Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

berlin

Дмитрий Быков // «iностранец», №14(123), 17 апреля 1996 года

рубрика «Частное мнение»

Собор

Храм Христа Спасителя вроде бы устраивает всех — в качестве символа возрождения. Как те со свечками стоят на службах, так и эти без иконы никуда. Одни говорят: Господи, накажи этих! Другие: Господи, ты же с нами, убери тех! Все сходятся на Господе, и только он знает, с кем же он на самом деле. Как сказал Виктор Шендерович, Бог есть, но он по другую сторону баррикад.

Соответственно, бассейн «Москва» в последние дни своего существования наоборот вырос до символа безбожия, превратившись в некую антихристову купель. Оно понятно, что нации без самосознания никак невозможно; но русское самосознание искони двойственно, как орёл двуглавый или верблюд двугорбый. Чтобы это самосознание обрести, надо прежде всего понять, какие ценности согласуются, а какие друг друга исключают.

К возрождению храма Христа Спасителя активнее всего призывали патриоты,— их, как и коммунистов, отличает любовь ко всякого рода показухе и ненависть к систематической полезной деятельности. Им либо надо взрывать и брататься на руинах, либо восстанавливать и брататься на новом фундаменте, зато уж сам факт разрушения и воссоздания так сакрален, что попробуй кто состри. По московским подземным переходам ещё года три-четыре назад, когда о восстановлении храма говорили, как об отдалённой перспективе, стояли противного вида люди и собирали деньги на храм,— куда впоследствии шли эти деньги, можно только гадать, но думаю, что патриотическая пресса от таких пожертвований не отказывалась. Наконец храм Христа Спасителя решено было восстановить на деньги налогоплательщиков (и деньги немалые) — нации нужен символ.

Во-первых, не вполне понятно, как посмотрят на такой символ представители других конфессий, проживающие на российской территории; во-вторых, символ выходит несколько громоздок. Я не говорю здесь об архитектурной ценности детища архитектора Тона: многие сходятся на том, что в смысле чистой эстетики храм Христа Спасителя далёк от шедевров русского зодчества, но разрушение его в любом случае было варварством. Вопрос теперь в другом: что толку восстанавливать этот храм в его буквальном виде, когда нация ещё не решила — какие именно духовные ценности могли бы её объединить? Вечен этот русский способ забывать о своих внутренних противоречиях, бежать от их анализа в очередную показуху! И показуха эта размашиста и фундаментальна; нет бы, согласно одному из проектов, изобразить силуэт храма при помощи лазера, нарисовать его на облаках и тем самым утвердить как подлинный символ духа! Нет: всё будет буквально.

Само собой, я не против возрождения храма. Но сейчас, когда страна ещё не разобралась с тем, какого будущего она хочет, когда сами слова «духовность» и «национальное возрождение» прочно узурпированы поклонниками казармы? Не постигаю.

Мне приходит на память другой храм — Вашингтонский национальный собор, который уж подлинно нация строила и поныне достраивает: стройка идёт с 1907 года. Этот храм — осовремененная готика — сделался местом всех официальных богослужений, вместил все конфессии, даром что начал строиться на еврейские деньги и тем не менее официально принадлежит англиканской церкви — одной из ветвей протестантизма, традиционно враждебного пышной обрядности. Кажется, нация нарочно затягивает строительство — казалось бы, за век можно бы и достроить, но они все что-то улучшают, доделывают и довозводят: им жалко расставаться с этим общим делом. В этом храме не зазорно высекать на стенах и колоннах имена щедрейших жертвователей; не зазорно, невзирая на службы, фотографировать и водить экскурсии. Собор этот, по большому счету, внеконфессионален: строят его не ради конкретного национального признака или религиозного принципа — строят на всех, для всех, и становится он олицетворением того лучшего, что нация создала. Часть его витражей выполнена в абстрактном духе, часть — с использованием национальной символики многочисленных народов, населяющих Америку. В одном из самых больших витражей — «Космос» — отражены космические достижения американцев, а в центре витража укреплён камень, доставленный с Луны.

Странный для нашего глаза, очень современный получается у них собор — уж подлинно знак единения, храм, посвящённый свободе. Несмотря на все центробежные тенденции, о которых так любят говорить сами американцы, нация всё ещё чувствует себя единым телом, плавильным котлом, куда каждый бросает всё лучшее, что у него есть. В самом деле, в этом соборе наличествует всё необходимое, чтобы испытывать законную гордость за человечество. Посмотри, Господи, что мы умеем! Не «мы, англиканцы»,— и даже не «мы, американцы»,— но — «мы, человечество». Это мы, Господи. Спасибо, что создал нас по образу и подобию своему.

В основе американской ментальности лежит традиционный протестантизм, но одной из её подспудных составляющих является кальвинизм, учитывающий, несовершенство человеческой природы. Как ни странно, это куда более гуманно, чем её идеализация. Кальвинизм не требует от человека невозможного. Он зиждется на компромиссе между человеком и Господом, когда в предполагаемой оппозиции Закона и Благодати (если уж ссылаться на наш богословский опыт) на первом месте стоит Закон.

Этот культ закона для американской ценностной шкалы чрезвычайно характерен: вы можете относиться к окружающим сколь угодно хорошо или плохо, но действия ваши прежде всего регламентированы юридически. Можно спорить о том, в какой степени мораль изначально присуща каждому, в какой степени мы действительно греховны и т.д.,— но кальвинизм человеколюбиво предлагает каждому исходить из данности. Господи, я таков, каков я есть. Я стремлюсь к идеалу, но он недостижим. Не требуй от меня надрыва и «безумного превышения своих сил» — да ты и не требуешь. Господи, я стараюсь.

Православная религиозная доктрина, основанная, казалось бы, на большем решпекте к человеческой природе, на самом деле постоянно требует от неё напряга и борьбы — борьбы прежде всего с собой. Как будто идеал достижим, как будто осенённый благодатью земным законом может и пренебречь!

В России всё делается по наитию. Примата закона над этикой здесь нет и быть не может, поэтому ничто ничем не регулируется. Вот бы расписаться в своих несовершенствах и жить себе дальше, тихо трудясь,— но нет: потребны судорожные порывы и метания. Закона нет. И потому в России никогда не будет храма, предъявляющего Богу «наши достижения»: традиции диалога Бога и человека у нас нет. В каком-то смысле на роль подобного собора тянула у нас только Выставка достижений народного хозяйства, где достижения лакировались, обретали идеологическую окраску и демонстрировались не Богу, но иностранным пришельцам и самим достигающим. Так и слышишь предполагаемое: «Господи! Рапортую тебе. К двухтысячной годовщине твоего Сына мы приняли на себя повышенные обязательства…» Прости мне, Господи, невольное кощунство! У нас умеют только рапортовать тебе. Нет бы поговорить по-человечески. Вашингтонский национальный собор строился при добром десятке президентов и никому из них не принёс политических дивидендов. Повышенных обязательств тоже никто не брал: обязательства перед кем, помилуйте?!

Вальсирование власти с православием в наши времена тем более опасно, что немногочисленные новаторы, пытавшиеся связать религию с современностью, оставались в одиночестве, если не в оппозиции к иерархам РПЦ. Между тем возрождение храма Христа Спасителя — прежде всего подарок русскому православию, которое далеко ещё не решило, как ему относиться к дарителю (в данном случае — мэру Москвы Юрию Лужкову). Думается, призыв русской церкви к гражданскому согласию в октябре 1993 года потому и не возымел действия, что носил сугубо абстрактный характер: на одних призывах к единству далеко не уедешь, надобно сначала решить, кто действует по заповедям, а кто лакирует елеем желание всех построить в ряды. Если же по заповедям не действует ни одна из сторон — сам Бог велел сначала разобраться, как применительно к Священному Писанию трактовать происходящее.

Какому Христу воздвигается сегодня храм? «Сжигающему Христу» из блоковской лирики? Христу-революционеру из фольклора хиппи? Христу кроткому и примиряющему? Христу грозному, карающему и призывающему к сугубой покорности? Не люблю, когда Христа называют первым революционером, но ещё меньше люблю тех, кто подменяет высокую свободу христианства инквизиторской, иезуитской догматикой, косностью и пышным, развесистым пафосом без всякого конкретного наполнения. Храм Христа Спасителя не может быть предметом национальной гордости: сперва надо решить, чем будем гордиться, и вообразить себя наконец нацией, объединённой некими вненациональными ценностями, а не только фактом скудного проживания на плохо обустроенной территории. Таков уж парадокс, блестяще подтверждённый Вашингтонским национальным собором: объединить нацию способны только наднациональные убеждения и идеи, вроде свободы, демократии и равенства всех перед Господом. Квасом единство не цементируется.

Любые разговоры о национальном возрождении, подкреплённые грандиозными акциями на столь же грандиозные средства, останутся безбожным фарисейством, пока нация не решит, что она есть и чего хочет. Самоидентификация — начало всякого возрождения, ибо без самосознания нет ни единства, ни перспективы. Мы, конечно, построили храм Христа Спасителя. С великими стройками посреди великих пустырей у нас всегда всё было в порядке. А бассейна «Москва» уже не существует, и можно видеть в этом очередной повод для национальной гордости, даром что одним полезным сооружением в Москве стало меньше, зато будет больше одним помпезным. Тот же Блок мечтал о чем-то большем, «равно непохожем на строительство и разрушение». Это большее, по-моему, воплотил Вашингтонский национальный собор: воплотил — самосознание личности и страны.

Нам же до самосознания покуда как до звезды: страна наша хватается за соломинки любых объединений, а ничто так не объединяет, как коллективное разрушение (храма или бассейна) и коллективное строительство (бассейна или храма). Нам бы всё сакрализовать — чтобы не усомниться, не задуматься, не задаться вопросом «во имя чего». Мы опять мечтаем превратиться в толпу юродивых и городских сумасшедших, которые на коленях ползут к престолу Создателя: это мы, Господи! Делай с нами все, что захочешь. Нам нечего предъявить, кроме юродства.

Когда-то в превосходном романе А.Житинского «Потерянный дом, или разговоры с милордом» мальчик возводил спичечный дом-страну: с мечетями и православными церквами, с луковками, серпами и полумесяцами (нашлось место и синагоге), с чертами русской, тюркской и чуть ли не нанайской чумовой архитектуры. Дом этот в финале пророчески погорел, предварительно развалившись, но никто не рвётся вспоминать роман Житинского. Впрочем, соединять конфессии тоже никто не рвётся. Показуха устраивает всех. На иллюзию согласия никаких денег не жалко, даром что единство наше всё больше смахивает на единство плахи и головы.

Вашингтонский национальный собор тоже влетел нации в копеечку. Но там жертвователи могли рассчитывать хотя бы на увековечение их имён на стенах собора, а главное — жертвовали сознательно, добровольно и не скопом. Нас же никто не спросил. Мы жертвуем свои налоги, и не денег мне жалко — жалко нашего здравого смысла, затуманившегося в очередной раз.

Храм Христа Спасителя нужен патриотам, чтобы идея соборности (в их убогом понимании) снова подтвердила своё самодовлеющее значение. Нужен он и Юрию Лужкову, чтобы собрать голоса левых и правых, равно склонных к публичным молитвам. Не знаю, нужен ли этот храм Москве и России: Москва и Россия давно ни о чём не задумываются — это теперь не модно — и сами не знают, чего им надобно. А вот нужен ли этот храм Спасителю — я тем более затрудняюсь ответить. Он, мне кажется, дураков не любит, и расшибленные лбы его не радуют. Спаситель любит свободных и честных. Он вне политики. В соборах не собирают — в них собираются. Христос фарисейства не поощрял.
berlin

Дмитрий Быков (фотографии)

Дмитрий Быков



КПМГ Россия/KPMG Russia («Facebook», 07.11.2019):

КПМГ в Санкт-Петербурге провела традиционное вечернее мероприятие, посвященное началу делового сезона. Вечер прошел в роскошном особняке Матильды Кшесинской и начался с экскурсии о жизни знаменитой балерины. В 1917 она была вынуждена покинуть особняк, который заняли большевики. На экскурсии гости вышли на знаменитый балкон, с которого Владимир Ленин зачитывал свои «Апрельские тезисы».

Специальным гостем вечера стал литературовед и писатель Дмитрий Быков, который выступил с лекцией «Зачем читать русскую классику?». По мнению Дмитрия Львовича, тексты, знакомые всем из школьной программы, равно как и чтение в целом, еще долго не потеряют свою актуальность в наше цифровое время.



Дмитрий Быков


Дмитрий Быков


Дмитрий Быков

Тайная жизнь иностранного агента


В этом смысле мне очень нравится, что сегодня в России практически нет анекдотов. Вот Путин — не герой анекдотов, потому что сегодня власть воспринимается принципиально как чужая, инопланетная. У этих людей не может быть человеческих чувств, человеческих эмоций. Они находятся на другой планете. И попыток их одомашнивания нет.
Эхо Москвы. Один. 12 апреля 2019

Казалось бы, всё уже ваше — земли, слова, права,
Пресса, суды, глава, камни, вода, трава,
И всё — от главы до травы — уже такое, как вы,
Такое.

И вот эти вот дворцы – они, знаете, как из анекдота про обезьяну, которая засунула руку в кувшин, чтобы набрать там орехов, и не может ее вытащить, потому что она сжала ее в кулак.
Вот этот дворец как этот кувшин и эти орехи. Потому что как только ты перестаешь быть начальником, как только ты перестаешь быть преданным начальнику, ты этого дворца автоматически лишаешься даже не в связи с каким-то возбуждением уголовных дел, а просто потому что человек в рыночной экономике, как я уже сказала, не может его содержать.
Вот, они заложники этих дворцов, и понятно, это вот такая специальная история. Почему у Медведева много дворцов и почему Медведев у нас, конечно, в этом смысле всегда будет предан Владимиру Владимировичу Путину и на него можно рассчитывать? Потому что, ну, что такое Медведев? Это его дворцы. А что такое Медведев без преданности Путину? Это Медведев минус его дворцы. А кому хочется такого минуса?
Кот доступа. 24 ноября 2018
berlin

… // «Украинская Служба Информации», 31 июля 2019 года

Дмитрий Быков

Collapse )


Поэт Быков бесплатно выступил в «Пассаже» и призвал одееситов сохранить архитектурное наследие (фото)


В среду, 31 июля, в одесском «Пассаже» выступил российский поэт и литературный критик Дмитрий Быков с призывом спасти историческое и архитектурное наследие Одессы.

Об этом сообщает корреспондент Украинской Службы Информации.

Сегодня 120-летие со дня окончания постройки «Пассажа», здание закончили строить в 1899 году по заказу хлеботорговца Менеделевича.

В честь юбилея памятника архитектуры в нем выступил российский поэт Дмитрий Быков. Он читал отрывки из произведения Валентина Катаева «Трава забвенья», а также поделился собственным видением того, как одесситы пытаются защитить историческое наследие города.

Катаев — один из моих любимых авторов. Стоит отметить, что одесская литературная школа началась с того, что сюда переехали Куприн и Бунин, которые стали ее создателями. Она знаменита главными тенденциями, а не именами, одна из них — проблема времени, а для Одессы она почему-то особенно актуальна. И, может быть, когда мы сейчас здесь общими усилиями пытаемся защитить остатки былой Одессы, на наших глазах разрушающейся, мы пытаемся справиться с этой проблемой, — поделился Дмитрий Быков.

Одесский историк Александр Бабич, в свою очередь, рассказал об истории этого памятника архитектуры и сделал акцент на ценности «Пассажа» для Одессы.

Сегодня мы видим то, что здание сильно-сильно болеет. В коридорах живут индийцы, студенты Медина, но ни Кауфман, торговец он и есть торговец, ни Грановский, — нынешние хозяева здания, не интересуются проблемами индийцев, а когда начнут спасать «Пассаж» тоже не ясно. Городу тоже не до «Пассажа», так что давайте заниматься Одессой, а то пока мы плохо справляемся, — отметил Бабич.

Напомним, что недавно в Пассаже начали проводить точечный ремонт — рабочие штукатурили части фасада здания. Некие работы на входе со стороны ул. Дерибасовской продолжаются и сейчас.

Напомним, что со стороны Дерибасовской вход в «Пассаж» украшен уникальной мозаикой. Сейчас вход в здание выглядит совсем не так, как было задумано архитектором Влодеком.
berlin

Дмитрий Быков и Алексей Иващенко ЗОЛУШКА (аудио)




аудио

Дмитрий Быков + Алексей Иващенко

ЗОЛУШКА

+ Мария Иващенко, Павел Левкин и Эльвина Мухутдинова

Мюзикл для взрослых в формате авторского чтения по ролям с пением песен.

Московский дворец молодежи, 20 ноября 2018 года
berlin

Юрий Шевчук (комментарий) // "НСН — Национальная служба новостей", 19 апреля 2019 года

Юрий Шевчук: Нотр-Дам, да, понятно, но сколько шедевров исчезает в наших городах!

Собор Парижской Богоматери, финишная прямая президентской гонки на Украине, госпитализация писателя Дмитрия Быкова — такой уходящую неделю увидел лидер группы ДДТ.

Collapse )

В день, когда в больницу в Уфе попал известный российский писатель Дмитрий Быков, в городе оказался и Юрий Шевчук. Лидер ДДТ рассказал нам, что провел у Быкова в больнице все три дня до того, как писателя перевезли на лечение в Москву.

«Я приехал в Уфу к маме, отпахал гастроли. И на следующий день мне позвонили друзья и сообщили, что он в больнице скорой помощи, я тут же поехал, я был там все три дня. Приехали его родственники. Мы пытались помочь там, чем могли. Врачи замечательные, они сделали все правильно. И министерство здравоохранения поддержало, очень серьезно отнеслось к этой уникальной личности, которой является Дмитрий Львович Быков. Состояние его стабилизировали, перевезли спецрейсом в Москву. По-моему, все не так плохо. Будем надеяться…», — выразил надежду Шевчук.

текст: Всеволод Нерознак
berlin

Дмитрий Быков (фотография)




Владимир Маканин, Валерий Попов, Александр Кушнер, Дмитрий Быков, Вячеслав Пьецух, Эдвард Радзинский, Виктор Ерофеев и Марк Харитонов
// Paris, 18 mars 2005

На обороте надпись: «Елисейский дворец. В ожидании Путина и Ширака»
berlin

Шестнадцать клеток с цифрами...

Дмитрий Быков


https://espanarusa.com:

Что скрывает магический квадрат в Соборе Святого Семейства?

Всякий экскурсант, входящий в барселонский Собор Святого Семейства (Sagrada Família), обращает внимание на пристроившийся слева от входа во врата Рuerta de la Pasión каменный квадрат, пишет La Vanguardia.

Шестнадцать клеток с цифрами. Сумма каждой горизонтали, каждой вертикали, каждой диагонали и внутреннего квадрата из четырех центральных клеток, одна и та же – 33. Эту криптограмму называют магическим квадратом, приписывают ее создание великому Антони Гауди (а кому же еще, если храм – его детище) и сочиняют по этому поводу разные почти правдоподобные истории о том, что за секреты кроются за цифрами квадрата.

Основная масса рассказчиков непременно укажет, что квадрат – тайный знак масонской ложи, к которой, возможно (но совсем не обязательно) принадлежал выдающийся каталонский архитектор. Любознательным, конечно же, расскажут, что в иерархии масонов существуют 33 ступени, хотя так ли это – никто из немасонов не знает, ибо «общество вольных каменщиков» – организация тайная, информацию за пределы своего круга не выносящая.

Реальное объяснение цифры 33 в магическом квадрате, пишет газета, не так романтично, как это можно представить в киносценарии или детективном романе. 33 – это возраст Иисуса Христа на момент распятия его на кресте.


1 14 14 4
11 7 6 9
8 10 10 5
13 2 3 15
berlin

Дмитрий Быков (фотографии)

Дмитрий Быков

Салон «Русского пионера» с Дмитрием Быковым. В гостях Петр Авен
// Москва, Жилой комплекс Mon Cher, 30 мая 2018 года

Дмитрий Быков


Capital Group added 8 new photos ("Facebook", 06.06.2018):

Красивая традиция Mon Cher - интеллектуальные вечера Салона «Русский пионер»

В элегантной обстановке особняка ведущий Салона Дмитрий Быков собрал искушенную публику*, чтобы вовлечь ее в откровенный разговор с Петром Авеном, политиком и финансистом. Говорили об экономике, литературе, искусстве и, конечно, о личном. Автор самого интересного вопроса получил комплимент от клубного дома - виниловую пластинку с французским шансоном в стиле Mon Cher.

Традиционно вечер открыла директор департамента продаж Capital Group Оксана Дивеева. Всем гостям Салона была предоставлена возможность в спокойной обстановке насладиться архитектурой и интерьерами клубного дома в рамках индивидуальных экскурсий.

Немного воспоминаний о моментах культурного вечера в нашей фотохронике. Приятного просмотра!

* katrin_de_lis: Грустный #Быков перед разговором с Авеном. Я бы тоже грустила, когда ты притоптал в футболке с папочкой Хэмом и книжками под мышкой, а собеседник приехал на Роллс Ройсе и знать не знает ни про какой твой «Июнь», шорт-листы и Большие книги.

Ирина Муравьева. Абзац о Дмитрии Быкове из повести "День ангела"

В повести "День ангела" (2010) Ирины Муравьевой - не советской актрисы, а американской русской писательницы - есть рассказ героини о встрече В.Путина и Ж.Ширака с писателями в Елисейском дворце в марте 2005 года.

— А как они выглядели? — поинтересовался Ушаков.
— Прилично, — вздохнула Надежда... Быков, правда, явился в джинсах, но ему можно: он выглядит сам как Людовик. Хоть в джинсах, хоть в плавках. Видали портреты?

— Портреты Людовика?
— Быкова! Димы! — вспыхнула Надежда. — Умен. Остроумен! Короче, Людовик!..


Упомянутые Муравьевой джинсы:
Результат пошуку зображень за запитом "путин ширак быков"

Упомянутый Муравьевой Людовик. В повести не уточнен номер, возможно - ХVI:
Результат пошуку зображень

Обложка третьего издания (2016):
Результат пошуку зображень за запитом "ирина муравьева день ангела"

В повести нет номеров и названий глав. Фрагмент о Елисейском дворце - на страницах 155-158 в издании 2010 года в твердом переплете.