Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

berlin

Дмитрий Быков (видео) // телеканал «Дождь», 5 апреля 2020 года

программа «Дома поговорим»

Сказки для карантина. Дмитрий Быков — о шести типах детских сюжетов и о том, почему они нужнее взрослым

«Дождь» продолжает марафон «Дома поговорим», чтобы сделать время карантина полезным и интересным. Писатель Дмитрий Быков в своей новой лекции рассказал, как фэнтези вытеснило реализм в литературе, какие существуют типы сказок — от Андерсена до Роулинг, а также объяснил, почему они так необходимы взрослым.

ведущая: Александра Яковлева

видео («ВКонтакте») + аудио («Яндекс.Диск»)
berlin

Николай Руденский // «The Insider», 27 марта 2020 года

Пара фраз дня: Дмитрий Быков vs Валентин Катаев

Алмазный мой коронавирус

«Что будет модно сейчас? То, что говорил Катаев: «Сейчас будет нужен Вальтер Скотт». У меня есть идеи на эту тему: мне кажется, что сейчас реальность... до такой степени не укладывается в рамки одного мировоззрения, что сейчас время если не коллективного романа, то романа очень разностильного, разнообразного, пестрого… Мне кажется, что такой роман мы сейчас задумали с той же командой, которая писала «Финал». «Финал» — это отчасти блин комом… но эти недостатки не мешают ему быть одной из самых переиздаваемых книжек… Соответственно, вот этот новый роман, который называется пока «Старики и дети»… Мы должны очень быстро его написать, он не про коронавирус, но он и про коронавирус тоже... я считаю, что когда ты очевидец таких великих событий, ты обязан о них писать, причем писать по горячему следу. Вот сегодня время романов, написанных в чрезвычайно разнообразной манере, разными пластами реальности. Я думаю, что коллективный роман как жанр — это тоже довольно интересный прорыв… У нас есть начало, у нас есть указания на дальнейшее… и я просто принимаю на конкурс лучшие синопсисы. Тот, кто пришлет мне… возможные ходы будущего романа, что там должно быть, — я рассмотрю и наберу команду, мы с вами сделаем замечательный проект. Это прекрасное препровождение времени в карантине, а кроме того, это замечательный опыт работы с мастером… Это жутко интересно, по-моему».

Дмитрий Быков, писатель

«Прочитав где-то сплетню, что автор «Трех мушкетеров» писал свои многочисленные романы не один, а нанимал нескольких талантливых литературных подельщиков, воплощавших его замыслы на бумаге, я решил однажды тоже сделаться чем-то вроде Дюма-пера и командовать кучкой литературных наемников. Благо в это время мое воображение кипело и я решительно не знал, куда девать сюжеты, ежеминутно приходившие мне в голову. Среди них появился сюжет о бриллиантах, спрятанных во время революции в одном из двенадцати стульев гостиного гарнитура… Все это я изложил моему другу и моему брату, которых решил превратить по примеру Дюма-пера в своих литературных негров: я предлагаю тему, пружину, они эту тему разрабатывают, облекают в плоть и кровь сатирического романа. Я прохожусь по их писанию рукой мастера. И получается забавный плутовской роман, в отличие от Дюма-пера выходящий под нашими тремя именами. А гонорар делится поровну. Почему я выбрал своими неграми именно их — моего друга и моего брата? На это трудно ответить… Я предложил им соединиться. Они не без любопытства осмотрели друг друга с ног до головы. Между ними проскочила, как говорится в старых романах, электрическая искра. Они приветливо улыбнулись друг другу и согласились на мое предложение. Возможно, их прельстила возможность крупно заработать; чем черт не шутит! Не знаю. Но они согласились».

Валентин Катаев. «Алмазный мой венец»
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №11, 25–31 марта 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Почему он молчит

Первые лица всей Европы говорят с населением о коронавирусе. Мучает меня вопрос: чего он молчит-то?

Не притворяйтесь, всё вы поняли. Другого «Он» у нас нет и не предвидится, он сам так сделал, что все остальные либо уничтожены, либо сбежали, либо закатаны в асфальт. Меркель обратилась к нации неоднократно, после чего ушла в карантин; представляете, как у них плохо поставлено дело с безопасностью первого лица? Разве у нас мог бы к нему войти обычный врач, вдобавок заражённый?! Си Цзиньпин в тоталитарном своём Китае и то обратился к нации ещё 25 января. Что наш-то молчит, прервав серию своих интервью, выглядящую теперь как издевательство (да и с самого начала, если честно)?

Он всегда обращается постфактум, как после Беслана, когда отменил выборность губернаторов. Это так принято — видимо, со времён Сталина, который медлил с обращением до 3 июля 1941 года. Тогда он и нашёл знаменитые слова «братья и сестры», крепко запомнившиеся всем. Представить подобное в устах нынешней власти немыслимо. Ну какие братья, что вы, в самом деле. Хотя сравнивать уже вполне можно — вон и железный занавес опустился и когда-то поднимется.

Не обязательно вносить в жизнь паническую ноту — паника возникает как раз в информационном вакууме, когда главным источником информации становятся слухи. Можно просто сказать: да, всё серьёзно, да, меры принимаются, нет, мы не собираемся закрывать страну навсегда и репрессировать любого, кто вышел за хлебом. Нет, мы не можем отменить весенний призыв (попытаться найти аргументы — типа надо отпускать из армии дембелей, они не виноваты). Да, мы поможем малому бизнесу, по которому карантин ударил сильнее всего. Да мало ли, можно найти ободряющие либо утешительные, попросту человеческие слова в обращении к стране, по которой одновременно ударили обвал рубля, карантин и обнуление Конституции.

Ни Собянин, ни Мишустин — которых кинули на передний край — таких слов не находят: не говорим о других их достоинствах, но они совсем не харизматики. И не надо нам объяснять, что он очень занят, всё время работает для нашего блага: нашёл время приехать в Думу и принять поправку Терешковой — нашёл бы и тут.

Но — нет у него слов. Потому что нет привычки брать ответственность. Потому что это не первый раз, когда он исчезает в критических обстоятельствах. Потому что для него они не критические и ничего ему не сделается — не Меркель, чай. Потому что — не братья и не сестры. Так, бедные родственники, про которых и вспоминать неохота.

Сергей Шмидт («Facebook», 26.03.2020):

Пост из серии «Учиться, учиться и учиться!»

Учимся простому правилу. Если не раздувать щеки и не говорить того, что в принципе можно и не говорить, вероятность со своими щеками и словами «сесть в лужу» снижается.

Дмитрий Львович Быков, 25 марта, утро (11.10 по Москве).

(цит.)

«Первые лица всей Европы говорят с населением о коронавирусе. Мучает меня вопрос: чего он молчит-то?

Не притворяйтесь, всё вы поняли...

Но — нет у него слов. Потому что нет привычки брать ответственность. Потому что это не первый раз, когда он исчезает в критических обстоятельствах. Потому что для него они не критические и ничего ему не сделается — не Меркель, чай. Потому что — не братья и не сестры. Так, бедные родственники, про которых и вспоминать неохота
».



из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Если не надувать щеки и хоть немного изучить предмет, прежде чем высказываться (я понимаю, что мы не вправе ждать этого от вас, но надежда умирает последней), можно справиться с датой публикации, а потом уж давать советы https://ru-bykov.livejournal.com/4336952.html

Сергей Шмидт: Лужа может быть и поменьше чуток, но лужей от этого она быть не перестает. А на «Эхе Мск» этот ваш очередной шедевр успешного прогнозирования появился без вашего ведома?

Дмитрий Львович Быков: Сергей Шмидт я рад, что к Собеседнику прислушиваются наверху. Кто и когда выкладывает мои колонки — я не слежу, достаточно, чтобы ставили ссылку на место публикации. А про лужу вам лучше, по-моему, помалкивать
berlin

Евгений Водолазкин (опрос) // "Собака", 23 марта 2020 года

Водолазкин, Аствацатуров, Букша и другие писатели советуют список книг на карантин

Коронавирусная повестка коснулась абсолютно всех и, естественно, не обошла стороной литературу. Писатели, работающие с вечностью, тоже вынуждены подстраиваться под реальность и осмыслять ее. Что делать, а главное — что читать во время тотального карантина мы расспросили петербургских писателей.

<...>

Евгений Водолазкин:

Лично на меня вынужденная глобальная пауза влияет только положительно. Отменились ненужные встречи, посещения мероприятий, которые не важны, но от которых при обычном течении жизни не сбежать. Правда, отменились и события, которых я очень ждал, например, встреча с Дмитрием Быковым в московском Центральном доме литераторов в рамках проекта «Литература про меня». <...>


<...>
berlin

Дмитрий Быков (видео)




Дмитрий Быков: Быков. Москва. Карантин
// «YouTube. Новая газета», 20 марта 2020 года

С ростом статистики заболевших коронавирусом COVID-19 правительства разных стран постепенно вводят жесткий карантин. Как не сойти с ума взаперти? «Новая газета» попросила рассказать об этом своих авторов — известных людей творческих профессий. Рассказывает писатель Дмитрий Быков.




Как не свихнуться на удаленке?

Видеоответы Александра Гениса, Дмитрия Быкова, Валерия Фокина

Коронавирус закрывает мир: города и целые страны добровольно и не очень уходят на карантин и самоизоляцию. Менять привычки очень не просто: мы решили послушать советы признанных мэтров культуры. Как им не скучно взаперти, что они делают? Их ответы из разных уголков мира мы записываем и выкладываем в этом материале. Заходите на эту страницу почаще, по возможности не выходя из дома. Материал будет обновляться.

// «Новая газета», 24 марта 2020 года
berlin

Дмитрий Быков (без комментариев) // "Facebook", 22 ноября 2019 года


Nikolai Rudensky («Facebook», 22.11.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе» объясняет, чем писатель Аствацатуров лучше Довлатова. Одно из преимуществ неведомого мне Аствацатурова он видит в том, что тот никогда не пересказывает чужие байки. В таком случае придется признать, что этот Аствацатуров лучше и Пушкина.


без комментариев



Nikolai Rudensky («Facebook», 23.11.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе» получает вопрос:

«В последнее время ваши прогнозы насчет будущего России стали пессимистичнее. С чем это связано?»

И отвечает:

«Да нет, они не стали пессимистичнее. Они стали, если угодно, спокойнее, взвешеннее. Я перестал говорить о каких-то конкретных датах, я только о векторе говорю сейчас. Я всегда, к сожалению, подчеркивал, что у России сегодня альтернатива очень простая. Либо она будет меняться, либо попадет в катастрофу и перестанет существовать в своем нынешнем виде. Натянутая пружина бьет больнее. А в каком виде она начнет существовать — это страшно предполагать…»

Несколько лет назад на том же «Эхе» писатель говорил:

«Россия — страна самостоятельная и в этом смысле чрезвычайно активная... страна, где все можно. Это не страна тотального запрета, а это страна гениального социального эксперимента... Русские — это люди, делающие невозможное... А это неплохо, что к нам приехал Депардье... больше скажу, что очень неплохо, что к нам приехал Сноуден... Он приехал, потому что верит в остатки идеализма... Я абсолютно уверен, что лучшие американские режиссеры могли бы здесь снимать. Что лучшие британские писатели могли бы сюда приехать... Россия должна стать Меккой творческой интеллигенции. Тут есть для этого все».

Действительно, прогнозы с тех пор стали спокойнее и взвешеннее.


без комментариев



Nikolai Rudensky («Facebook», 23.11.2019):

Дмитрий Львович Быков в диалоге со слушателями «Эха»:

««В прошлый раз вы не успели, но, может быть, сейчас получится поговорить о фильме «Не покидай...». Там много сказано об атмосфере лжи».

Знаете, надо пересмотреть картину. Я просто физически не успеваю это сделать, потому что сейчас много работы. И как раз много было семинаров в институте, много было разъездов. Я выберу время и пересмотрю картину — и все про нее скажу».


Действительно, что пристали к занятому человеку? Выберет время — и все скажет. А пока попробуйте сами подумать.


без комментариев



ПСС Дмитрия Львовича Быкова в Facebook'е
berlin

Incantico // "Facebook", 30 июля 2019 года




Дмитрий Быков задаёт вопрос Леониду Кролю

— Зачем нужно Инкантико?

— Чтобы наша прекрасная команда могла давать людям особый продукт, который одновременно необычный, содержательный, по-хорошему роскошный и позволяет людям за короткое время посмотреть на себя с неожиданной стороны и почувствовать себя куда более расслабленными, чем бывает обычно. Считается, что расслабленность — это некая ценность, хотя люди боятся в нее войти, потому что «расслаблюсь, потом не соберусь». И многие считают, что тревога является большим благом, потому что она заставляет двигаться, достигать, отличаться и, если у меня не будет тревоги, то я размагничусь.

Этот проект про то, что можно испытать совершенно разные степени глубокого релаксирования, релакса и хорошего самочувствия. То есть, счастье как позитивная категория имеет массу своей градации. Так как человечество находится в зоне избегания негативного, то скорее принято испытывать разные степени того, что не так. Люди по своей природы осторожны, негативны, часто отвечают на происходящее, начиная с «нет» в виде слов и в виде реакций, и поэтому попытка человека немножко обуютить, развернуть, согреть, вызвать доверие к окружающим представляет собой некое путешествие по этому градиенту, этим градациям хорошего самочувствия.

Если человек просыпается в нашей красоте утром, выглядывает в окно, выходит в свой сад, делает несколько шагов, нюхает цветы, смотрит на горизонт, у него повышается настроение, и он это отчетливо чувствует при всей банальности этого — это критерий того, что он попал в свое место, которое может стать его местом, может ему помочь, может ему запомниться и может стать теми батарейками, возвращаясь к которым мысленно, чувственно, он опять подзаряжается.

Мы создали некую систему генераторов или батареек, которые работают для подзаряда.
berlin

Юлия Высоцкая (фрагмент интервью) // «Домашний очаг», 11 июля 2019 года

Дмитрий Быков«Время у меня есть»: Юлия Высоцкая о перфекционизме, работе над отношениями и желании стать йогом


<...>

— За тот год, что мы не виделись, вы запустили свой канал на YouTube — «Мне это нравится!». О чем он и как дальше будет развиваться?

Collapse )

Я не видела ни одного материала от современных блогеров, когда бы мне было просто любопытно посмотреть рассуждения человека на ту или иную тему. Либо это пустота, потому что один знаменитый человек приходит к другому, и там все так благополучно, потому что это и это нельзя трогать, и я ничего тогда не узнаю для себя нового. Но это не значит, что я хочу скандала. Мне было бы интересно послушать режиссеров, размышляющих на тему создания фильмов, откуда возникают идеи, как человек работает над материалом. Мне было бы интересно, если бы кто-нибудь спросил у Дмитрия Быкова, как он оценивает свое место в литературе. Он блестяще анализирует чужую литературу, а мне бы так хотелось, чтобы кто-то смог с ним на должном уровне о его творчестве поговорить, о нем. Откуда его стихи, оттуда такая невероятная биографическая публицистика, почему Горький, почему Пастернак?

А разговоры про то, кто сколько денег заработал или у кого с кем какой секс был — зачем они мне? Мне для чего тратить час или больше времени на это? Стала умнее, стала образованнее? Я сейчас не брюзжу, я просто пытаюсь объяснить очевидное. Да, наверное, мне бы не отказали многие люди в разговоре, но мне кажется — что я нового кому смогу рассказать?

<...>

беседовала Наталья Родикова