berlin

Breaking News & Top Stories via Facebook...

Yelena Masotti is eating seafood at Blue Point Grill with Дмитрий Львович Быков and Ekaterina Kevkhishvili.
Princeton, NJ, United States



из комментариев:

Irena Taranto: Леночка, я опоздала с билетами, может есть шанс послушать Небожителя?) Очень хочется)

Yelena Masotti: в субботу или воскресенье?

Irena Taranto: В суб

Yelena Masotti: в субботу сложнее..
berlin

Дмитрий Иванов // «Литературная Россия», №5, 13 февраля 2020 года

«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©


Люди. И бандерлоги. И зверьё

Быков... Самсонов... Прилепин...

рубрика «Критическая масса»

Скучно на этом свете, господа!

Несомненно, все мало-мальски читающие русские помнят эту великую гоголевскую заключительную фразу из его хохлацкой миргородской повести. Скоро уж лет двести, как мы с ней живём и, в общем, здравствуем.

Случались, конечно, всякие времена. Иногда жизнь становилась лучше, но чаще «веселее». Долго радовались, что вместо господ товарищами стали. Потом снова к старой власти вернулись. Теперь в затылках почёсываем.

А если каплю повспоминать, то ведь и гоголевские годы лихи были на разные «шутки». Тот же Иван Иванович тому же Ивану Никифоровичу походя напомнил, что «три короля объявили войну царю нашему… А царь наш и объявил им за то войну… — Что ж? Ведь наши побьют их… — Побьют».

А если чуть серьёзнее повести речь, то с турками да с персами только что и немалой ценой отвоевали, и с поляками как сражались, а уж на Кавказе все тридцать лет какая победная война шла… Понятно, очень далеки те фронты были, и совсем редко они кого задевали. Не то, что нынче: страна скукожилась, земной шар съёжился, всё стало очень близким, и даже трудно понять — своё или чужое болит. (Вон в Вашингтоне аукнулось про Тегеран, а в том же Киеве ещё ужаснее откликнулось, — кому теперь сочувствовать важнее?)

Но если без шуток, родная отечественная скука — штука особенная, способная начаться в любой момент (как и кончиться!) и длиться, длиться целыми эпохами, как вот наша, так что и хохотать порою приходится. Теперь, к примеру, уже над целым следственным комитетом ревизоров, планомерно тягающих за ушко да на солнышко миллиардных борзых щенков и вовсе оборзевших чинодралов, — но не слышать от нынешнего императора: «Тут всем досталось, а больше всего мне».

Тем не менее, все мы, хоть и продолжаем нашей скукой изрядно тяготиться, — коли не самые большие господа, — как-то живём-поживаем. Писатели, например, пописывают: кто во что горазд и даже кому что на ум взбредёт, — и их, слава Богу, попечатывают. (И главная пока забота, — чтобы всё более редкие читатели их ещё и почитывали). А ведь совсем недавно, считай, эпоха была куда скучнее. Многие ещё помнят, как вынужден был, допустим, Булат Окуджава приглушённо взывать:

Дайте выплеснуть слова,
Что давно лежат в копилке.


Ныне печатное слово стало вовсе незначащим, потому и допущенным. Мы это прекрасно сознаём, — и «отскучиваемся» по полной…

Вот вычитал я когда-то у Дмитрия Быкова, то ли нечаянно, то ли специально проговорившегося: у него готов роман. Называется «Убийцы». «Широкая панорама России», — но «подпольной». «Печатать который ещё не время».

Название книги интригующее, не шутейное, обязывающее.

Ведь как раз прямо по той ушедшей жизни, которую гениальный Гоголь окрестил «скукой», другой великий — Герцен начертал свой знаменитый «скорбный мартиролог». А к несчастью, нынешнее наше время едва ли не богаче на подобный «список неблагодеяний»: не столь богатый на литературные имена (не в золотом веке живём!), но куда более обширный на число сломленных и убиенных. (Правда, за минувшие два столетия весь мир очень преуспел не ценить, а только болтать о ценности каждой человеческой жизни).

Герцен, известно, свой перечень огласил за пределами отечества, да ещё по-французски. Но сейчас-то чего страшиться, чего укрывать? Тем паче, Франция с Америкой никуда не запропастились.

И когда три года назад редакцией Елены Шубиной был выпущен быковский «Июнь» с убойными словесами на обложке: «КГБ-Самиздат», «Для служебного пользования», да ещё зачем-то «На правах рукописи», — я сразу за него схватился: вдруг лишь название сменилось?

Collapse )


«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin

Анонс сборника лекций Дмитрия Быкова «Иностранная литература: тайны и демоны» // 2020 год





Дмитрий Быков «Иностранная литература: тайны и демоны»
// Москва: «АСТ. Редакция Елены Шубиной», лекторий «Прямая речь», 2020, твёрдый переплёт, 464 стр., тираж: ???? экз., ISBN 978-5-17-121796-9


содержание:

Аврелий Августин Блаженный
Августин — Божий человек

Уильям Шекспир
А был ли Билл?
«Трагическая история о Гамлете, принце датском»

Чарльз Диккенс
Рождество английской прозы
Тайна Эдвина Друда

Оскар Уайльд
Уайльд и его душа

Редьярд Киплинг
Гибель богов

Джордж Бернард Шоу
Простейшая правда Бернарда Шоу

Артур Конан Дойл
Необычайные приключения Холмса и Ватсона в России

Агата Кристи
Агата Кристи ищет Бога

Джоан Роулинг
«Гарри Поттер»: Евангелие от Роулинг

Ги де Мопассан
Завещание Мопассана

Ярослав Гашек
Швейк: последний герой Австро-Венгрии

Эрих Мария Ремарк
Возвращение Ремарка

Марк Твен
Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна

Стивен Кинг
Король не сдаётся

Джанни Родари
Чиполлино и русское освободительное движение

Астрид Линдгрен
Карлсон и Демон

Туве Янссон
Муми-тролли в ожидании катастрофы

Указатель имён
Краткий указатель произведений, упомянутых в книге
berlin

Расписание предстоящих лекций и встреч Дмитрия Быкова...

Расписание предстоящих лекций и встреч Дмитрия Быкова


когда
во сколько
город что
где
цена
17 февраля
понедельник
19:30
Houston Poetry and more — Dmitry Bykov's evening
Children's Museum of Houston — 1500 Binz, Houston, TX 77004
$35
19 февраля
среда
19:00
Mountain View Дмитрий Быков: Стихи. Новое и любимое
«Samovar Hall» — 1077 Independence Ave, Mountain View, California 94043

Facebook-event
$35.00 (fees $2.75)
20 февраля
четверг
19:00
Mountain View Дмитрий Быков: «От Воланда до Штирлица — образ разведчика в русской культуре»
«Samovar Hall» — 1077 Independence Ave, Mountain View, California 94043

Facebook-event
$35.00 (fees $2.75)
24 февраля
понедельник
15:30
Los Angeles Dmitry Bykov: «Theater of Leonid Andreev»
UCLA, Department of Slavic, East European & Eurasian Languages and Cultures, Kaplan Hall, Room 348 — 415 Portola Plaza, Los Angeles, CA 90095
???
28 февраля
пятница
18:30
Москва Писатель и публицист Дмитрий Быков: творческий вечер
Премиум конференц–зал «Амбер Плаза» — Краснопролетарская ул., д.36
стандарт (очно): 13.500 руб., профи (очно): 18.000 руб., стандарт (онлайн): 7.900 руб., профи (онлайн): 12.000 руб.
1 марта
воскресенье
12:00
Москва Дмитрий Быков: «Муми-Тролли весной»
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
до 19-го февраля 1.500 руб., с 20-го февраля 1.750 руб.; онлайн-трансляция: 1.050 руб.
1 марта
воскресенье
16:00
Москва Юлий Ким + Дмитрий Быков: «Песни из учительской» (концерт с разговорами)
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
до 19-го февраля 1.950 руб., с 20-го 2.350 руб.; онлайн-трансляция: 1.050 руб.
2 марта
понедельник
19:30
Москва Лев Лурье + Дмитрий Быков: «История как поле боя»
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
до 20-го февраля 2.500 руб., с 21-го февраля 2.750 руб.; онлайн-трансляция: 1.050 руб.
4 марта
среда
18:00
Москва Дмитрий Быков: Презентация новых книг: «Советская литература: мифы и соблазны» и «Палоло, или Как я путешествовал»
книжный магазин «Молодая гвардия» — ул. Большая Полянка, д.28
вход свободный
5 марта
четверг
19:30
Москва Про Дон Кихота
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
билеты: до 23-го февраля 1 950 руб., с 24-го февраля 2.350 руб.; онлайн-трансляция: 1.050 руб.
8 марта
воскресенье
16:00
Москва Дмитрий Быков: «Великие женофобы»
лекторий «Прямая речь» — Ермолаевский переулок, д.25
до 26-го февраля 1.950 руб., с 27-го февраля 2.350 руб.; онлайн-трансляция: 1.050 руб.
16 марта
понедельник
19:00
Москва Дмитрий Быков: презентация новых книг
книжный магазин «Москва» — ул. Тверская, д.8/2, стр.1
вход свободный
18 марта
среда
19:30
Москва Евгений Водолазкин + Дмитрий Быков: «Литература про меня»
ЦДЛ — ул. Большая Никитская, д.53
от 1.000 руб. до 3.500 руб.
21 марта
суббота
18:30
Київ «На самом деле, мне нравилась только ты» (вечір поезії Дмитра Бикова)
коворкинг «Inveria flow space» — вулиця Володимирська, 45

Facebook-event
от 90 грн. до 1.300 грн.
24 марта
вторник
19:30
Москва Дмитрий Быков + Алексей Иващенко: «Золушка»
ЦДЛ — ул. Большая Никитская, д.53
от 1.000 руб. до 3.000 руб.
30 марта
понедельник
20:00
Санкт-Петербург Дмитрий Быков «Высоцкий и Бродский»
концертный зал «Яани Кирик» — ул. Декабристов, д.54
от 1.000 руб. до 2.800 руб.
4 апреля
суббота
13:00
Frankfurt am Main Тотальный диктант: текст диктует Дмитрий Быков
адрес не указан
Eintritt frei
4 апреля
суббота
16:30
Frankfurt am Main Дмитрий Быков: Творческий вечер
Saalbau BiKuZ Höchst — Michael-Stumpf-Straße 2, 65929 Frankfurt am Main
VIP 47,00 €, Normalpreis 32,00 €
berlin

Дмитрий Быков // «iностранец», №28(137), 24 июля 1996 года

рубрика «Иностранная литература»

Падение Игоря Кациса


Назовём его Кацис, тем более что эта фамилия похожа на настоящую. Он уехал из России в начале девяносто четвёртого, приняв окончательное решение в тот октябрьский день, когда в окно его дома на Большом Девятинском влетела шальная пуля, на которой никак не было обозначено, руцкист её послал или ельцинист. Кацису хватило.

Американское посольство располагалось через дом. В Штатах у него имелись родственники, профессия позволяла устроиться — к нашему приезду, имевшему быть в самом начале девяносто пятого, Кацис уже выглядел человеком с репутацией и стабильным заработком. Здесь он был кто?— еврей, преподаватель английского в вузе, отец двоих детей, муж навеки напуганной женщины. А там он стал кто?— гражданин мира, переводчик на службе госдепа, обслуживающий не абы какие, а наиболее престижные группы, всякого рода хозяйственников, журналистов и прочих деловых визитёров. На хорошем счету. Отличный семьянин. В какую-то пожизненную рассрочку купил дом в нью-йоркском пригороде. Пахнул парфюмом.

А мы — известное дело — были журналистской группой из пяти человек, впервые в Штатах, все более-менее с языком, так что переводчик требовался исключительно на лекциях по американской избирательной системе, и то, чтобы вымучить какой-нибудь особо извилистый вопрос; компания тёплая, три мальчика — две девочки, Америка нас отобрала в гости за наше здешнее творчество, дали каждому по три штуки баксов в трэвел-чеках,— естественно, что в гостинице каждый вечер попоище до трёх часов с анекдотами, ностальгией и преферансом. Игорь Кацис на это время уезжает домой, в нью-йоркский пригород, в пожизненно рассроченный дом, где вместо бурных отечественных наслаждений его ожидают тихие семейственные.

Он очень стремился стать правильным американцем. Ему, в сорок два, это было не особенно трудно: мне вообще иногда кажется, что Америка рассчитана на подуставших сорокадвухлетних мужчин. Не кури (уже не больно-то и хочется), не кобелируй (тем более), будь ароматен (почему нет), люби семью (а как же) — и не слишком близко, ненавязчиво дружи с соседями (а что ещё остаётся делать по выходным при соблюдении всех прочих условий). С бывшими соотечественниками Игорь был незаносчив и корректен. Не употреблял не то что матерных, весьма принятых в нашей среде, но и просто жаргонных выражений — разве что скромное американское политическое арго. От него уже здорово веяло заграницей, мы даже по первости приняли его за нью-йоркца: костюмчик-ни-пылинки, галстучек модного в деловых кругах красноватого колера, очень брит, роговые очки, усы скобкой. В общем, лоск.

В нём ещё коренились московские привычки, откровенностью Игоря можно было вызвать на откровенность. Так мы и узнали о главной пружине его отъезда, о той самой пуле — к ним домой, кстати, ещё приходили дознаватели, подробно изучили остатки разбитого стекла, что-то записали и с тем канули. С восторгом неофита Игорь рассказывал о том предельно здоровом образе жизни, который ведёт, о том, что никто не лезет к нему в душу с бесконечными рассказами о своих делах, никто не требует сочувствия (а сам он в сочувствии уже не нуждался), жена, наконец, отдыхает от готовки, потому что гораздо проще позвонить в ближайший китайский ресторанчик и за три доллара получить на всю семью вечерний «Tripple delight»: тройное блаженство из поросятины, курятины и креветятины. Перебоев с работой не замечено — всякий раз кто-нибудь приезжает, либо для ознакомления с чудесами демократии, либо для торговых переговоров. Игоря отчасти пугала возможность республиканского реванша, потому что республиканцы, приди они к власти, капитально урезали бы все финансирования обменных программ. Мол, нам самим плохо и не фига помогать третьему миру. Но республиканцы были лишены харизматического лидера, авось ещё подержится недалёкий и непоследовательный саксофонист Клинтон, а при нём Игорю ничто не угрожало.

Collapse )
berlin

Дмитрий Быков (радио-эфир) // "Эхо Москвы", 14 февраля 2020 года




Дмитрий Быков в программе ОДИН (выпуск 241-й)

звук (.mp3)

все выпуски программы ОДИН на ОДНОЙ СТРАНИЧКЕ

запись мини-лекции «Черубина де Габриак (Елизавета Дмитриева)» отдельным файлом | все прочие лекции здесь

весь ОДИН в хорошем качестве




технический сбой > ответ на вопрос в конце первой части оборван >

«Мне показалось, что в последней вашей колонке наметилась симпатия к Трампу».

Вам показалось. Вот эта последняя колонка «собеседниковская», это такая, собственно, не прямая [речь...]
berlin

«Литературное ориентирование: как показаться умным (краткое пособие)»




«Литературное ориентирование: как показаться умным (краткое пособие)»
/ концепция Владимира Лисина, главный редактор Дмитрий Быков
// Москва: «Agey Tomesh», 2019, твёрдый переплёт, 370 стр.


berlin

Анонс аудиокниги Максимилиана Волошина в исполнении Дмитрия Быкова // АРДИС, 13 февраля 2020 года






ЛИТРЕС: Дмитрий Быков читает Максимилиана Волошина + лекция

длительность: 05:48:12

Предлагаем вам послушать произведения поэта, художника и литературного критика Максимилиана Волошина в исполнении Дмитрия Быкова.

В аудиокнигу включена автобиография Волошина, написанная им в 1920-х годах, и упомянутые в ней стихотворения, в которых он изложил своё жизненное кредо и отношение к государству и миру. Во второй и третьей частях представлены впечатления автора от поездок по Европе и рассказ о культуре Крыма. В четвёртой части звучит лекция Волошина «Россия распятая» — авторский комментарий к стихам, написанным во время революции.

И по традиции в завершение аудиокниги Дмитрий Быков рассказывает об авторе прочитанных произведений.


содержание:

I

📌 Автобиография
📌 Подмастерье
📌 Левиафан
📌 Corona Astralis

II

📌 Листки из записной книжки (Май — август 1900 г.)
📌 Бой быков
📌 Cartuja de Valldemosa (Места Жорж Занд и Шопэна)
📌 Национальный праздник
📌 В Париже

III

📌 Культура, искусство, памятники Крыма

IV

📌 Россия распятая

(включая стихотворения Москва, Петроград, Брестский мир, Святая Русь, Стенькин суд, Дмитрий император, «Наш древний град — богоспасаем…», Молитва о городе, Красногвардеец, Матрос, Спекулянт, На вокзале, Из бездны, Родина, Преосуществление, Русская революция, Неопалимая купина, Китеж, Гражданская война, Русь глухонемая, Европа)

Заклятие о Русской земле
berlin

Андрей Гамалов // «iностранец», №25(134), 2 июля 1996 года

рубрика «Иностранная литература»

Русский треугольник


На платформе было пусто, пахло травой, гарью от рельсов и сыростью. Сразу же за платформой начинались кусты, глинистый склон, дальше — узкая река с ивами.

Павлов подумал, что именно в таком месте утонула некогда Офелия. Вот рута, а вот и розмарин. Ещё Павлов подумал о том, что Шейла Петерсен нравится ему несколько больше, чем следует.

Она стояла метрах в трёх от него, рядом с мужем, сорокалетним американцем шведского происхождения, специалистом по всякого рода аномалиям — и Павлову представлялось, что такой союз уже сам по себе аномалия: флегматичная, томная девушка Шейла Петерсен, двадцати трёх лет от роду, и её вечно странствующий муж, на счету у которого уже три неудачных брака, пять от крытых в разных концах света аномальных зон и теперь вот — шестая.

Деревни Малые Кишки, Головино и Тёмное (Кировская область, зимой — снега по пояс, летом тёплая влажность, комарье, ласковые размытые звёзды на бледно фиолетовом небе) образуют Кировский треугольник, о котором не писал в наши времена только ленивый. Впервые о нём заговорили в разгар перестройки, когда местная молодёжка опубликовала беседу с поселянами. Ближе к Тёмному, над идеально круглым озером, жители стали замечать дымящиеся красные шары, неестественно густой слоёный туман и большой зелёный глаз, который якобы моргал. Кроме того, у всех, кто посещал треугольник, стабильно пропадали почему-то спички, вообще бывшие тогда в дефиците.

Из Москвы в треугольник снарядился замглавного «Честной жизни» и по совместительству спецкор «Мистера Фикса». Гостеприимные поселяне, угощая столичную знаменитость солёными рыжиками, рассказали о голубоглазых телятах с длинными чёрными ресницами, о непонятных звуках в лесу и о том, что два больших холма между Головиным и Кишками в зависимости от погоды меняют размер. «Честный Фикс» всему поверил и лично в лес не пошёл. Бесед с поселянами ему хватило на три специальных репортажа.

Но тут на зелёный глаз купился Петерсен, а Петерсен был неостановим. Исколесив, исплавав и исползав пять своих аномальных зон, он приехал в Россию в твёрдой уверенности, что во времена великих перемен тут не может не открыться очередная. Денег у него куры не клевали. Свои деньги Петерсен заработал в том числе и разнузданной антисоветской деятельностью, составлявшей его госдеповский заработок. Мало кто знал, что главный интерес его жизни — отнюдь не международные, а более таинственные контакты. Россия отплатила ему сторицей. Таких аномалий он не встречал даже в Сомали, где, по слухам, местная змея на хорошем английском однажды предсказала ему крах одной из сверхдержав.

Он, несомненно, остыл бы к Кировскому треугольнику, если бы в первую свою экспедицию, когда пять дней кряду ничего не происходило, не наорал на повара. Повара он нанял специально — кашеварить по очереди в экспедициях такого уровня не принято,— а молодой вспыльчивый кухмистер плюнул на привередливого босса и на его бабки. Он зашагал к станции, но когда проходил мимо озера, увидел, что оно кипит.

Collapse )