berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №12, 1–7 апреля 2020 года




рубрика «Приговор от Быкова»

Переболевшая Россия

Появилась у меня идея — создать свою партию. Самоизоляция навеяла.

«Переболевшая Россия» — именно партию с таким названием я желал бы зарегистрировать — но, как вы понимаете, не для тех, кто прошёл коронавирус. Хотя для таких свой профсоюз нужен и, может быть, возникнет сам собой — это будут как бы ветераны новой войны, которые прошли через исключительно важный опыт. Прежними они уж точно не будут. И наверняка станут презирать тех, кто не переболел, — тыловиков и уклонистов. Так уж человек устроен: сначала он боится испытаний, потом презирает всех, кто через них не прошёл. Даже трогательно.

Но я про другое. Сейчас некоторые злорадствуют, узнавая, что заболели Борис Джонсон, или Лев Лещенко, или там сотрудники администрации президента, где тоже есть завирусованные, или депутаты Госдумы — тоже люди, оказывается... Так вот, злорадствовать тут не надо. Надо завидовать тем, кто через это прошёл, потому что у них теперь есть иммунитет. Дурак не тот, кто не сумел уберечься. Дурак, если не сказать хуже, тот, кто переболел и не обзавёлся антителами, — это я, как вы понимаете, в метафорическом смысле.

Есть основания для патриотической гордости у граждан России — она переболела всеми главными заболеваниями последних двух веков, иногда в более лёгкой, иногда в более тяжёлой форме. Революция у неё была, и антитела выработались — как выработались и побочные следствия: никто больше не может вывести граждан России на баррикады, хотя бы и по самому прекрасному поводу. Они не верят в успех восстания и даже в успех погрома. Они инертны, у них снижен инстинкт сопротивления власти. Сталинизмом Россия тоже переболела, и вирус умер, а страна жива; но антитела не выработались, и диктатура тут по-прежнему возможна. Как привычный вывих. Хотя форма заболевания была очень тяжёлой, с массой жертв. Но как-то все по-прежнему готовы чтить память вируса, ходят на его могилу, а могли бы — и в мавзолей бы внесли обратно.

Так вот, беда России не в том, что она болеет сейчас путинизмом и всеми сопутствующими заболеваниями (человек-то обычно гибнет не от вируса, а от его попутчиков и последствий). Тут вам и интеллектуальная деградация, и расцвет национализма, и нефтяная игла... Наоборот, это может стать грядущим источником антител для всего мира — как солженицынская сыворотка правды под названием «Архипелаг ГУЛАГ» спасла многих леваков в Европе. Беда будет, если эти антитела не выработаются в самой России, если урок будет извлечён всеми, кроме нас.

Но что-то мне подсказывает — будут антитела, будут. Очень уж попахивал больной на пике эпидемии.
berlin

Дмитрий Быков (видео)




Дмитрий Быков: Как написать рассказ? (урок 4-й)

Если вы давно хотели написать лучший рассказ в своей жизни, то сейчас — самое время. Чтобы читатели «РП» могли с пользой провести время в самоизоляции, мы опубликуем на сайте уроки Дмитрия Быкова «Как написать рассказ». Курс снимался для онлайн-проекта «Русского пионера» — «Тотальный писатель». Тема четвёртого урока — «Композиция и сюжет».

// «Русский пионер», 30 марта 2020 года
berlin

...





Дмитрий Быков в доме книги «Молодая гвардия» 16-го февраля 2017 года:


[реплика из зала:]
— Дмитрий Львович.

[Дмитрий Быков:]
— Да.

[реплика из зала:]
— Вы поместили недавно блестящую на мой взгляд статью…

[Дмитрий Быков:]
— Спасибо.

[реплика из зала:]
— «Гарри Поттер и холодная война».

[Дмитрий Быков:]
— Это лекция. Да, но всё равно спасибо.

[реплика из зала:]
— Был отклик какой-нибудь со стороны [нрзб.]…

[Дмитрий Быков:]
— Её перевели для Роулинг, и она сказала, что, если за ближайшие два года не разразится горячая война, она найдёт время для интервью. Но боюсь, что разразится. <...>



Станислав Белковский («Эхо Москвы», 28.03.2020): ...мир очень долго жил без большой войны. Да, были многообразные многочисленные локальные конфликты, но ничего сопоставимого с Первой и Второй мировыми войнами не случалось, да и просто не могло случиться при наличии оружия массового поражения. Поэтому пандемия коронавируса covid-19 — это в какой-то степени аналог, сублимация большой войны.


Станислав Белковский («Эхо Москвы», 04.04.2020): Так вот Уимблдонский турнир всегда регулярно проводился с момента своего основания, кроме периодов Первой и Второй мировых войн. То есть лишь 3-й раз в истории переносят Уимблдон. Это еще раз подчеркивает, что пандемия коронавируса, как мы с вами и говорили в прошлом выпуске программы «Время Белковского» и вообще, воспринимается человечеством как аналог мировой войны. Такая мировая война-лайт, которую современное изнеженное человечество в состоянии вынести. Настоящей горячей войны, особенно с учетом наличия ядерного оружия у ряда стран и возможностей применения этого ядерного оружия (да и не только у ряда стран, но и у террористических организаций), мир бы не выдержал.


Дмитрий Быков: «Гарри Поттер и коронавирус» (29.03.2020)
лекция для детей и их родителей в режиме онлайн-трансляции
лекторий «Прямая речь»
цена: 500 руб.
berlin

Беседа Дмитрия Быкова с Леонидом Рошалем // «Собеседник», №12, 1–7 апреля 2020 года

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 27-го марта 2020 года:

«Не хотите ли сделать интервью с доктором Рошалем?»

Как-то вы удивительно угадали: я завтра в полдень с ним встречаюсь и надеюсь, что это будет увлекательный разговор. Мне с Леонидом Михайловичем всегда было интересно. Кстати, я на одно интервью тогда прихватил сына, пользуясь возможностью, и он тогда тоже блистательно проконсультировал. Все-таки можно с ним спорить по каким-то теоретическим воззрениям, но педиатр он от бога, я до сих пор этой его консультации забыть не могу.


рубрика «Персона»

Леонид Рошаль: Если бежать от коронавируса, то в провинцию

За те десять лет, что я не брал у него интервью, знаменитейший врач России Леонид Рошаль (тут перечень титулов примерно на пару гигов) практически не изменился. И про него по-прежнему можно сказать словами доктора Пирогова: «Врачом называется тот, в чьем присутствии больному легче». Здоровому — тоже.

«Мы готовились к биологической войне. Это и спасло»

— Ну что, Леонид Михайлович, это конец?

— Ну что такое, честное слово… Человечество чуму пережило! Оспу! А тут… Были и до этого коронавирусы, с начала века было три эпидемии. В 2002, 2015 и 2019. Атипичную пневмонию помнишь? Это был как раз коронавирус. Контагиозность у него сопоставимая с обычным гриппом, летальность не намного выше, но тяжелых примерно 20 процентов случаев. Не более. И типичная пневмония вообще легко диагностируется, ее не пропустишь и ни с чем не спутаешь. Сейчас пишут уже, что пневмония приводит к фиброзу, — далеко не всегда. Фиброз — то есть перерождение легочной ткани в плотную — может быть иным заболеванием, он не обязательно следствие пневмонии.

— КТ при подозрении на пневмонию надо делать?

— КТ только подтверждает диагноз, который опытный врач способен поставить и путем простой перкуссии, то есть простукивания. Ну и по характеру хрипов. Они характерны при большинстве бактериальных пневмоний. При вирусных пневмониях хрипов можно не услышать, так как процесс развивается в интерстециальной ткани. Но находят ослабление дыхания. И если нет КТ, можно сделать нормальную рентгенографию. Потом, одышка…

— Одышка — это сколько вдохов в минуту?

— У тебя обычно сколько?

— Не считал. Ну, 20…

— Это потому, что живот большой. После 30-40 можно начинать беспокоиться. Если начинаешь задыхаться, то и раньше. Но легкие — поскольку это орган исключительной важности, — они у человека защищены очень хорошо. Так что в случае банальной пневмонии — ничего фатального. Я много лет занимался и пульмонологией. И вот когда удаляешь долю легкого — не понимаешь как эволюционным путём это все устроено. Как эволюция вообще создала эти артерии, вены, альвеолы, бронхи, взаимодействие их. Каким образом эволюция произвела настолько сложный, премудро устроенный, идеально защищенный орган. Можно прямо идти в сумасшедший дом. И чтобы не идти в сумасшедший дом, вопрос решается просто — Бог создал. И скажу со всей ответственностью: если всерьез об этом думать, можно впасть в религиозное помешательство. Может быть, многие и впадали.

Сегодня главной бедой мне видится паника, потому что на фронте паникующий солдат уязвим вдвойне. Доказано, что паническая атака снижает сопротивляемость организма, а пресса эту панику разгоняет до космических высот. Вообще российская пресса, в отличие от нашей медицины, показала высочайший непрофессионализм и неготовность к экстремальным ситуациям…

— Растлили ее, Леонид Михайлович. Снова на первый план вышли профессионалы девяностых годов.

— Я вообще узнаю о многих своих удивительных высказываниях. Например, доктор Рошаль рекомендует с утра прожевывать головку чеснока, запивая кипятком. Я не против, чтобы торговцы чесноком таким образом наживались, но пусть делятся сверхприбылями с медициной — это хоть честно будет. Или: Рошаль называет пандемию репетицией биологической войны. Это правда, называл. Но представитель Всемирной организации в России не поняла и решила, что я говорю о том, что этот вирус создан искусственно. Нет, я действительно подчеркиваю, что это проверка человечества, как оно готово к такой войне, и Россия в частности. Вирус этот — по всей вероятности, естественного происхождения, мутировавший вирус летучей мыши, бывает. Но есть такое понятие — бактериологическая безопасность: так вот, СССР про нее помнил. Он знал о наличии бактериологического оружия. Оно было запрещено конвенциями, но человечество так устроено — если ружье есть, оно может выстрелить. И ядерное оружие ни от чего не гарантирует, к слову сказать. Так вот, сегодняшняя способность быстро развернуть работу в России, даже с какими-то издержками, организовать карантин, начать реанимационные мероприятия — это остаток той системы бактериологической безопасности, которая была в Советском Союзе и которую хорошо усвоил Китай. Эта мобилизационная подготовка в Италии, в Испании — вообще была на нуле, люди распустились, предписаний не выполняли — вот результат. И медицинская служба по кадровому вопросу и оснащению оказалась фактически на нуле. В Италии и Испании все действительно очень серьезно: по 600-800 смертей в сутки — катастрофа. У нас, кстати, тоже далеко зашли по пути так называемой оптимизации медицины, а проще говоря, сокращения. Финансисты и экономисты, не думая о последствиях, кадры сократили. Койки сократили, в том числе и инфекционные. Врачей стало принято называть убийцами в белых халатах. Мы хорошо помним и начало пятидесятых годов. Этот штамп стал повторялся все чаще. Но сейчас на первый план выйдут профессии действительно важные. В первую очередь медицинские работники. Они сейчас на фронте. И у них — еще у волонтеров — самые высокие риски.

«Безопасность секса начинается до секса»

— Как вообще предохраняться?

— Как мужчина предохраняется.

Collapse )
berlin

Дмитрий Быков // «Новая газета», №33, 30 марта 2020 года





Карантинное


Мелита Вуйнович из ВОЗа
Все горячей и горячей
С оттенком мрачного серьёза
Корит весёлых москвичей:
Они в одеждах ярких красок
Гуляют запросто без масок
В заразном воздухе весны,
Ликует поросль молодая,
Дистанции не соблюдая,
Смеясь, целуясь — хоть бы хны!
Я ими горд. Пойми, Мелита:
Мы — европейская элита,
Мы не в одном с тобой ряду,
К тому же, собственно, весны-то
У нас пятнадцать дней в году,
И мне грешно сидеть в квартире
В разгаре солнечного дня,
Пока ещё не захватили
Бойцы Росгвардии меня.
Я знаю сам, что не до шуток,
Что год суров, что вирус жуток,
Что я постыдный раздолбай,
Что мир в депрессии… Но мы-то —
В своей стихии. Ты, Мелита,
Меня, пиита, не пугай.

Мы, слава богу, не в Марселе.
Мы — от Камчатки до Москвы —
Всем, чем могли, переболели,
И основательней, чем вы.
Российский опыт всеми признан:
Моя великая страна
Переболела ленинизмом,
Сопливым неомонархизмом,
Визгливым ретроанархизмом,
Чванливым национализмом,
Разнузданным капитализмом,
Неоднократным терроризмом,
Казарменным социализмом,
Национальным большевизмом,
А путинизмом-обнулизмом
Она и до сих пор больна;
Она сама же выбирает
Такую участь, господа,
И никогда не умирает,
Не поправляясь никогда.
Рецепты ваши бесполезны,
Не тратьте даром вашу прыть:
Все наши прежние болезни
Мы вечно можем повторить,
Поскольку мы — страна другая
И настрадались за троих,
Цветы исправно возлагая
К могилам вирусов своих.
Ряды ничуть не поредели,
Мы нарожаем, не впервой,
Мы в обстановке эпидемий
Цветём, как цветик полевой.
Мы снова в прежней сверхдержаве:
Пусть карантин, оно верней —
Мы склонны к вечной переправе,
Чтоб только не менять коней.
Птенцы «Орлёнка» и «Зарницы»*,
Мы помним всё. У нас в чести —
Сомкнуть ряды, закрыть границы,
Извечной гречки запасти,
Пяток врагов привычно скушать,
Назначить комендантский час —
И от души его нарушить,
Поскольку он стесняет нас.
Не в том ли наше ноу-хау
На эти несколько недель,
Чтобы задумывать Дахау,
А строить всё-таки бордель?
И солидарность, и злорадство,
И «больше трёх не собираться»,
И гнёт без чести и стыда,
И героизм, и риск, и братство —
Всё это русское богатство,
Родная местная среда.

Я вижу: едет по Европе
Гумпомощь от родных властей,
И эта новость сразу в топе
Любых российских новостей.
В Сети усердно и упрямо
Несутся крики: «На Бергамо!»
Как от коричневой чумы,
Европу вновь спасаем мы,
И всем плевать, что у Европы
(Не слушай местного вранья!)
Свои налаженные тропы,
Свои испытанные копы,
Лекарства, тесты, микроскопы
И помощь давняя своя,
Европа в первую же полночь
Без политических причин
Прислала всяческую помощь,
Но не кричит — а мы кричим!
Мы столько раз уже шалели
От упоенья, боже мой!
Мы столько раз уже болели
Брехней, опричниной, чумой,
Но дух защит и нападений,
Ресентиментов и обид,
Репрессий, путчей, эпидемий —
Нас вдохновляет и бодрит!
Хотя мы чувствуем тревогу —
Наш мир не знает антител.
Мы как-то ожили, ей-богу,
Чуть этот вирус к нам влетел.
Мы эту жизнь считаем яркой,
Не можем скрыть сиянье глаз —
Не зря зовётся Коммунаркой
Больница главная у нас!

У наших нет иммунитета.
Мы во главе с родным вождём
Сто раз уже прошли все это
И много раз ещё пройдём.
Мы смотрим в будущее смело
При нашем опыте разрух,
Нам это всё не надоело,
Мы рады мучиться за двух,
Скупай последнее, брателло,
Усертсвуй, Повелитель Мух!
У нас не будет антитела —
Один огромный антидух!


* Эх, вы! Уже и не помните, что были такие игры…