Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

berlin

Дмитрий Быков (видео) // «YouTube. ЖЗЛ с Дмитрием Быковым», 11 марта 2020 года




Андрей Кончаловский
в программе ЖАЛКАЯ ЗАМЕНА ЛИТЕРАТУРЕ
с Дмитрием Быковым


Приветствую всех на моем ютьюб канале ЖЗЛ — Жалкая Замена Литературы. Мой нынешний гость — Андрей Сергеевич Кончаловский. Всегда считается, что ум мешает большому художнику. А вот Кончаловский как-то умудряется справляться с этим противоречием. Андрей Кончаловский — настоящий мыслитель и философ, эстет и визионер, не говоря уже о том, что блестящий режиссёр. Общение с личностями такого масштаба всегда будет в дефиците, поэтому я чрезвычайно рад, что он согласился на этот разговор. Я не во всем с ним согласен, тем интереснее мне говорить с ним.

Мы активно записываем новые программы ЖЗЛ, гости будут самые неожиданные. Подписывайтесь на мой канал, будем вместе пережидать непростые времена.
berlin

«Жерминаль» и «Творчество» в пересказе Дмитрия Быкова...

«Зарубежная литература XIX века» / серия: «Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры» / редактор и составитель Владимир Иванович Новиков // Москва: «Олимп», «АСТ», 1996, твёрдый переплёт, суперобложка, 844 стр., ISBN 5-7390-0274-X, 5-7390-0284-2, 5-7841-0099-8

Эмиль Золя / Émile Zola [1840–1902]

«Жерминаль» / «Germinal»

роман, 1885

Механик Этьен Лантье, изгнанный с железной дороги за пощечину начальнику, пытается устроиться на работу в шахту компании Монсу, что близ городка Воре, в поселке Двухсот Сорока. Работы нет нигде, шахтеры голодают. Место для него на шахте нашлось лишь потому, что накануне его прихода в Воре умерла одна из откатчиц. Старый забойщик Маэ, чья дочь Катрина работает с ним в шахте второй откатчицей, берет Лантье в свою артель.

Работа невыносимо трудна, и пятнадцатилетняя Катрина выглядит вечно изможденной. Маэ, его сын Захария, артельщики Левак и Шаваль работают, лежа то на спине, то на боку, протискиваясь в шахте шириной едва в полметра: угольный пласт тонок. В забое невыносимая духота. Катрина и Этьен катают вагонетки. В первый же день Этьен решает было покинуть Воре: этот ежедневный ад не для него. На его глазах руководство компании разносит шахтеров за то, что те плохо заботятся о собственной безопасности. Молчаливое рабство шахтеров поражает его. Только взгляд Катрины, воспоминание о ней заставляют его остаться в поселке еще на некоторое время.

Маэ живут в непредставимой бедности. Они вечно должны лавочнику, им не хватает на хлеб, и жене Маэ ничего не остается, как пойти с детьми в усадьбу Пиолена, принадлежащую помещикам Грегуарам. Грегуары, совладельцы шахт, иногда помогают бедным. Хозяева усадьбы обнаруживают в Маэ и ее детях все признаки вырождения и, вручив ей пару старых детских платьиц, преподают урок бережливости. Когда женщина просит сто су, ей отказывают: подавать — не в правилах Грегуаров. Детям, однако, дают кусок булки. Под конец Маэ удается смягчить лавочника Мегра — в ответ на обещание прислать к нему Катрину. Покуда мужчины работают в шахте, женщины готовят обед — похлебку из щавеля, картошки и порея; парижане, приехавшие осмотреть шахты и ознакомиться с бытом шахтеров, умиляются щедрости шахтовладельцев, дающих рабочим столь дешевое жилье и снабжающих все шахтерские семьи углем.

Одним из праздников в шахтерской семье становится мытье: раз в неделю вся семья Маэ, не стесняясь, по очереди окунается в бочку с теплой водой и переодевается в чистое. Маэ после этого балуется с женой, называя свое единственное развлечение «даровым десертом». Катрины между тем домогается молодой Шаваль: вспомнив о своей любви к Этьену, она сопротивляется ему, но недолго. К тому же Шаваль купил ей ленту. Он овладел Катриной в сарае за поселком.

Этьен постепенно привыкает к работе, к товарищам, даже к грубой простоте местных нравов: ему то и дело попадаются гуляющие за отвалом влюбленные, но Этьен полагает, что молодежь свободна. Возмущает его только любовь Катрины и Шаваля — он неосознанно ревнует. Вскоре он знакомится с русским машинистом Сувариным, который живет с ним по соседству. Суварин избегает рассказывать о себе, и Этьен нескоро узнает, что имеет дело с социалистом-народником. Бежав из России, Суварин устроился на работу в компанию. Этьен решает рассказать ему о своей дружбе и переписке с Плюшаром — одним из вождей рабочего движения, секретарем северной федерации только что созданного в Лондоне Интернационала. Суварин скептически относится к Интернационалу и к марксизму: он верит только в террор, в революцию, в анархию и призывает поджигать города, всеми способами уничтожая старый мир. Этьен, напротив, мечтает об организации забастовки, но на нее нужны деньги — касса взаимопомощи, которая позволила бы продержаться хоть первое время.

В августе Этьен перебирается жить к Маэ. Он пытается увлечь главу семейства своими идеями, и Маэ как будто начинает верить в возможность справедливости, — но жена его тут же резонно возражает, что буржуи никогда не согласятся работать, как шахтеры, и все разговоры о равенстве навсегда останутся бредом. Представления Маэ о справедливом обществе сводятся к желанию пожить как следует, да это и немудрено — компания вовсю штрафует ребочих за несоблюдение техники безопасности и изыскивает любой предлог для урезания заработка. Очередное сокращение выплат — идеальный повод для забастовки. Глава семьи Маэ, получая безбожно сокращенный заработок, удостаивается также выговора за разговоры со своим жильцом о политике — об этом уже пошли слухи. Туссена Маэ, старого шахтера, хватает только на то, чтобы испуганно кивать. Он сам стыдится собственной тупой покорности. По всему поселку разносится вопль нищеты, На новом участке, где работает семья Маэ, становится все опаснее — то ударит в лицо подземный источник, то слой угля окажется так тонок, что двигаться в шахте можно, только обдирая локти. Вскоре происходит и первый на памяти Этьена обвал, в котором сломал обе ноги младший сын Маэ — Жанлен. Этьен и Маэ понимают, что терять больше нечего: впереди только худшее. Пора бастовать.

Директору шахт Энбо сообщают, что никто не вышел на работу. Этьен и несколько его товарищей составили делегацию для переговоров с хозяевами. В нее вошел и Маэ. Вместе с ним отправились Пьеррон, Левак и делегаты от других поселков. Требования шахтеров ничтожны: они настаивают на том, чтобы им прибавили плату за вагонетку лишь на пять су. Энбо пытается вызвать раскол в депутации и говорит о чьем-то гнусном внушении, но ни один шахтер из Монсу еще не состоит в Интернационале. От имени углекопов начинает говорить Этьен — он один способен спорить с Энбо. Этьен в конце концов прямо угрожает, что рано или поздно рабочие вынуждены будут прибегнуть к другим мерам, чтобы отстоять свою жизнь. Правление шахт отказывается идти на уступки, что окончательно ожесточает шахтеров. Деньги кончаются у всего поселка, но Этьен убежден, что забастовку надо держать до последнего. Плюшар обещает прибыть в Воре и помочь деньгами, но медлит. Наконец Этьен дождался его. Шахтеры собираются на совещание у вдовы Дезир. Хозяин кабачка Раснер высказывается за прекращение забастовки, но шахтеры склонны больше доверять Этьену. Плюшар, считая забастовки слишком медленным средством борьбы, берет слово и призывает все-таки продолжать бастовать. Запретить собрание является комиссар полиции с четырьмя жандармами, но, предупрежденные вдовой, рабочие успевают вовремя разойтись. Плюшар пообещал выслать пособие. Правление компании между тем задумало уволить наиболее упорных забастовщиков и тех, кого считали подстрекателями.

Collapse )

Эмиль Золя / Émile Zola [1840–1902]

«Творчество» / «L'oeuvre»

роман, 1886

Клод Лантье, художник, повесился в своей мастерской перед неоконченной картиной в ноябре 1870 г. Его жена Кристина, позировавшая для этой картины и мучительно ревновавшая к ней, потеряла рассудок от горя. Клод жил в полной нищете. От него не осталось ничего, кроме нескольких набросков: последнюю и главную картину, неудавшийся шедевр, сорвал со стены и сжег в припадке ярости друг Клода Сандоз. Кроме Сандоза и Бонграна — другого приятеля Клода, художника-мэтра и академика-бунтаря, — на похоронах не было никого из их компании.

Collapse )
berlin

Юрий Татаренко // «Родные берега», 15 апреля 2019 года

Авторы «Золушки» ушли со сцены королями


14 апреля в переполненном зале ДК «Академия» прошёл показ мюзикла «Золушка». Известный композитор Алексей Иващенко и знаменитый поэт Дмитрий Быков предложили публике «авторское чтение по ролям с пением песен и незначительными танцами». (видео)

Компанию именитым столичным гостям составили трио вокалистов (Эльвина Мухутдинова, Павел Левкин, Мария Иващенко) и три музыканта: пианист Акоп Хачарян, контрабасист Сергей Хутас и барабанщик Давид Ткебучава.

Всем прекрасно известный сюжет, но при этом два часа искромётного юмора, импровизационного самочувствия и куража — вот что такое мюзикл «Золушка». Первый же номер «Ссора сосен» в стиле канкан поразил своей саркастической афористичностью: «Столы и стулья в нас заключены подчас», «Нет иного счастья и свободы, чем прекратить растительную жизнь», «Деревья любят, когда их рубят, когда они кому-нибудь нужны!».

Стрелы фирменной быковской сатиры летели в зал беспрерывно. Вот Лесоруб ссорится с Золушкой: «С теми, кто шастает по дворцам, говорить не о чем». Вот Принц диктует своей возлюбленной главное правило будущей совместной жизни: «Я знаю, как лучше — а тебе не положено знать!». В финале размолвки главная героиня сказки запускает в наследника Короля башмачком.

Король, «женатый на стране», предлагает искать Золушку и слышит в ответ: «А поисковик на что?» Далее идёт блестящая реприза: «У вас есть полное моральное право арестовать всех, кого вы сочтёте нужным, судить и прямо там же обезглавить». «Ну почему же сразу обезглавить? Может быть, сначала тюрьма, исправительные учреждения?» «Нет, знаете, у нас добрая сказка. Лучше сразу обезглавить».

После каждого музыкального номера публика не жалела ладоней, а финальный хор деревьев «кто в лес, кто по дрова» на мотив знаменитой «Дубинушки» сопровождалась нарастающими аплодисментами. Строчка припева — словно взята из гимна либералов и демократов: «Мы сами хозяева нашей судьбы».

Премьера мюзикла состоялась год назад в Москве, в концертном зале Центрального дома художника. Гастроли в Академгородок стали первым выездом для творческой команды «Золушки».

Рассказывает Алексей Иващенко:

— На Бродвее в Нью-Йорке, как и на Вест-Энде в Лондоне, путь любого мюзикла к большой сцене начинается с одного совершенно непременного этапа, который называется workshop. Авторы собирают несколько актёров и музыкантов и вместе с ними читают по ролям всю пьесу и поют все музыкальные номера. Глядя на это, потенциальные продюсеры, инвесторы, режиссёры, художники, балетмейстеры могут получить представление о том, что их ждёт, если они возьмутся за полномасштабную постановку этого материала. Мы решили не изобретать велосипед и поступили точно так же. С первых же репетиций стало ясно, что получившееся действо представляет самостоятельный художественный интерес. Считаю, мы подготовили идеальное воплощение нашей «Золушки»!

Отсутствие маскарада театральных костюмов и ярких декораций нисколько не смущает композитора. Как, впрочем, и три полновесных цитаты: кроме вышеупомянутой «Дубинушки», в спектакле звучат мелодии из фильмов «Крестный отец» и «Новые приключения неуловимых». Как сообщил Иващенко, он просто откликнулся на просьбу Быкова использовать в «Золушке» не только оригинальную музыку.

Мария Иващенко признается:

— Быть дочерью композитора — и ответственность, и счастье, и любовь. Считаю отца лучшим современным композитором, очень люблю всё, что он делает. Мелодии для «Золушки» он написал сложные, мы их долго учили. Но постарались не подвести. Вообще, мы с артистами и музыкантами давно знаем и сильно любим друг друга. Нам вместе очень уютно, получаем большое удовольствие от работы. Начинали мюзикл под рояль с музыкальным руководителем проекта Татьяной Солнышкиной. Потом добавились контрабас и ударные. И после первого показа в этом составе Дмитрий Львович (Быков) сказал: «Беда, я теперь иначе наш спектакль не представляю!» Но наш октет с тех пор и не менялся, чему мы все несказанно рады.

Каждый участник спектакля исполняет множество ролей. У Марии — главная партия Золушки. Иващенко купается в роли: сказывается большой опыт работы с Александром Балуевым в двух спектаклях, «Признание» и «Территория страсти». Сейчас Мария занята в репетициях премьеры мюзикла «Ромео против Джульетты». Премьера с музыкой Аркадия Укупника в столичном Театре оперетты намечена на конец года.

Дмитрий Быков рассказал историю создания либретто:

— Работа шла два месяца с небольшими перерывами, поскольку я не отрывался от своей основной журналистской деятельности. Мне был интересен этот эксперимент. Постоянно писать либретто — боже упаси! Мне ближе лирические стишки. Иногда пишу исторические романы, как раз заканчиваю новый. Мюзикл — не мой жанр. Гений этого дела — Лёша Иващенко. У него полно замыслов, пусть всё сбудется.

Как признался сам композитор, планов у него — действительно громадье:

— Адская тьма работы: пишу тексты к 4 большим музыкальным проектам, а также работаю над авторским мюзиклом, который покажем в 2020 году примерно в таком же режиме в Москве, площадку подбираем, — заявил маэстро.

Известный общественный деятель Андрей Поздняков, представитель организаторов гастрольного показа мюзикла, вспоминает:

— В марте 2018-го Алексей Иващенко в Академгородке исполнил несколько номеров из «Золушки». Тогда-то и родилась идея представить у нас мюзикл целиком — вернее, его концертную версию, с музыкантами, певцами, композитором и либреттистом. Рад, что удалось привезти этот спектакль и тем самым подтвердить: Академгородок — один из центров российской культуры. Зал принял «Золушку» на ура. Самые хитрые шутки легко считывались публикой. Наши гости остались очень довольны столь горячим приёмом!

Как сообщила Мария Иващенко, Дмитрий Быков, выйдя после поклонов за кулисы, ошарашенно выдохнул: «М-да, такого зала у нас ещё не было!» Таким образом, авторы новой версии вечной истории о Золушке, ставшей принцессой, ушли со сцены ДК «Академия» настоящими королями лёгкого жанра мюзикла.
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №1, 15–21 января 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Холоп — главное слово 2020 года

Холоп — и определение, применённое Жириновским к своим адептам в процессе раздачи денег, и название фильма, собравшего 2 млрд рублей.

Жириновский уже оправдался: в слове «холоп» нет ничего оскорбительного, оно однокоренное с «хлопцем». И применимо оно ко всем нам: все тотально зависимы. Это тот редкий случай, когда с ним не поспоришь: Жириновский давно стал голосом коллективного бессознательного и кричит о том, о чём другие догадываются.

Что до фильма Клима Шипенко, это в самом деле отличная картина — одна из немногих точных сатирических комедий последнего времени; в сущности, она не особенно смешна. Это скорей притча о том, как представителя зарвавшейся и заворовавшейся элиты поместили в декорации крепостной России эдак за год до отмены рабства. В мальчишке думали таким образом воспитать смирение и готовность к благородному поступку, но тут выяснилось неожиданное: смирение воспитывается на раз-два-три, начальственный сынок начинает исправно ходить в ярме и выполнять трудовые повинности, а вот как доходит дело до защиты любимой и вообще до бунта — он умеет только бежать, и вся декорация насмарку. (Кстати, если бы создатели фильма остановились тут и удержались от несколько искусственного хеппи-энда — я без всяких сомнений назвал бы «Холопа» самой умной картиной постсоветской России.)

В основе сюжета, хоть авторы и не признаются, лежит некрасовский «Последыш» — там мужика уже после отмены крепостничества, чтобы не огорчать барина-паралитика, попросили вновь сыграть холопа, дать себя выпороть, хоть и напоказ, тоже в декорациях. Он и согласился, за выпивку, а на другой день помер. Можно терпеть крепостничество до его отмены, но когда оно возвращается — это уже нестерпимо. С Россией проделали именно такой фокус — посулили свободу, а потом вернули в крепостное состояние. Всех, включая олигархов. Воспитать привычку к бесправию действительно удалось. Проблема только в том, что холоп — холоп во всём и ждать от него подвигов бессмысленно. Его бабу будут тащить хоть в татарский плен, а он будет только повторять: «Дай Бог здоровья».

И вот вопрос: холопы, которые понимают, что они холопы, — они свободнее или нет? По-моему, они ещё хуже. Особенно если им смешно.
berlin

Дмитрий Быков (видео) // телеканал «Санкт-Петербург», 7 декабря 2019 года

Дмитрий Быков: Для меня Эрмитаж — остров рая

Писатель рассказал о своих любимых композициях главного музея страны.

Писатель Дмитрий Быков рассказал, что значит для него Эрмитаж.

В Ленинграде Дмитрий Быков проходил службу в армии, поэтому Эрмитаж был для писателя «островом рая». По его словам, возможность иногда пойти в увольнение в Эрмитаж была для писателя «мостом к мировой культуре», тоска по которой в армии ощущалась им очень остро.

Также Дмитрий Быков рассказал, что довольно много времени проводил в Эрмитаже, когда учился у искусствоведа и поэта Льва Мочалова смотреть живопись.

Самыми любимыми экспозициями Быкова являются скульптура Амура, сделанная Фальконе, а также работы Матисса.

Главный музей Петербурга и один из крупнейших музеев мира, Эрмитаж, отмечает 255-летие. В честь этого события телеканал «Санкт-Петербург» проводит телемарафон, он продлится с 12 часов дня до восьми вечера.


berlin

не фигурирует в официальных фото и видео материалах (c)




«Случайная встреча» с ИНТЕКО 20.11.2019

INTECO OFFICIAL («YouTube», 06.12.2019):

«Случайная встреча» — новый формат светских мероприятий от «ИНТЕКО». Первая встреча с участием друзей и профессиональных партнеров «Интеко» состоялась 20.11.2019 в модном пространстве Community Moscow. В этот раз не случайно «случайными» гостями девелоперов стали художник и театральный режиссер Федор Павлов-Андреевич, популярный писатель Дмитрий Быков (по условиям контракта не фигурирует в официальных фото и видео материалах), а так же один из лучших молодых композиторов-неоклассиков Никола Мельников (TOP-100 мирового iTunes).