Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №33, 2–8 сентября 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

На кого бы ещё напасть?

На улице в Москве жестоко избили молодого оппозиционера Егора Жукова. Перед этим его сначала приняли, а затем отчислили из магистратуры ВШЭ.


Избиение Егора Жукова в сочетании с его отчислением из магистратуры ВШЭ говорит о том, что у нас прибавилось серьёзным оппозиционером (ибо оппозиционер — это не тот, кто борется, а тот, с кем борются). Плохо то, что теперь всерьёз борются даже с блогером, то есть с человеком, который просто высказывается вслух на собственном канале для сравнительно узкой аудитории. Им там вовсе уже не на кого нападать, а отчитываться надо.

И то сказать — кто остался-то? Навальный на момент написания этого текста в коме, главные деятели протеста 2012 года — за границей. Остальных уже либо травили, либо били, либо перевербовали. Очень мало с кем можно проводить мероприятия, о которых отчитываются в спинномозговом центре (головного у них, похоже, давно нету). Не за кого звёзды получать, а в условиях кризиса других наград почти не осталось. Так что всей оставшейся оппозиции — включая даже ту, которую специально держат для битья в федеральных ток-шоу,— советую приготовиться: как помним мы из курса физики, чем меньше площадь, тем сильнее нагрузка. Убивать оппозицию нельзя — её практически не осталось,— а обзывать кого-то либералами и агентами госдепа надо (сам-то госдеп на Россию давно махнул рукой, своих бед хватает, того гляди Трампа перевыберут). Значит, тех немногих, кто осмеливается воздерживаться от тотального одобрямса, будут давить гораздо сильнее. И теперь для этого уже не надо никого выводить на улицы — достаточно поставить лайк под неодобрительным постом.

Для Жукова, правда, есть хорошая новость — он ещё не так опасен и далеко не так ненавистен, как Навальный. После отравления Навального уголовное дело не возбуждено, так как непонятно, чем травили. А после избиения Жукова — возбуждено, хотя и непонятно, чем избивали. Приятно, кстати,— хотя в целом приятного мало,— что нападающие скрылись на самокатах. Раньше-то в машинах уматывали. Совсем у них там плохо с финансированием. На школоту перешли.

И ещё приятно, что сотрудники ВШЭ, отчислившие Жукова, так красиво раскрылись, оказавшись в одних рядах с гопниками на самокатах. Правду сказать, я давно догадывался, что они недалеко ушли от гопников, но у некоторых были иллюзии.

А Жуков теперь лицо российской оппозиции. Молодое избитое лицо. У власти тоже есть прекрасный символ — гопники из ВШЭ на самокатах. Господь в России очень заботится о наглядности, потому что больше не о чем.
berlin

Труп тоталитаризма & Труп плохого человека




И фильм «Копейка», который мы с ним сделали,— это, собственно, картина не про машину, а про «хомо советикус», про советскую ментальность, которая сейчас всплыла как разложившийся труп, отравляющий наше общество.

Владимир Сорокин // «DailyOnline», 28 сентября 2009 года

Труп тоталитаризма не похоронен. Была возможность это сделать в 90-е, но, увы, не случилось: нужно было рыть слишком большую могилу, многие боялись сами туда свалиться. Немцам после 45-го помогли вырыть эту могилу всем миром, закопали нацистскую тухлятину, посадили сверху цветочки. А нам не повезло. Посему приходится дышать миазмами и ежедневно лицезреть червивую, разлагающуюся плоть давшего дуба «совка».

Владимир Сорокин // «Аргументы и факты», №32, 11 августа 2010 года

— Проблема в том, что Россия не похоронила совок, да, она его не закопала.

— Мне кажется, что ни одна из бывших республик его не похоронила.

— Да, но вот Германия похоронила, вернее, сама бы она этого тоже, конечно, не сделала, но ей помогли «закопать» это все. Имею в виду нацизм. А у нас этот труп лежит, разлагается по-прежнему, отравляет молодых, и нам, людям зрелым, напоминает отвратительное советское прошлое.

Владимир Сорокин // «День», №202-203, 5 ноября 2010 года

Сам СССР — это труп великана-людоеда, который не был похоронен. Если сравнивать с послевоенной Германией, там, конечно, Запад помог вырыть могилу и свалить туда все это нацистское прошлое. А у нас в ельцинские годы труп забросали опилками и сказали, что он сам догниет, а нам надо двигаться вперед. А потом выяснилось, что миазмы совка отравили наше настоящее. И мы не можем никуда двигаться, обойти это. Ты хочешь обустроить жилище, покупаешь цветы, платье жене, торт, а тут в углу тухлятина лежит. Что ни делай, а вонь стоит в доме.

Владимир Сорокин // «Огонёк», №4(5213), 30 января 2012 года

— Выборы Путина были оспорены на площадях. Как будет эволюционировать ситуация?

— Проблема России заключается в том, что она не в состоянии преодолеть наследие прошлого. Труп СССР все еще не погребен, в отличие от того, что произошло, например, в Германии с трупом нацизма. У нас при Ельцине труп коммунизма Сталина был разрезан на куски. Полагали, что он сам разложится. Но его миазмы продолжают отравлять новые поколения. Поэтому спонтанные протесты не могут найти новую идеологию, в настоящий момент движение напоминает мне всадника без головы. Будем надеяться, что у всадника вырастет новая голова вместе с новой и здоровой идеологией.

Владимир Сорокин // «Corriere della Sera», 16 апреля 2012 года

— Отсюда возникает еще один вопрос. А можно ли говорить о постсоветских социальных мутациях и в чем они состоят?

— Я не знаю, можно ли это назвать мутацией. Мутации — это «Старые песни о главном». И заданное ими отношение к советскому «хорошему» времени. Если его как-то подкрасить, упаковать посовременнее, то получится довольно милый мирок. И очень многие на это ведутся. Ну а власти это очень выгодно. Мутация, конечно, происходит. Я бы назвал это мутацией непохороненности совка. Как если бы вот здесь, в этом кафе, лежал труп. И не положено было его выносить. Привыкли бы к запаху. Сжились. Даже сказали бы — а в этом что-то есть! Эта непохороненность и заставляет людей мутировать. Вот новое поколение молодых сталинистов народилось, абсолютно уверенных в том, что сталинизм — это прекрасно. Надышались трупных миазмов.

Владимир Сорокин // «Colta.ru», 15 ноября 2012 года

— Зачем это Истории нужно — хранить утопии в одном месте? Ведь даже если их разморозить все одновременно — что у вас в романе и происходит,— вкус будет уже не тот. Например, даже если реанимировать сталинизм, в XXI веке он может существовать только в виде аттракциона. Почему, как вы думаете, утопии в России не преодолеваются? Почему не происходит развития, переваривания утопий?

— А им тут хорошо именно по отдельности. Я уже говорил, что у нас лежит этот советский труп 20 лет, и он до сих пор не вынесен. Его в 1990-е просто забросали опилками. И он сейчас активно разлагается. Но его запах, его дух странным образом смешиваются с реальностью — с высокими технологиями, с идеями свободного рынка, с новым искусством. И образуются такие гибриды. Это специфика места, думаю, с этим связано. Но это пока. Что будет — никто не знает.

— Вашу фразу о сгнившем, но неубранном трупе активно цитировала оппозиция.

Владимир Сорокин (интервью) // «Огонёк», №39(5299), 7 октября 2013 года


+


— Давайте поговорим о Советском Союзе. Я попробую объяснить, почему он лучше нынешней России. Представьте себе, что был плохой человек, но у плохого человека есть шанс одуматься, измениться... А теперь труп, и у трупа уже нет такого шанса.

— У меня ровно противоположные ощущения. Сейчас страна тяжело больна, но она живая. Советский Союз во времена моей молодости — это было нечто совершенно мертвое, где вообще не имело смысла что-либо делать. Любая попытка сделать карьеру, чего-то добиться была сопряжена с унижением и ложью, любой рост покупался ценой низости. Оставалось пить и валять дурака, чем мое поколение и занималось. Я учился в так называемом идеологическом вузе, и атмосфера там была довольно тухлая.

беседа Дмитрия Быкова с Борисом Акуниным // «Собеседник», №24, 29 июня — 5 июля 2016 года

<...>

Я никого не призываю вернуться в Советский Союз. Я просто говорю, что, понимаете… Вот очень часто цитируют эту мою фразу, и многие строят на ней свои концепции, не ссылаясь совершенно на авторство. Советский Союз был плохим человеком, но труп плохого человека хуже, чем плохой человек: он уже не может ни исправиться, ни как-то переквалифицироваться, да самое главное, что он воняет очень сильно.

Дмитрий Быков // программа «Седьмая пятница», «Эхо Москвы» в Санкт-Петербурге, 14 августа 2020 года
berlin

Благотворительный аукцион в поддержку Ивана Сафронова...

Сахаровский центр, ул. Земляной вал, д.57, стр. 5


Благотворительный аукцион в поддержку Ивана Сафронова

18 августа 2020 года — вторник — 19:00

18 августа в Сахаровском центре состоится благотворительный аукцион в поддержку арестованного по обвинению в государственной измене журналиста Ивана Сафронова.

На аукцион будут выставлены подписанные авторами книги Леонида Юзефовича, Дмитрия Быкова, Татьяны Толстой, Александра Архангельского, Людмилы Петрушевской, Леонида Парфенова, Льва Рубинштейна, Светланы Рейтер, Михаила Зыгаря и других известных писателей и журналистов.

Кроме того, будут представлены рисунки Андрея Бильжо, Людмилы Петрушевской и фотография, сделанная художником Фёдором Павловым-Андреевичем.

Во время аукциона можно будет подписать открытки для Ивана Сафронова, которые потом отправят ему в СИЗО.

Ведут мероприятие журналисты Шамиль Идиатуллин и Глеб Черкасов. Аукцион организован инициативной группой в поддержку Ивана Сафронова.

Иван Сафронов — бывший спецкорреспондент «Коммерсанта» и «Ведомостей», которого 7 июля задержали сотрудники ФСБ по подозрению в госизмене, — хотя он никогда не имел доступа к гостайне. Сейчас он находится в СИЗО, в начале сентября будет рассматриваться вопрос о продлении меры пресечения.

Вход свободный, но для участия в мероприятии просим вас ОБЯЗАТЕЛЬНО зарегистрироваться. К сожалению, без регистрации вы сможете попасть в зал только при наличии свободных мест.

Обращаем ваше внимание, что на мероприятии необходимо находиться в маске. Зрительные места расставлены с учётом социальной дистанции.


РЕГИСТРАЦИЯ [регистрация на событие закрыта]






<...> В тройку самых дорогих лотов вошли: альбом карикатур Андрея Бильжо «Петрович и другие» (25 тыс. руб.), роман Дмитрия Захарова «Средняя Эдда» (19 тыс. руб.) и книга Дмитрия Быкова «Орфография: Опера в трех действиях» (15,5 тыс. руб). <...> отсюда
berlin

исполняет Алексей Мельников // Пермское Бард-кафе, 23 мая 2019 года




Колыбельная

Ночь зеленоватая колышется и длится,
Млечный путь туманится, кремнистый путь блестит.
Спят подозреваемый, убитый и убийца,
Каждому мечтается, что Бог его простит.
Дремлют каракатица, ворона и лисица,
Пленники, изменники, мошенники, врали.
Все они уверены, что каждому простится —
Если бы не верили, уснуть бы не могли.

Collapse )






Начало зимы

1

Зима приходит вздохом струнных:
«Всему конец».
Она приводит белорунных
Своих овец,
Своих коней, что ждут ударов,
Как наивысшей похвалы,
Своих волков, своих удавов,
И все они белы, белы.

Collapse )






* * *

Он обязательно придёт,
Какой-нибудь другой,
Самовлюблённый идиот,
Восторженный изгой,
Из всех богоугодных дел
Пригодный лишь к письму,—
И будет дальше, за предел,
Тянуть мою тесьму.

Collapse )
berlin

Дмитрий Быков // «Новая газета», №70, 6 июля 2020 года




Предупредительное


«Я испрашиваю помилования судье, прокурору и главным свидетелям обвинения на том основании, что они поступили так, а не иначе, только из опасения потерять заработок».

Арт Бухвальд,
«Просьба о помиловании», 1966



Всё же главное — это Прокопьева.
Нет у мира важнее проблем.
Хоть и так её тема утоплена
Между COVIDом и BLM,
Хоть и злобы взаимной накоплено
От попранья законных основ,
Всё же главная тема — Прокопьева,
Журналистка из города Псков.

Я, конечно, ценю высоко права
Журналистов, свободы сынов,
Мне резонней сказать: «Я — Прокопьева»,
Чем твердить: «Я — Иван Голунов».
Раздражать обнуленного гения —
Это наш колумнистский удел,
Наше дело — высказывать мнения,
Сам Синявский за это сидел.

Нам великие бури обещаны,
И разор, и срыванья резьбы…
Так и пишут российские женщины
Репортаж из горящей избы.
Закатать её — акция плановая,
Всей политике вашей под стать,
Но она никого не оправдывала,
Ибо дело её — объяснять.

Пусть прольётся норильское топливо,
Пусть плодится ворьё и враньё, —
Господа! Вам важнее Прокопьева.
Господа! Не сажайте её.
Вероятно, грядущему лекарю
Пригодится давнишний симптом,
Но боюсь, что окажется некому
Рассказать ему правду о том.

Ведь когда нас начнёт ошарашивать
Откровеньями наша печать —
Вас не спрашивать будут — допрашивать.
Ей придётся за вас отвечать.
И покуда ломаете копья вы,
Безнадёжно утративши стыд,
Всё, что есть, объясняет Прокопьева.
Будет время — и вас объяснит.

Объяснит неудачной эпохою,
Тем, что было вам нечего есть…
(Я ей мысленно даже похлопаю:
Не скатилась в обычную месть!)
Мол, зависимы были с рождения
От начальства и властных причуд —
И попросит для вас снисхождения,
И, боюсь, её мненье учтут.
berlin

a propos ЭВЛ...

«Если уж говорить об Эдуарде Вениаминовиче Лимонове» ©






Дмитрий Быков в программе ОДИН от 14-го февраля 2020 года

«Как вы относитесь к творчеству позднего Лимонова?»

Вот здесь, мне кажется, как раз тот случай, когда мы наблюдаем старость довольно суетливую; старость, все время настаивающую на своих великих заслугах. Это как тот охотник, который все время добывает новые дипломы и новые свидетельства своих подвигов. Поздний Лимонов для меня примерно начинается с «Убийства часового» или с рассказа «Смерть старухи», который был еще, по-моему, блистательным. Поздний Лимонов, по-моему, не выдерживает сравнения с ранним, что он и сам прекрасно понимает, о чем он и сам замечательно сказал. Ну он же предполагал, что так будет. Когда он писал: «Убейте меня, не может быть старого Лимонова», он догадывался, что его тип героя как-то со старостью, с мудростью, с его статусом как-то не очень совместим. Он продолжает иногда писать замечательные тексты, скорее, на инерции. А что касается его каких-то проповедей, идей поздней прозы — это, мне кажется, свидетельство некоторой (понятной совершенно) деградации. Но ведь и стратегия Лимонова никогда и не предполагала, что он с годами поумнеет. Этот персонаж не рассчитан на старость, на «патриаршество». Вот Давид Самойлов был рассчитан на это, а Лимонов на это не рассчитан. Ну, будем благодарны за то, что он сделал в конце концов. Не всякое дерево хорошо во всякую погоду.


«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать об Эдуарде Вениаминовиче» ©


limonov_eduard (22.02.2020):

Мне 77 лет. Много

Сегодня мне исполняется 77 лет. Много.
Тело барахлит иногда, но "искра божия" внутри пожалуй даже и ярче.
На поздравления не отвечаю, так или иначе всем доволен.
berlin

// "YouTube. Просто Читает"



в исполнении Анастасии Круминой и Екатерины Аполлоновой


* * *
«Только ненавистью можно избавиться от любви,
только огнем и мечом».

Дафна Дюморье

Кое-что и теперь вспоминать не спешу —
В основном, как легко догадаться, начало.
Но со временем, верно, пройдёт. Заглушу
Это лучшее, как бы оно ни кричало:
Отойди. Приближаться опасно ко мне.
Это ненависть воет, обиды считая,
Это ненависть, ненависть, ненависть, не
Что иное: тупая, глухая, слепая.

Только ненависть может — права Дюморье —
Разобраться с любовью по полной программе:
Лишь небритая злоба в нечистом белье,
В пустоте, моногамнее всех моногамий,
Всех друзей неподкупней, любимых верней,
Вся зациклена, собрана в точке прицела,
Неотрывно, всецело прикована к ней.
Получай, моя радость. Того ли хотела?

Дай мне всё это выжечь, отправить на слом,
Отыскать червоточины, вызнать изъяны,
Обнаружить предвестия задним числом,
Вспомнить мелочи, что объявлялись незваны
И грозили подпортить блаженные дни.
Дай блаженные дни заслонить мелочами,
Чтоб забыть о блаженстве и помнить одни
Бесконечные пытки с чужими ключами,
Ожиданьем, разлукой, отменами встреч,
Запашком неизменных гостиничных комнат…
Я готов и гостиницу эту поджечь,
Потому что гостиница лишнее помнит.

Дай мне выжить. Не смей приближаться, пока
Не подернется пеплом последняя балка,
Не уляжется дым. Ни денька, ни звонка,
Ни тебя, ни себя — ничего мне не жалко.
Через год приходи повидаться со мной.
Так глядит на убийцу пустая глазница
Или в вымерший, выжженный город чумной
Входит путник, уже не боясь заразиться.

Дмитрий Быков, 1995 год





в исполнении Екатерины Брицовой и Екатерины Додоновой


* * *

Когда бороться с собой устал покинутый Гумилёв,
Поехал в Африку он и стал охотиться там на львов.
За гордость женщины, чей каблук топтал берега Невы,
За холод встреч и позор разлук расплачиваются львы.

Воображаю: саванна, зной, песок скрипит на зубах…
Поэт, оставленный женой, прицеливается. Бабах.
Резкий толчок, мгновенная боль… Пули не пожалев,
Он ищет крайнего. Эту роль играет случайный лев.

Любовь не девается никуда, а только меняет знак,
Делаясь суммой гнева, стыда и мысли, что ты слизняк.
Любовь, которой не повезло, ставит мир на попа,
Развоплощаясь в слепое зло (так как любовь слепа).

Я полагаю, что, нас любя, как пасечник любит пчел,
Бог недостаточной для себя нашу взаимность счел,—
Отсюда войны, битье под дых, склока, резня и дым:
Беда лишь в том, что любит одних, а палит по другим.

А мне что делать, любовь моя? Ты была такова,
Но вблизи моего жилья нет и чучела льва.
А поскольку забыть свой стыд я ещё не готов,
Я, Господь меня да простит, буду стрелять котов.

Любовь моя, пожалей котов! Виновны ли в том коты,
Что мне, последнему из шутов, необходима ты?
И, чтобы миру не нанести слишком большой урон,
Я, Создатель меня прости, буду стрелять ворон.

Любовь моя, пожалей ворон! Ведь эта птица умна,
А что я оплеван со всех сторон, так это не их вина.
Но, так как злоба моя сильна и я, как назло, здоров,—
Я, да простит мне моя страна, буду стрелять воров.

Любовь моя, пожалей воров! Им часто нечего есть,
И ночь темна, и закон суров, и крыши поката жесть…
Сжалься над миром, с которым я буду квитаться за
Липкую муть твоего вранья и за твои глаза!

Любовь моя, пожалей котов, сидящих у батарей,
Любовь моя, пожалей скотов, воров, детей и зверей,
Меня, рыдающего в тоске над их и нашей судьбой,
И мир, висящий на волоске, связующем нас с тобой.

Дмитрий Быков, 1995 год





в исполнении Екатерины Брицовой и Екатерины Додоновой


* * *

На самом деле мне нравилась только ты, мой идеал и мое мерило. Во всех моих женщинах были твои черты, и это с ними меня мирило.

Пока ты там, покорна своим страстям, летаешь между Орсе и Прадо,— я, можно сказать, собрал тебя по частям. Звучит ужасно, но это правда.

Одна курноса, другая с родинкой на спине, третья умеет все принимать как данность. Одна не чает души в себе, другая — во мне (вместе больше не попадалось).

Одна, как ты, со лба отдувает прядь, другая вечно ключи теряет, а что я ни разу не мог в одно все это собрать — так Бог ошибок не повторяет.

И даже твоя душа, до которой ты допустила меня раза три через все препоны,— осталась тут, воплотившись во все живые цветы и все неисправные телефоны.

А ты боялась, что я тут буду скучать, подачки сам себе предлагая. А ливни, а цены, а эти шахиды, а роспечать? Бог с тобой, ты со мной, моя дорогая.

Дмитрий Быков, 2003 год
berlin

Achtung! Иван Некрасов ЖУЛИК...




Leonid Katsva («Facebook», 28.12.2019):

Обнаружил нечто. На мой взгляд, вполне возмутительное. Некая «Школа подготовки к ЕГЭ Ивана Некрасова», «запустившая он-лайн подготовку к ЕГЭ в России», опубликовала на своем сайте список «Команда школы». https://new.passege.ru/command/ Номером первым в этом списке оказался... ваш покорный слуга, коему дана весьма лестная характеристика: "Один из самых именитых историков России, создал большинство материалов для изучения олимпиадной истории на курсе, его подход удивит даже профессионалов".

Так вот:

1. Я еще не сошел с ума, чтобы разрешить кому-то называть себя, школьного учителя и автора ряда учебников и пособий "одним из самых именитых историков". По-моему, это хамство.

2. Никаких "материалов для изучения олимпиадной истории" я никогда не создавал, что это такое - "олимпиадная история" - вообще не понимаю, к нынешним олимпиадам по истории отношусь с очень большим сомнением.

3. ГЛАВНОЕ: ни в какую "команду" Ивана Некрасова я не вхожу и не входил, к он-лайн подготовке к ЕГЭ я никогда не имел отношения, сам Иван Некрасов никогда ко мне ни с какими предложениями о сотрудничестве не обращался. Более того, ни о его школе, ни о нем самом я до сегодняшнего дня вообще никогда не слышал. Полагаю, что человек, действующий подобными методами, - ЖУЛИК.

4. Помимо меня, к "команде школы Ивана Некрасова" оказались причислены гораздо более известные люди: Дмитрий Быков ("автор материалов для подготовки к эссе") и Евгений Ройзман ("автор материалов курса по истории"). Полагаю, что и они знают о своем участии в этой "команде" не более моего.

Если здесь есть юристы, ответьте, пожалуйста, не тянет ли это дело на" мошенничество? Само собой, я не собираюсь судиться с Иваном Некрасовым, ни сил на это нет, ни времени, но хочу, чтобы было известно: использование этим человеком моего имени - ЖУЛЬНИЧЕСТВО.

P. S. Если будете делать репост (приветствуется!), проследите, чтобы отразилась не только картинка, а сам мой пост. Иначе получится реклама мошеннической конторы Ивана Некрасова.

cache:https://new.passege.ru/command/
berlin

Дмитрий Быков (комментарий) // "BFM.ru", 6 декабря 2019 года

Вместо четырех лет колонии — три года условно. Что повлияло на приговор Егору Жукову?

Подсудимый был готов к реальному сроку. Его признали виновным в публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности с использованием интернета. Поддержать Егора Жукова пришли около 200 человек.

Суд признал студента ВШЭ Егора Жукова виновным в публичных призывах к экстремизму, но дал три года условно и на два года запретил ему администрировать интернет-ресурсы. Прокуратура просила четыре года колонии. Жуков был готов к лишению свободы: в суд он пришел с вещами и в кроссовках без шнурков.

У здания Кунцевского суда утром 6 декабря собралось более 200 человек, в том числе студенты, активисты и даже священнослужители. Уже на улице Жуков рассказал, что условный срок нельзя считать победой.

Егора Жукова арестовали в начале августа по делу о массовых беспорядках 27 июля в Москве. Он отсидел месяц в СИЗО, затем его перевели под домашний арест, а вскоре уголовное дело прекратили, но возбудили новое — уже за ролики на его YouTube-канале — по статье о призывах к экстремистской деятельности.

Поддержать Егора Жукова в суд пришли проректор ВШЭ Валерия Касамара, рэпер Оксимирон, писатель Дмитрий Быков, главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, актриса Чулпан Хаматова. Мыслями о том, что повлияло на решение суда, с Business FM поделился Дмитрий Быков.

Дмитрий Быков, писатель, журналист:

— Я думаю, в наибольшей степени повлияли три вещи. Во-первых, дело слишком откровенно рассыпалось в суде. Второе обстоятельство — это, конечно, грандиозная харизма самого Жукова, его потрясающая речь, которая уже вошла в российскую историю. И в-третьих, огромное, без преувеличения, количество протестующей молодежи. Молодежи они пока боятся, потому что с молодыми так просто не заговоришь.

<...>
berlin

Дмитрий Быков (комментарий) // "Эхо Москвы", 1 ноября 2019 года

Дмитрий Быков

Gasan Gusejnov (02.11.2019): Пост о «клоачном» языке удалил не я, а администрация фейсбука, которая сочла его нарушающим правила сообщества. Мне кажется, я даже знаю, какого сообщества.


Дмитрий Быков в программе ОДИН от 1-го ноября 2019 года:

Что касается очень многих понятных вопросов о Гасане Гусейнове. Гасан Гусейнов — выдающийся филолог, замечательный языковед, один из немногих, если не единственный, кто фундаментально работает сегодня в области исследований поэтического языка. Естественно, любой интеллектуал потенциально опасен для сегодняшней российской власти. Говорю это уже без всяких оговорок: потенциально опасен, потому что интеллектуал двигает развитие, а ничего опаснее развития для России в путинском понимании быть не может. Следовательно, нападки на Гасана Гусейнова — могу сказать это с полным знанием дела, с чтением его высказываний, со знанием контекста его работы, с давним и добрым знакомством с ним самим, — эти нападки не вызваны ничем, кроме желания потравить очередного интеллектуала. Травля интеллектуалов всегда возникает тогда, когда надо отвлечь внимание от каких-то серьезных проблем: массовое ли это подорожание, предстоящий очередной в той или иной форме отъем денег у населения, масштабное ли какое-то жульничество на международной арене или во внутреннем пространстве, — это совершенно ясно средство отвлечения. Крики «Ату его!», раздающиеся слишком синхронизировано, свидетельствуют, конечно, о том, что людям надо какое-то темное дело тихо провернуть. Это всегда так бывает, кого бы ни травили.

Причем берется высказывание интеллектуала, которое никогда бы не привлекло внимание, если бы сознательно не устраивать этого «ату»и улюлюканья. Что касается сути высказывания Гусейнова, то ничего плохого о русском языке он не сказал. Он сказал, что многие представители прессы пользуются «клоачным русским». Это еще мягко сказано: они пользуются мусорным, базарным, блатным русским, они пользуются худшими изводами русского языка, забывая о том, что русский язык, данный им предками (предки же кровью его поливали, формировали его с таким трудом, с помощью множества заимствований, захватов, путем общения, путем прогресса). Предки, наши любимые, знаменитые предки дали нам язык, а мы оскорбляем честь этих предков, позорим честь этих предков, забывая, что русский язык — великий, могучий, правдивый и свободный. И разговаривая языком телепрограмм и блатняков. Ну это чудовищно.

Ведь на самом деле единственная духовная скрепа — это русский язык, великий и могучий, подчеркиваю, правдивый и свободный, гибкий и пластичный, необычайно насыщенный, насыщавшийся множеством слоев. К сожалению, большинством используется либо бюрократический русский либо русский, простите, криминальный. Ведь огромное количество криминальных заимствований в речи первых лиц государства свидетельствует только о том, что Россия на протяжении XX века либо сажала, либо сидела. Поэтому великий, могучий, правдивый и свободный русский (это тургеневское определение, ничего страшного) язык наших предков пропитался криминальным душком, криминальными терминами — это ужасно, это катастрофа, и то, о чем говорит Гасан Гусейнов, безусловно, имеет место.

А я иногда послушаю речь своих студентов — так там такой процент лексики совершенно «бивис-батхедовской», какой-то совершенно «приколись, баклан». Это кошмар, и просто с души воротит от этого. И, конечно, пост Гусейнова написан в защиту языка, а видеть здесь оскорбление языка могут только те, для которых слово «русский» вообще не подлежит сочетанию ни с какими оскорбительными коннотациями. Но простите, бывает пьяный русский, бывает преступный русский, бывает глупый русский. И все эти «защитники русского языка», к моему сожалению величайшему, к моей скорби как профессионального писателя и журналиста, — они пишут с чудовищными оскорбительными. Некоторые люди пишут: «Гусейнов должен извинится», — без мягкого знака. Они оскорбляют этим язык, данный нам предками. Ведь грамматические правила даны нам предками, это страшное оскорбление. Они топчут память предков, когда не знают, как распорядиться «-ться» и «-тся». А Гусейнов знает.

И вообще мне кажется, что в России не так много осталось интеллектуалов, чтобы устраивать их травлю. Гасан Гусейнов — это человек чрезвычайно заслуженный, это выдающийся философ, мыслитель; человек, который сделал для русской культуры гораздо больше, чем все его критики. А эти критики, которые эту культуру защищают, ни одного своего предка не знают, не помнят ничего, не читали этого. Они просто оскорбляют сам факт существования русского языка. Не понимаю вообще, как можно об этом говорить. И до чего мы докатились, если человек, написавший, что в газетах пользуются «клоачным русским», подвергается травле, улюлюканью и «ату».

И совершенно невнятен и, на мой взгляд, половинчат, выдержан в каких-то априорных интонациях пост формально в его защиту (а на самом деле, в его поругание), пост Ярослава Кузьминова, ректора Высшей школы экономики. Я не знаю, с какими угрозами, с каким давлением, с каким, может быть, шантажом сталкивается Кузьминов, но его пост не достоин ректора высшего учебного заведения. Это пост самозащиты, а не пост защиты своего сотрудника. Говорю это с полной уверенностью. Мне кажется, что в данном случае тот, кто не высказывается в защиту Гусейнова, формально поощряет его травлю, а следовательно, делает все возможное для того, чтобы из великой страны наших предков (предков наших, подчеркиваю, великих предков, которые кровью и потом полили эту землю) был вытеснен еще один интеллектуал, еще одна ее интеллектуальная горсть. Давайте вытесним Гусейнова. Я думаю, хуже от этого будет не Гусейнову.

Мне кажется, что… Гасан, дорогой, я всегда с неизменным восхищением слежу за вашими публикациями, восхищен вашим гибким, свободным, правдивым, могучим и богатым русским языком, и желаю вам продолжать трудиться для его защиты и укрепления. Наши предки любуются вами.


Дмитрий Быков + Гасан Гусейнов // «СИТИ-FM», 12 декабря 2010 года