Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

berlin

Дмитрий Быков + Юлия Высоцкая (видео) // «YouTube. ЖЗЛ с Дмитрием Быковым», 7 октября 2021 года




Юлия Высоцкая
в программе ЖАЛКАЯ ЗАМЕНА ЛИТЕРАТУРЫ
с Дмитрием Быковым
№32


Юлия Высоцкая — любимая актриса Андрея Кончаловского и в рекомендациях не нуждается. И хотя в нашем разговоре она сама сказала, что чувствует себя Пятачком, которого везде ведет Кончаловский, мне почему-то кажется, что и без него она была бы той самой Юлией Высоцкой.

Во-первых, она поразительно искренний человек, очень честный, очень прямой и яркий. На чтецком вечере «Прямая речь. Вслух» три года назад Юлия Высоцкая стала для меня огромным открытием. Когда она прочла «Колыбельную» в «Светлане», зал был потрясен, потому что от Высоцкой такого никто не ждал, такой интимности, такой откровенности. Это было что-то поразительное.

Во-вторых, она большая актриса. То, как она в театре Моссовета сыграла Нину Заречную, — это совершенно неожиданная Нина Заречная. Конечно, это Кончаловский придумал, но она это сыграла.

В студии, где мы записываем ЖЗЛ, мы с ней поговорили о кино и кухне, о еде и детях. Ну и конечно, о Кончаловском непременно.


Таймкоды:

00:42 работать с Кончаловским легче, чем жить
09:51 как это делалось в Белоруссии: учеба, первые роли, Новочеркасск и «Дорогие товарищи!»
16:54 русская казачка — это воинствующая женственность
18:55 работа повара очень похожа на работу профессионального артиста
21:24 готовить — значит познавать жизнь еще одним органом чувств
24:58 у веганов просто нет других интересов в жизни
28:28 не отказывайте себе в макаронах!
30:23 рецепт пирога из моркови
33:48 удовлетворение от силы воли больше, чем от еды
37:21 встреча с Кончаловским: эту связь родных людей невозможно объяснить
42:26 попробовав хорошее вино, чернила больше пить не будешь
47:55 сцена — это психотерапия от комплексов
50:58 ощущение конца у Чехова и максимум отчаяния у Кончаловского
58:46 кино как важнейшее искусство: Тарковский и Кончаловский
01:01:30 воспитание детей — комплексная вещь
01:07:14 Россия — как мать: даже если она больна, бросать ее нельзя
01:10:05 Юлия Высоцкая: «Для Кончаловского я Пятачок»









Подписывайтесь на канал Дмитрия Быкова ЖЗЛ:
https://www.youtube.com/c/ЖЗЛсДмитриемБыковым

По вопросам сотрудничества: zhzldb@imagency.team

Instagram Дмитрия Быкова: https://www.instagram.com/dmi_bykov/
Facebook Дмитрия Быкова: https://www.facebook.com/BykovDmitriyLvovich
Сайт лектория «Прямая речь» https://www.pryamaya.ru/
berlin

Дмитрий Быков // «Новая газета», №106, 22 сентября 2021 года

Страсти-то какие!

Зачем запрещать «Искушение» Верховена, возбуждая повышенный интерес к фильму, который сам по себе не вызвал бы никакого ажиотажа?


Сразу преодолеем искушение похулить Министерство культуры, отказавшее фильму Пола Верховена «Искушение» (Benedetta) в российском прокате. Картину приобрела прокатная компания Capella film, выход ее был намечен на 7 октября, но лидер движения «Сорок сороков» Андрей Кормухин пожаловался на Верховена, поскольку ряд сцен в фильме противоречит новейшим поправкам в Конституцию. При всей странности этой мотивировки Министерство пошло Кормухину навстречу, и «Искушение» пополнило сравнительно небольшую группу фильмов, лишенных прокатного удостоверения (сербский «Клип» да английская «Смерть Сталина», плюс «Кролик Джоджо», причины невыхода которого «ХХ век Фокс СНГ» не разгласил).

Легче всего повторить банальности о том, что действие фильма происходит в католической стране и демонстрирует всю степень греховности властолюбивой монахини XVII века, а потому скорее льстит чувствам православных верующих. Бог поругаем не бывает, поэтому оскорбить их чувства Верховен не может никак; если книга Джудит С. Браун, лежащая в основе сюжета, вызвала критику со стороны Ватикана, то сам фильм, показанный в Каннах и оставшийся без наград, никакой бури не спровоцировал. Прямо скажем, не «Последнее искушение Христа», из-за которого копья ломались не только в Америке и Европе конца восьмидесятых, но и в России конца девяностых. «Бенедетту» ругали и хвалили весьма сдержанно, и если Верховен рассчитывал потрясти основы, то, видимо, обманулся.

Большинство критиков назвали фильм неудачей, хотя и подтверждающей высокий режиссерский класс 80-летнего автора: причина неудачи, видимо, в том, что лесбийскими сценами в монастыре теперь никого не удивишь, а сцена мастурбации при помощи статуэтки девы Марии выглядит самоцельным кощунством, не вызванным никакой художественной необходимостью. Вообще им там, в Европах, не очень понятно, чего ради затеяна эта помпезная постановка, которой пандемия добавила актуальности, потому что во второй половине фильма возникает тема чумы; как-то нет того, что Толстой называл единством нравственного отношения к предмету, для сатиры на католичество и на религию в целом картина слишком серьезна и временами трагична, для разоблачения властолюбия и корыстолюбия — чересчур эпатажна (галлюцинации Бенедетты насчет секса с Христом, на мой скромный взгляд, попросту безвкусны, — но не критиковать же чужие галлюцинации). Конечно, дело не в лесбийской теме, потому что главное искушение Бенедетты Карлини — как раз мирская слава и церковная власть. Но «Отец Сергий» написан (и раскритикован частью православного духовенства) 120 лет назад, и добавить что-то новое к теме «жизнь не для Бога, а для людской славы» Верховен не смог.

Тогда с чего его запрещать, вызывая тем самым повышенный интерес к фильму, который сам по себе не вызвал бы никакого ажиотажа? Кто не хочет оскорбляться — не пойдет; кого интересуют красивые эротические эпизоды между Вирджинией Эфира и Дафной Патакиа — легко найдет в интернете сцены куда более откровенные. И вот тут-то и таится проблема, которую ни в прессе, ни в печати не затронули вовсе: ежу ясно, что запрет лишь взвинтит интерес к работе Верховена. Почему же Кормухин призывает к этому запрету, а Минкульт покорно выполняет его заказ? «Истина поднимает бурю, чтобы дальше разбросать свои семена»: эта восточная пословица ни разу на моей памяти не ошиблась. Стало быть, так надо? Либо Господь заинтересован в том, чтобы фильм Верховена (вполне доступный в Сети, где я с ним и ознакомился) посмотрело в России как можно больше народу, либо Минкульт как верное орудие Господа сознательно раздувает интерес к неоднозначному авторскому высказыванию.

А высказывание, особенно в нынешней России, весьма любопытно. Думаю, неслучайно и название, которое фильму дали в русском прокате: это прямая рифма к новелле Генриха Манна «Отречение» — самому глубокому сочинению на ту же тему. Этот фильм, как мне представляется, — о том, что религия является лишь частным случаем стремления человека подчиняться и властвовать, и это аверс и реверс одного инстинкта. Религиозная вера для атеиста Верховена сама по себе ужасное искушение, потому что в основе ее — обычная мания управлять либо слушаться. И мы не знаем, что в действительности управляет Бенедеттой: вера в Бога, в свое исключительное предназначение или в то, что без нее заблудшим овцам не найти пути к спасению. Она ведь провозглашала себя невестой Христа, устраивала кощунственное бракосочетание с ним и требовала называть себя императрицей не из чистого властолюбия, а из глубокой веры в то, что через нее говорит Бог. Не с карьеризмом мы имеем дело, а с формой мессианства, и ни страх костра, ни самая сильная земная любовь не победят этой единственной страсти. Властолюбие — самая наглядная и опасная форма религиозного служения, власть и вера неразделимы уже потому, что ни искусство, ни управление, ни мораль не могут существовать без системы иерархий. В этом залог взаимного притяжения художника и власти, в этом причина вечного взаимного тяготения церкви и государства, в этом корень элементарной физиологической неспособности покинуть верховный пост. Бесполезно убеждать мученика не мучиться — это его главная форма реализации в мире; бесполезно умолять властителя ограничить свою власть или уйти с галер. Их всех неумолимо тянет на «костры амбиций», как называлось это у Тома Вулфа; нет никакого властолюбия, сластолюбия или корыстолюбия — есть ненасытное эго, которому тесно в земной оболочке.

И главный пафос эротической линии фильма — как раз в том, как ничтожна плотская страсть в сравнении с иррациональной, уж точно нечеловеческой тягой властвовать и подчиняться. Страшная сакральность власти — которую девятилетняя Бенедетта ощутила уже в первой сцене фильма, — и есть истинная тема Верховена в этот раз; и потому его картина, при всех ее вкусовых провалах и перехлестах, сегодняшней России очень нужна — просто чтобы понимать, что происходит. Полагаю, ее запрет и тем самым всеобщий просмотр в Белоруссии тоже был бы крайне уместен.

Так что спасибо Министерству культуры за продуманную политику и своевременное тайное послание, переданное в условиях нарастающей цензуры единственно возможным образом.
berlin

Беседа Дмитрия Быкова с Алексеем Горбуновым // «Собеседник», №35, 22–28 сентября 2021 года

рубрика «Персона»

Алексей Горбунов: Если тебя мочат с двух сторон — всё в порядке, ты панк

В октябре Алексею Горбунову исполнится 60. Он давно уехал из России, и российская пресса регулярно пишет о том, как он бедствует на его родной Украине, как раскаивается и хочет вернуться. Читать про всё это довольно забавно. Горбунов снимается на Украине и в Европе, живёт в Одессе у моря и регулярно принимает у себя московских друзей. У него своя музыкальная группа, концертирующая по всей Украине. Впечатления нищего он отнюдь не производит.

Ещё после Шико в «Графине де Монсоро» лично мне стало понятно, что пришёл звёздный актёр, умеющий решительно всё. Даже в михалковских «12» смотреть на него приятно. И что он не вписался в Россию, какой она стала после 2014-го,— проблема не его. Так что с юбилеем, а поговорить с ним всегда есть о чём и без юбилея.



«Два года грачевал на «восьмёрке»»

— Почему такое количество людей в России поверило чудовищной пропаганде и повторяло откровенно фашистские лозунги?

— Не знаю. У меня в 2014–2015 годах было раздвоение сознания, разрезанное сердце, я не спал два года. Я в 2011 году купил здесь дом в Совиньоне. У меня вторая жена — москвичка, дочка родилась в Москве, и ей был ровно год, когда мы переехали сюда. Я был в прострации тотальной, я знал, что на фронте происходит, я знал, что в Москве, в Питере и в Одессе. Я это всё видел своими глазами. Мало того, у моей дочки от первого брака квартира в Крыму, где она семь лет прожила,— она плакала год, что осталась квартира в Крыму. В её 14 лет я за год не мог объяснить, что происходит, и куда всё идёт, и что будет дальше.

— Она сейчас здесь?

— Да, никуда не собирается ехать.

— Ты сильно изменился к шестидесяти?

— Думаю, нет. Всё в порядке. Если тебя валят с двух сторон, значит, ты панк. Майк Тайсон и Мухаммед Али как были моими кумирами, так и остались. Я всё равно хочу играть, как Том Харди, и молодым говорю — смотрите, что надо смотреть, слушайте сердце, учитесь у Кастанеды, что такое «путь воина». И слава у меня была довольно ранняя — я заслуженный артист УССР — в 29 лет я получил звание, кстати, за картину Новака, фильм «Гу-га» о штрафбате.

— Я и не знал. А заслуженный — это круто было?

— Ты что, квартиру дали от Союза кинематографистов! Которую я продал, когда наступили 90-е и разлетелся Советский Союз. А дальше братва-автоматы-цепи, я два года грачую на «восьмёрке», нормальная жизнь идёт как положено. Жалею только, что в зал не ходил, потому что все хулиганы, с кем я вырос,— все на BMW, все с цепями золотыми, а я как удак заслуженный артист УССР — кому оно было надо? Учителя продают гречневую кашу на рынках... В Москве всё то же самое, только несколько активнее, я всё видел, потому что начали снимать «Графиню де Монсоро», и я три года живу в Москве в гостинице «Мосфильма». У меня самое лучшее время — 93–96-й годы, когда всюду заправляла братва. Она была везде та же. Только у наших больше золотых зубов было и они жёстче были. А в Москве больше долгопрудненские, солнцевские гудели и из Питера понаехали.

«Если в Москве будет, как у нас, половина не вынесет»

— В Москве на твой отъезд реагировали как-то?

— А в 2014–2015 годах никто вообще ничего не понимал. Ждали, что бомбить начнут. Потому что раз братья зашли, то что им стоит два истребителя пустить. Первый год никто не верил в то, что происходит. Тогда ещё были объединены все. Вся страна последнюю копейку несла раненым, на фронт, в больницы — это люди делали, не политики. Они в это время с войны наживались. Я помню этот подъем, когда бабушки шли. Одно не учли — тут нация воевала всю жизнь, это не Москва. Деньги решают, конечно, немного мы тормозим, но — вот в чем ещё отличие — начиная с Гражданской люди за вилы хватались очень быстро, это не Россия. Навык — в генах.

Как это вообще можно было начинать? В моем сознании не укладывается это никак. Каждая вторая семья в Украине, как и в России, переплетена исторически. Для меня было дико, когда грузинская война началась — я был в Москве, и я не понимал, как это. Но тогда ведь было не до того, потому что нас не касалось. Для меня это сгусток диких переживаний и непониманий. И когда сознание пытается мне разложить всё, сердце моё не принимает. И что наш телевизор, что российский сбивал людей и порождал агрессию. Правды нет, политика меня не интересует, залезть в моё сердце никто не может.

— А сам ты как пережил этот разрыв?

— Проходит время, всё меняется, но боль остаётся и никуда не денется. Врать не буду, я это очень больно переживал. У меня папа с Алтая, старшая сестра в Москве, я в Москве всё лучшее сыграл, о чём тут восьмой год говорю, но меня как будто не слышат и только спрашивают: «Так ты не поедешь в Россию?» Я бескрайне устал каждый день — восемь лет!— говорить про политику. Бескрайне устал! Мне надо отдать должное всем режиссёрам, которые раз в полгода присылают мне предложения и очень хорошие сценарии, но съёмки все в Москве. Естественно, я говорю, что, пока не придут в норму эти отношения, я никуда не поеду, потому что я играть не смогу в этом состоянии — я же не робот. Если в России произойдёт такой же трабл, как у нас, половина не вынесет. Не всех же возьмут в политику и в рекламу.

Я люблю махновщину, люблю быть себе хозяином. И я снимаюсь в «Следопытах», выкладываю их в Сеть, смотрят люди... Это буквально минутные скетчи, даже не мини-, а микроформат. С Серегой Алимпиевым. Ни от кого не зависеть и отвязываться — это ли не идеал кино? Коппола, по его признанию, мечтает о таком формате.

У меня в 2013–2014 годах очень много картин было, в том числе «Ленинград 46» — мой любимый фильм. Началась война. Там финал с Гармашом был написан, а началась война, в «Ленинграде 46» мы финал не сняли из-за этой войны.

— Но у тебя не появилось отвращение ко всему русскому, как у многих здесь?

— Я всё время говорил во всех интервью: вы можете воевать, вы можете в телевизоре нести что угодно, но театр, кино и музыка — это единственный мост, который нельзя рушить. Я всё лучшее сыграл в России. Я лучшее сыграл в России — и об этом во всех интервью говорю. Политика политикой, но лучшее я сыграл в Москве и в Питере.

Меньшиков меня в 2001 году пригласил в театр, что коренным образом изменило мою жизнь, потому что я раньше сниматься приезжал и уезжал, а тут театр — репетируй. И я семь лет работал у Олега в театре, и мы всю Россию, Европу, Америку проехали с гастролями. Я получил колоссальный опыт театральный, географический (от Находки до Канады).

Я на песнях Высоцкого вырос. Я пою здесь Высоцкого уже 30 лет. С первого курса института на всех концертах я пою Высоцкого и Окуджаву — и ничего в моей жизни не поменяется. Украинские народные песни я как пел, так я их и пою. Просто, может, смысл сейчас другой вкладывается, обнажается другое что-то. Как был мой любимый писатель Шукшин — всё равно остался Шукшин. Папа у меня сибиряк — у меня всё равно кровь алтайская, хоть я родился здесь, а мама у меня с Луганска, дед — шахтёр. И Миша Ефремов всё равно мне брат, у нас дома рядом стояли на Новой Риге, и дети вместе играли, и жёны дружат. На многие вещи смотрим одинаково, и по многим вещам мы очень близкие люди, темпераментно очень похожи с ним. Просто он родился в Москве, а я — в Киеве.

— А чем всё это кончится? Война эта?

Collapse )


яков быков @AndreyBykov1 («Twitter», 21.09.2021):
Кто хочет взять у меня интервью? Никто меня не спрашивает а мнение высказывать нужно все таки. Вопросы пишите сюда. Без грязи

Никита Парсегов @Dieskiber Replying to @AndreyBykov1:
Сколько тебе Было в 1999 году? Сколько Будет в 2036?

яков быков @AndreyBykov1: территория Крыма действительно аннексирована Россией и это плохо но приравнивать каждого кто туда едет к преступнику и оккупанту глупо и непродуктивно

грустно, но правда @steven_octopus Replying to @AndreyBykov1:
здравствуйте Яков Андрей Василий нахождение в тени вашего отца помогает переносить жару или всё-таки больше подталкивает к муслям о скулшутинге?

яков быков @AndreyBykov1: Я думаю группа айспик полная хуйня
berlin

// «Colta.ru», 3 сентября 2021 года




Открытое письмо деятелей культуры к 90-летию Фридриха Горенштейна

Более 50 писателей, драматургов, журналистов, критиков, издателей, редакторов, режиссеров, актеров и других деятелей культуры выступили с открытым письмом к 90-летию со дня рождения писателя Фридриха Горенштейна (1932-2002).

COLTA.RU приводит письмо полностью:



ОН ПИСАЛ О НАС С ВАМИ

К 90-летию со дня рождения Фридриха Горенштейна

Открытое письмо

Уважаемые читатели русских книг, российские деятели культуры, меценаты и спонсоры культурных проектов!

18 марта 2022 года исполнится 90 лет со дня рождения писателя, драматурга и сценариста Фридриха Наумовича Горенштейна. Представляется, к сожалению, маловероятным, чтобы эту дату включили в программу государственных юбилейных мероприятий. Пропуск же юбилея Горенштейна (как ранее замалчивание его произведений) был бы, на наш взгляд, ощутимой потерей для российской культуры и истории этой культуры, новой несправедливостью по отношению к памяти о Горенштейне и к значимости оставленных им текстов — плодов мучительных размышлений и труда писателя, сравниваемого в Европе с классиками Толстым и Достоевским. Написанное Горенштейном — несомненно большой вклад в художественное исследование русской ментальности и русской истории. Он писал о нас с вами. Два фундаментальных его романа — «Псалом» (1975) и «Место» (1976), опубликованные в России в 1991 году, были предупреждениями о грядущих бедах, давали возможность к ним лучше подготовиться. Но Горенштейн не был услышан.

И хотя его читательская аудитория медленно, но верно растет, писатель по сей день редко упоминается в печати, он продолжает оставаться в категории «в списках не значится». Сейчас уже неважно, почему так сложилось, важна задача ситуацию изменить, исправить.

Литературу Горенштейна, его романы и пьесы высоко ценили уже ушедшие из жизни Андрей Тарковский, Вячеслав Иванов, Лазарь Лазарев, Владимир Войнович, Василий Аксенов, Виктор Астафьев, Анатолий Гладилин, Фазиль Искандер, Юрий Трифонов, Юрий Нагибин, Наум Коржавин, Ефим Эткинд, Петр Фоменко...

Мы, его и их современники, призываем СМИ, театры, киностудии, телевидение, творческие союзы кинематографистов и литераторов не пройти мимо 90-летия Фридриха Наумовича Горенштейна, подумать и сделать все возможное, чтобы закрепить его имя в сознании тех, кому дорога культура.

Это мог бы быть показ в дни юбилея идущих в Москве спектаклей по произведениям Горенштейна («Бердичев», «Волемир», «Дом с башенкой»). Это могли быть публичные чтения его текстов, в частности, никогда не шедшей пьесы «Споры о Достоевском». Это мог бы быть показ на одном из кинофестивалей или просто в одном из кинотеатров фильмов по сценариям Горенштейна («Первый учитель» Андрея Кончаловского, «Солярис» Андрея Тарковского, «Раба любви» Никиты Михалкова, «Седьмая пуля» Али Хамраева и др.) и экранизаций его собственных произведений.

Хорошо было бы, как нам кажется, учредить приз имени Горенштейна за лучший сценарий на одном из российских кинофестивалей и одну из литературных премий его имени, например, «за правдивое высокохудожественное отображение российской истории в литературе», примеры которого явлены в текстах Горенштейна «Детоубийца» и «На Крестцах».

Это могли бы быть и вечера памяти Горенштейна. Пока единственный такой вечер по инициативе кинорежиссера Али Хамраева состоялся в 2012 году в московском Доме кино.

Мы призываем откликнуться и российское телевидение. М.б. оно организовало бы декаду фильмов, к которым имел отношение Горенштейн, включив в программу и документальный фильм о нем «Место Горенштейна» (2015).

При желании возможно многое. Но и немногое будет важным добрым делом. Мы понимаем, что такое подвижничество в наше время особенно нелегко, но, как говорится, кто, если не мы?


1 Татьяна Аугшкап, актриса
2 Екатерина Барабаш, журналист
3 Михаил Бару, писатель
4 Ирина Богат, издатель
5 Михаил Богин, кинорежиссер
6 Дмитрий Быков, поэт
7 Юрий Векслер, журналист
8 Ольга Галицкая, журналист
9 Александр Гельман, драматург
10 Алла Гербер, журналист
11 Александр Галибин, актер и режиссер
12 Алексей Гордин, издатель
13 Нелли Гордина, биолог
14 Филипп Дзядко, редактор
15 Антон Долин, кинокритик
16 Вероника Долина, поэт и музыкант
17 Денис Драгунский, писатель
18 Виктор Ерофеев, писатель и эссеист
19 Андрей Звягинцев, кинорежиссер
20 Александр Зельдович, кинорежиссер
21 Наталья Иванова, литературный критик
22 Евгений Каменькович, режиссер
23 Наум Клейман, киновед
24 Никита Кобелев, режиссер
25 Николай Коляда, драматург
26 Борис Кузьминский, литературный критик
27 Андрей Кончаловский, кинорежиссер
28 Борис Ланин, литературовед
29 Сергей Лебедев, писатель
30 Лариса Малюкова, кинокритик
31 Александр Мелихов, писатель
32 Владимир Мирзоев, режиссер и публицист
33 Анатолий Найман, поэт и эссеист
34 Григорий Никифорович, литератор
35 Татьяна Орлова, актриса
36 Геннадий Островский, сценарист и режиссер
37 Борис Пастернак, издатель
38 Людмила Петрушевская, драматург, писатель
39 Андрей Плахов, кинокритик
40 Дмитрий Погоржельский, журналист
41 Екатерина Половцева, режиссер
42 Евгений Попов, писатель
43 Сергей Попов, поэт
44 Александр Прошкин, кинорежиссер
45 Надежда Птушкина, драматург
46 Марк Розовский, драматург и режиссер
47 Елена Стишова, кинокритик
48 Максим Суханов, актер
49 Людмила Улицкая, писатель
50 Александр Филиппенко, актер
51 Павел Финн, сценарист
52 Борис Хазанов, писатель и эссеист
53 Али Хамраев, кинорежиссер
54 Виктор Шендерович, писатель
55 Татьяна Хохрина, писатель
56 Валерий Шубинский, писатель
57 Ирина Щербакова, историк

С желанием добавить свою подпись под письмом, с предложениями и вопросами, а также с сообщениями о запланированных акциях просьба писать инициаторам этого письма на адрес проекта «Миры Горенштейна»: mirgor2017@gmail.com