единственная настоящая аналогия с ситуацией столетней давности.

И второе. Они ненавидят Навального до визга, до полного забвения приличий, и теперь, когда он добровольно явился к ним в пасть, испытывают сложнейшую — хотя сами они очень простые — смесь эмоций. Они жаждут его уничтожить, он у них в руках, но сделать этого нельзя. Сочетание доступности и неприкосновенности — близок локоть, ан не укусишь — творит чудеса. В этих обстоятельствах от них можно ожидать чего угодно, и значит, верна тактика Навального, о которой он говорил десять лет назад в интервью «Собеседнику»: если создать для них несколько точек напряжения — крыша поедет. Сейчас она едет. «Ибо нет на свете большей муки, как хотеть отомстить и не мочь отомстить» — Н.В.Гоголь, «Страшная месть».

Сохранять лицо им уже незачем — они его потеряли бесповоротно ровно в тот момент, как развернули самолет из Внуково в Шереметьево, что было прежде всего бессмысленно. Теперь от них можно ожидать всего, то есть буквально и абсолютно всего, вплоть до массовых похищений или публичных избиений, всю динамику Лукашенко мы видели. Одна фотография прощания Юли с Лёшей сделала больше, чем вся телевизионная пропаганда. И это означает не просто конец двадцатилетнего этапа российской истории, а конец долгий, мучительный, унизительный, травматичный и отчаянно некрасивый. Мы, может быть, не заслужили другого, но от этого не легче.

А советов и призывов не будет. Потому что этого главного вектора никакие действия изменить не могут. Доставать главного российского оппозиционера из пасти надо всё равно, но отстраивать страну заново придётся так и так: они не справились. Это и будет главным итогом всех их художеств.

Dmitry Bykov

To get Navalny out of the jaws of this system

Of course, I went to meet Navalny at Vnukovo, and the main feeling was not even shame.

When you look at the crowd awaiting Buzova’s arrival (three people knew about her return to Moscow, she wrote) and see how the police are bringing them placards with phrases like ‘Olya, we’re waiting for you!’ etc. — and at the same time, several hundred people are not being allowed into the airport, being kept outside in temperatures of -20, and all the journalists are tracking the about-turn of Navalny’s plane by flight radar — this isn’t fear, or even shame, or even a circus. It’s the terrible feeling that, with such a knack of creating insoluble problems for themselves, the leadership of the country can’t even cope with negligible challenges.

If they’re so afraid of one blogger and his wife, who, in addition they’ve made internationally famous with wrongful prosecutions and a failed poisoning — everything is very, very bad. The prospect is not only one of shame, but of hunger; not just of being jailed (they can no longer surprise anyone with this, and there’s nothing else they can do) but the total decay of the system. And this is the only real analogy with the situation a hundred years ago.

And secondly. They hate Navalny with rabid intensity, to the point of forgetting all decency, and now, when he willingly enters their jaws, they experience a most difficult mixture of emotions, although the emotions themselves are very straightforward. They hunger to destroy him, they have him in their hands, but they must not do it. Such a combination of accessibility and untouchability — your elbow is close to you, but you don’t bite it — works wonders. In this situation, you can expect just about anything from them, and that means that Navalny’s tactic, which he spoke about ten years ago in an interview with Sobesednik, is correct: if you create several points of tension for them, they will lose their minds. It’s happening right now. “Because there’s no greater torture on earth than wanting to take revenge but not being able to.” — Nikolai Gogol, The Terrible Revenge.

They no longer need to save face — they lost it irretrievably at the moment when they turned the plane away from Vnukovo airport to Sheremetyevo, which was, first and foremost, pointless. Now we can expect anything from them. That is, literally and absolutely everything, up to mass kidnapping or public beatings, all the Lykashenko-style dynamics we’ve seen. One photograph of Yulia and Lyosha’s parting did more than all the television propaganda. And this means not only the end of a 20-year stage of Russian history, but the end of a long, tortuous, humiliating, traumatic and horribly ugly one. Maybe we deserved no less, but that doesn’t make it any easier.

And there will be no advice given or appeals made. Because no actions can change this main trajectory. We have to get the main Russian opposition leader out of the jaws of this system anyway. But we have to rebuild the country over again in any case: they didn’t manage it. This will be the chief result of all their tricks.


Translated by Anna Bowles
// «Rights in Russia», January 21, 2021
Tags: СОБЕСЕДНИК, переводы, тексты Быкова
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments

Recent Posts from This Community