Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

berlin

Беседа Дмитрия Быкова с Гасаном Гусейновым // «Собеседник», №36, 23–29 сентября 2020 года

рубрика «Персона»

Гасан Гусейнов: Последние двадцать лет — это чекистская реконкиста

Гасан Гусейнов — один из самых известных гуманитарных мыслителей в России, так получилось. Дело не в его бесспорных заслугах, не в его вкладе в историю Античности, не в работах по Эсхилу и даже не в публицистике, неизменно острой. Дело в двух волнах травли, которые ему устроили: за высказывание о клоачном языке чиновничества и о роли террора в борьбе отдельных народов Кавказа за независимость. А у нас сейчас нету другой популярности. Кого травят — тот и популярен, и наоборот.

В начале учебного года стало известно о том, что признаков экстремизма (и его оправдания) в высказываниях Гусейнова не нашли. И что Высшая школа экономики, где он преподавал, с этим мнением солидарна. Но контракта с ним тем не менее не продлевает. Одновременно он объявил о создании Свободного университета (пока — онлайн), в котором без каких-либо идеологических ограничений смогут преподавать все, кто по разным причинам не вписывается в сегодняшнюю высшую школу. А слушать — все желающие, кого по мотивационным письмам отберут преподаватели. Совершенно бесплатно. Так оно свободнее.



«Главная беда России — аллургия: это мой термин»

— Гасан, я так понимаю, что обсуждать Высшую школу экономики и ваш уход оттуда...

— Неинтересно.

— Тогда про Свободный университет: чем вы объясняете такое количество заявок и страстную жажду людей получать дополнительное образование?

— Для меня главный шок — возраст этих людей. От семнадцати до семидесяти двух. И хотя я рад и благодарен за этот интерес, он наводит на печальные мысли: люди работают не по специальности и делают не то, что им интересно. Я, честно говоря, рассчитывал на 500 заявок и считал бы это огромным успехом, а мы получили больше пяти тысяч. Я и предполагать не мог, что люди из самых разных стран испытывают такой голод по свободному образованию — свободному от идеологических шаблонов и запретов в первую очередь. И я остро жалею, что защита данных не позволяет нам использовать эту социологию. Самое поразительное, что люди сложившиеся, взрослые, иногда стареющие испытывают такую тоску по информации и по свободному общению. И что люди, получившие одно, два, иногда три образования, не могут себя найти. Они работают совершенно не по профессии, но именно это и есть скрытая безработица. И тут мне вспоминается мой собственный термин, который я надеюсь продвинуть: аллургия. Это когда предмет — или человек, или идея — используется не в своей функции. Когда вы, например, делаете торшер из лыжной палки или кипятильник — из двух бритвенных лезвий, потому что у вас нет нормального кипятильника. Вот эта аллургия — главная беда России. Все делают не то, к чему они предназначены. В СССР всегда с гордостью повторяли, что голь на выдумки хитра, но тут, по совести, нечем гордиться. Это же норма была — человек поступает, допустим, на юридический, а юриспруденцией не занимается, он собирается торговать, но хочет при этом знать законы. Или идет куда угодно, чтобы не пойти в армию. Или получает гуманитарное образование, просто чтобы не напрягаться. Вот в этом, по совести говоря, ничего утешительного нет, потому что в этом основа советского — и никуда не девшегося — лицемерия: говорю одно, думаю другое, подразумеваю третье, а делаю четвертое. Отсюда же и феномен советского хобби: у каждого есть занятие, которому он отдается всей душой, и работа, которую он за зарплату отбывает из-под палки. Это все-таки симптом болезни, а не разносторонности.

— А верите вы в возможность построить в современной России хоть какую-то альтернативу государственному образованию, да вообще хоть что-то негосударственное?

— После семнадцатого года, рискну сказать, частная альтернатива — самый болезненный вопрос в России. Но тут как раз есть некое основание для оптимизма: кричащая неудача, которую потерпели разнообразные восстановители Советского Союза. Собственно, и в советские времена можно было расчищать такую альтернативу, и у нас был на эту тему постоянный спор с Георгием Степановичем Кнабе, которому и принадлежит формулировка: делать что-либо в СССР вполне можно, если только находиться не на стрежне. Это его и спасало: он был серьезным, свободно мыслящим историком, а заведовал кафедрой иностранных языков во ВГИКе. Ну, еще его спасал осколок в голове со времен войны — он как бы давал индульгенцию... Но действительно расчищать себе пространство для занятий можно было, только добровольно задвинувшись на периферию.

— Почему, у Гефтера получалось...

— Тоже — только после того, как он получил несколько раз по голове и ушел со стрежня. И у Некрича была аналогичная ситуация — из-за него академический институт разделили на два, и он оказался между; в этой щели и существовал. В таком периферийном существовании нет ничего дурного, просто ты обречен сидеть очень тихо и в рабочее время делать второстепенные вещи.

— А соцсети — они могут стать альтернативой официальному образованию, федеральным каналам и так далее?

— В последние годы мы, увы, имели возможность убедиться, что соцсети — фейсбук, скажем — легко превращаются в болото бесплодных дискуссий и ругани, которое затягивает очень легко, а выпускает очень трудно. Как и всякая вещь на свете, соцсети нуждаются в наполнении их смыслом, а этот смысл еще надо выдумать. Пандемия показала, что образование как раз может заполнить им бездеятельную и карантинную вроде бы жизнь. Я затрудняюсь, честно говоря, понять, почему людям хочется учиться: ау, социологи образования! Может быть, это возможность общения под благовидным и даже престижным предлогом; возможно, это создание среды. Я с восторгом смотрю на своих студентов — я в их годы не знал и не видел половины того, что видят они. Очень возможно, что сегодняшняя мода на zoom-обучение — вообще попытка самоспасения от навязываемого сползания в глупость, и тогда это единственное положительное последствие пандемии.

Collapse )
berlin

Дмитрий Быков (комментарий) // «Facebook», 23 августа 2020 года

Аркадий Рух («Facebook», 23.08.2020):

#рухлит

Долго не мог понять, зачем в русской литературе Куприн. Кажется, понял.

Удивительное ведь дело: два главных толстовских наследника, Чехов и Горький — писатели абсолютно холодные, отстранённые, даже фотографические. Это при том, что сам Л.Н. — человек страстный, живо воспринимающий всё, им описываемое. Вот эту вот страстность и наследует Куприн, писатель откровенно слабый на фоне Чехова и Горького.

Буду эту мысль думать дальше.






из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ну уж не слабый. Нерасчётливый, но сильный. Класса Грина, а Грин велик. Оба основатели южной школы, так что Бабель пришёл на готовую почву. Одесская литература началась с Гамбринуса и Обиды.

Аркадий Рух: На фоне Чехова, Горького и даже Бунина, коего я терпеть не могу — безусловно, слабый. И заметь, «сильный» и «великий» — разные понятия. Радищев велик, хотя и полный графоман при этом. Эренбург велик — но никак не силён. А например Паустовский — писатель очень сильный, но точно не великий. Одно дело мера таланта, другое — как этот талант смог реализоваться, третье — оказанное влияние на последующую литературу. Куприн всю жизнь делал совершенно ученические ошибки на уровне не то что композиции, но даже сюжета. Но вот за эту его чисто толстовскую страстность ему многое простится.

А с южнорусской школой интересно. Формально — да, Куприн. Но по сути-то всё равно Чехов, начиная ещё со «Степи».

К Грину у меня очень сложное отношение, кстати.

Дмитрий Львович Быков: Аркадий Рух Аркаш, прочти «Истребитель». Есть у него такой рассказ малоизвестный.

Дмитрий Львович Быков: В смысле у Грина.

Аркадий Рух: Дмитрий Львович Быков Спасибо, действительно, не читал, обязательно. Но сейчас меня Куприн больше интересует. Понимаешь, кмк, Куприн — это такой недо-Набоков, причём очень ранний. У которого все приёмы настолько на виду, настолько очевидны, что это уже даже фишка. Вот как в «Ночлеге» Авилов случайно попадает на постой к женщине, которую когда-то изнасиловал — и понимает, насколько сломал ей жизнь. Большой художник никогда не использовал бы такой банальный приём. Он столкнул бы Авилова с ДРУГОЙ женщиной, судьба которой заставила бы героя вспомнить собственный грех, и тем самым вышел бы на высокое обобщение. А так сплошная нарочитая литературщина, никакого доверия.

Дмитрий Львович Быков: Аркадий Рух слушай, но неужели ты не плачешь над некоторыми вещами? Типа «Королевского парка».

Аркадий Рух: Дмитрий Львович Быков Плачу, конечно. Но это же не цель литературы — выдавить из меня слезу. Это не так уж и сложно, я вообще очень сентиментален. Среди участников литературных конкурсов есть даже специальный термин — «слезодавилка».


(не)ПСС Дмитрия Львовича Быкова в Facebook'е

Александр Степанович Грин
Истребитель

I

Когда неприятельский флот потопил сто восемьдесят парусных судов мирного назначения, присоединив к этому четырнадцать пассажирских пароходов, со всеми плывшими на них, не исключая женщин, стариков и детей; затем, после того как он разрушил несколько приморских городов безостановочным трудом тяжких залпов — часть цветущего побережья стала безжизненной; её пульс замер, и дым и пыль бледными призраками возникли там, где ранее стойко отстукивали мирные часы жизни.

Collapse )

Александр Иванович Куприн
Королевский парк

фантазия

Наступило начало XXVI столетия по христианскому летосчислению. Земная жизнь людей изменилась до неузнаваемости. Цветные расы совершенно слились с белыми, внеся в их кровь ту стойкость, здоровье и долговечность, которой отличаются среди животных все гибриды и метисы. Войны навеки прекратились ещё с середины XX столетия, после ужасающих побоищ, в которых принял участие весь цивилизованный мир и которые обошлись в десятки миллионов человеческих жизней и в сотни миллиардов денежных расходов. Гений человека смягчил самые жестокие климаты, осушил болота, прорыл горы, соединил моря, превратил землю в пышный сад и в огромную мастерскую и удесятерил её производительность. Машина свела труд к четырём часам ежедневной и для всех обязательной работы. Исчезли пороки, процвели добродетели. По правде сказать… всё это было довольно скучно. Недаром же в средине тридцать второго столетия, после «великого южно-африканского восстания, направленного против докучного общественного режима, всё человечество в каком-то радостно-пьяном безумии бросилось на путь войны, крови, заговоров, разврата и жестокого, неслыханного деспотизма,— бросилось и — бог весть, в который раз за долголетнюю историю нашей планеты — разрушило и обратило в прах и пепел все великие завоевания мировой культуры.

Collapse )
berlin

Дмитрий Быков (теле-эфир) // «Дождь», 22 сентября 2020 года

Еженедельная импровизация Дмитрия Быкова, которая учит нас не бояться будущего, потому что всё уже было. Мы учим своего зрителя распознавать сегодняшние ситуации в мировой истории, в классической литературе, в анекдотах и в нашем сегодняшнем быту. Делаем мы это по возможности с юмором, иногда в стихах.





программа ВСЁ БЫЛО С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ (выпуск №147)

«Мы — русские. С нами Бог!» Дмитрий Быков — о вмешательстве России в дела соседних стран

Все почему-то постоянно удивляются, когда Россия вмешивается в дела других стран. Так получилось и в этот раз, когда Кремль пообещал предоставить помощь Александру Лукашенко для подавления протестов в Беларуси. В новом выпуске программы «Все было» Дмитрий Быков в манере ведущих федеральных каналов рассказал об исторической миссии России, которую она сама себе придумала.

к бабушке приехали...

— Настоящая опасность грозит лишь тем, чьи друзья и родные за пределами замка доставляют новой власти неприятности. Этих берут в заложники. Старик Ксено Лавгуд слишком много себе позволял в своем «Придире», и Полумну сняли прямо с поезда, когда она ехала на рождественские каникулы. — С ней все в порядке, Невилл, мы ее видели… — Я знаю, она сумела прислать мне весточку. Он достал из кармана золотую монету, и Гарри сразу опознал один из тех фальшивых галеонов, которыми пользовался Отряд Дамблдора, чтобы передавать сообщения. — Потрясающая штука, — сказал Невилл, радостно улыбаясь Гермионе. — Кэрроу так и не просекли, как мы сообщаемся друг с другом, — они на этом чуть ума не решились. Мы вылезали по ночам и делали надписи на стенах: «Отряд Дамблдора: мобилизация продолжается», и всякое такое. Тото Снегг злился.
— Вылезали? — Гарри обратил внимание на прошедшее время.
— Ну, со временем это стало труднее, — пояснил Невилл. — На Рождество мы остались без Полумны, после Пасхи не вернулась Джинни, а зачинщикамито были как раз мы трое. Кэрроу, похоже, догадались, что без меня тут не обошлось, и круто за меня взялись. А тут еще Майкла Корнера поймали, когда он освобождал первокурсников, которых они заковали в цепи. Его пытали очень жестоко. Это отпугнуло народ.
— Еще бы, — пробормотал Рон. Проход постепенно пошел вверх.
— Не мог же я просить людей пройти через то, что вытерпел Майкл, — так что эти забавы мы бросили. Но мы продолжали борьбу, вели подпольную работу… ещё пару недель назад. И тогда они, видать, решили, что есть только один способ меня остановить, и пришли за бабушкой.
— Они — что? — хором спросили Гарри, Рон и Гермиона. — Да. — Невилл слегка запыхался, потому что туннель поднимался теперь круто вверх.
— Ну, ход их мыслей легко понять. Похищать детей, чтобы родители вели себя смирно, оказалось очень действенно, так что они довольно быстро догадались, что можно и наоборот. Но дело в том, — Невилл обернулся к ним, и Гарри с удивлением обнаружил ухмылку на его лице, — что с бабушкой они маленько просчитались. Старушкаволшебница, живет одна… они, видно, решили, что тут особого могущества не нужно. Ну и… — Невилл рассмеялся. — Долиш до сих пор в больнице святого Мунго, а бабушка сбежала. Она прислала мне письмо, — он хлопнул себя по нагрудному карману, — о том, что гордится мною, что я настоящий сын своих родителей и так держать!
Джоан Роулинг «Гарри Поттер и Дары Смерти»

Соратница Алексея Навального Мария Певчих утверждает, что за ее семьей в России идет целенаправленная охота
Целью неизвестных, по ее словам, являются мама и пожилые бабушки. Речь, по словам Певчих, идет о неких людях, которых она назвала «пригожинскими гопниками».

Мы запомним и не забудем
...
А не смешно то, что сейчас за всеми её родственниками устроена самая настоящая охота со стороны пригожинских бандитских «СМИ». Не за отравителями Алексея, а за 85-летней бабушкой нашей Марии.
...
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №36, 23–29 сентября 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

«Ачётакова?!» Да ничё!

Максима Марцинкевича, более известного как Тесак, убили не тогда, когда он был националистом, а когда он перестал им быть.


Правда, либертарианство не кажется мне такой уж хорошей альтернативой. Да и не был он по большому счету ни националистом, ни либертарианцем, а искал идеологию, которая подходила бы его радикальному характеру. Мне этот характер не нравился, не нравится его проза, его окружение и его методы социальной санитарии. Но его убили (или довели до самоубийства, причём он предупреждал, что его уберут именно так и верить в суицидную версию не нужно). И радоваться его смерти я не буду, хотя понимаю, что для многих это чувство естественное. Он враг. Но человек — это и есть существо, которое не должно вести себя естественно. Это определение мне очень нравится. И очень нравится, например, Оскар Уайльд, который настаивал на том, что всё естественное отвратительно.

Мне кажется, что стыд — это как раз самая человеческая эмоция, потому что она ставит барьер на пути естественного поведения. Естественно брать чужое, если никто не видит, врать, если это безнаказанно, продвигать на должности своих (потому что свои же!) и радоваться несчастьям чужих (ведь чужие!). Все это — именно естественное поведение, вытекающее из человеческого естества, но человек только в той мере интересен, в какой побеждает это естество, во многих отношениях звериное. Вот Тесак, кстати, как раз эволюционировал, работал над собой, книги умные читал — не думаю, что сильно изменился, но работал над этим. Современная Россия поражает полным отсутствием стыда: убили человека в тюрьме (или заставили самоубиться, невелика разница), отравили оппозиционера, поддержали людоедство — нормально. Что естественно, то не стыдно. Вообще ужасно естественная страна: делает всё, что ей хочется, не особенно задумываясь о последствиях и пользе, и — «Ачётакова?!» Да в общем ничё. Сорокин, помнится, писал в «Дне опричника»: «Будет ничего». А получилось даже страшнее: будет НИЧЁТАК.

Когда так ведёт себя власть, это быстро становится образцом и для населения. Оно стремительно перестает стыдиться и начинает радоваться чужому горю, топтать оступившегося, шумно радоваться несчастью соседа.

Естество не обманешь. Но я по крайней мере не злорадствую, ибо это уж подлинно смертный грех. Я своих врагов не обеляю — среди них встречаются настоящие чудовища. Но когда им прилетает, я с этой радостью борюсь и по крайней мере не ликую публично. Нехорошо это, неправильно.
berlin

Дмитрий Львович о травле...

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 17-го июля 2015 года:

Где вы найдёте сейчас человека, который не подвергается остракизму, который не подвергается травле? Сейчас вообще отличаться чем-то от стенки, поднять голову на миллиметр — это уже повод, чтобы в тебя всё полетело. Ну, это неблагоприятный такой климат в обществе, избыток агрессии. И, естественно, все стараются её выместить на том, кого стало заметно. Это не есть хорошо. Травля вообще не есть хорошо. Про это, знаете, замечательно Тэффи когда-то сказала: «Если кто-то из русских обратил на себя внимание, так уж я этого кого-то не поздравляю». Действительно, что мы каждое лыко человеку ставим в строку? Давайте дадим ему право на ошибку и даже право на глупость, в конце концов. Любой может сказать глупость — и вы можете, и я могу. Просто в условиях свободы это норма. Ну, сказал человек — и что, теперь его линчевать за это?





Дмитрий Быков в программе ОДИН от 8-го августа 2015 года:

«Как бороться со школьной травлей? Как должен вести себя её объект, что должны делать учителя? Как пережитая травля может изменить человека?»

Изменить его она может совершенно однозначным образом. Она его может закалить, и ему после этого ничего в жизни не будет страшно. Она может его убить, довести до самоубийства, до безумия, что и происходит, я думаю (там явное безумие, явный перелом), в фильме «Чучело». Я не думаю, чтобы девочка после этого могла уцелеть. Но может она сделать из человека… Понимаете, травят же необязательно чмошников и лучших. Травят того, кто потенциально может стать лидером, и травят для того, чтобы он им не стал. Травят всегда из страха, чтобы забить по шляпку, прежде чем он их всех забьёт по шляпку.

Как себя вести? Сразу скажу: рак надо иссекать. Не дай бог, конечно. По возможности, если это с вами случилось, надо менять среду, надо менять школу. Если здесь уже не задалось, вы ничего с этим не сделаете. Никакой катарсис, никакое прозрение для мальчиков и девочек из «Чучела» невозможно, они такими родились. В них вбита двойная мораль, школа уже своё сделала. И училка эта равнодушная, которую Санаева, великая актриса, героически сыграла, ничего уже не сделает, не поправит. Она именно глубоко равнодушна.

Учитель может переломить ситуацию. Я всегда, когда прихожу в класс, ищу, кого травят. Если не нахожу — слава богу. Если нахожу, начинаю этого человека постепенно выдвигать в лидеры, постепенно выдвигать в центр, потому что в нём лидерские потенции обязаны быть. Если их нет — значит, его травят зря. Но тут возможна просто другая крайность: ты его приподнимешь, а из него получится маленький тиран, диктатор. Травля — это палка о двух концах, поэтому здесь надо с крайней осторожностью к этому подходить.

У меня есть мечта написать роман о группе учителей… Знаете, такой тайный слой учителей-профессионалов, методистов. Как Малдер выезжает на паранормальные явления, так и они выезжают в школы на какие-то критические ситуации, на травлю. Ну, такие методисты. Мне всегда казалось, что городской методист — это что-то вроде «скорой помощи». Я думаю написать о таком «учительском десанте» роман. Это интересно будет, тем более что это мой родной материал.

Я не знаю, честно вам скажу, может ли учитель с этой ситуацией справиться. Оптимально — убирать ребёнка из школы, где его травят. Это единственный вариант. Это плохая школа. В хорошей не травят, в хорошей у детей есть другие занятия. Я вернусь потом к этой теме, она для меня очень важная.





Дмитрий Быков в программе ОДИН от 18-го декабря 2015 года:

«Периодически в разных передачах слышал, что вы ненавидите свою школу. Возможно, я что-то пропустил? Никогда не слышал чёткого объяснения, почему именно. При этом вы говорили, что в школе вас не травили, закончили вы её с золотой медалью — и вот так? А ведь вы два года провели в армии. Сложно поверить, что в школе было хуже».

Поверьте, хуже. Я не могу сказать, что меня не травили. Меня травили там первые пять лет, а потом я как-то приспособился. Но это была действительно очень плохая школа. Она и потом была плохая. Там очень много было детей с так называемых «генеральских домов», детей элиты, поэтому была двойная мораль, дикий цинизм. Об институте травли, о феномене травли, который тогда возник (применительно к «Чучелу»), я написал сейчас довольно большую колонку для журнала «Русский пионер», она называется «Синдром». Надеюсь, что вы её скоро прочтёте. Это важная для меня тема.

Collapse )
berlin

...все желающие могут присоединяться по Zoom ©

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 4-го сентября 2020 года:

«Расскажите о Свободном университете. Что это и что вы там будете читать?»

Я буду читать там эволюцию сюжетов и жанров: почему в какой-то момент возникает психологический роман, почему возникает детектив викторианский, как эволюционирует робинзонада, и так далее. Я не думаю, что Свободный университет пока представляет собой сколько-нибудь законченную, готовую и сколько-нибудь описуемую структуру. Просто это назрело: слишком много преподавателей абсолютно разного профиля, разного происхождения, разного возраста оказались не ко двору в нескольких высших учебных заведениях, вне зависимости от репутации этих учебных заведений. Запрещено им преподавать по разным причинам. Гусейнов расстался в Вышкой, чему я не могу не радоваться. Вышка же лишилась нескольких замечательных преподавателей. Эти люди хотят сохранять контакт со студентами и пока бесплатно, без каких-либо финансовых перспектив (на базе «Новой газеты» или еще кого-то) будут отыскивать помещение, будут отыскивать возможности для семинаров. Я буду со своей стороны читать в течение года этот курс, довольно обширный, в принципе, порядка 60 лекций запланировано, а кому интересно — записывайтесь. Я не знаю, что выйдет из Свободного университета. Я просто очень люблю любую самоорганизацию, мне очень нравится, когда люди снизу, на низовом уровне, создают какие-то пока еще непонятные, пока еще неопределенные, но привлекательные структуры.

Если у нас не будет этих структур, я сильно сомневаюсь, что у нас и свободного образования не будет. Просто потому что государственное образование — как оно уже доказало — вырождается в гетто, если не в юденрат. Я в какие-то формы сотрудничества с этим насквозь идеологизированным и тоталитарным государством не верю. Наверное, можно брать у него деньги на кино, если у него нет других вариантов. Но брать у него деньги на образование и свободно преподавать там невозможно, потому что слишком многие ваши тезисы можно расценить всегда как отход от государственной идеологии. В идеологизированной, ригидной, жесткой структуре абсолютно бессмысленно заниматься научными дискуссиями. Ну и правильно.

<...>

«Я только что закончил школу и поступил в университет. Меня заинтересовала заявленная вами тема в Свободном университете. Есть ли шанс попасть к вам на курс с таким скромным послужным списком?»

You are welcome! Волшебное слово вам в помощь.

«Благодаря вам я обратил внимание на другие курсы Свободного университета».

Да, пожалуйста, я думаю, что там будет очень много увлекательного.

<...>

«Расскажите про Свободный университет».

Видите, сколько интереса к Свободному университету! И как это прекрасно, что эта инициатива всех зажгла. Свободный университет — зародыш будущего свободного образования. Всегда все начинается с копеечной свечи, от которой, как вы помните, Москва занялась. Услышимся через пять минут.





Дмитрий Быков в программе ОДИН от 11-го сентября 2020 года:

«Как попасть в ваш семинар в «Свободный университет»?»

Напишите мне лично, и я, скорее всего, приму.

<...>

«Шляпа уже распределила факультеты? Раз уже поднимали тему Свободного университета, можно спросить, приняли ли вы уже решение о подавшим заявки?»

Боря, я принял одно решение. Там ко мне всего порядка пятисот заявок. Я отберу сто человек. То есть ограничение числа заявок, числа слушателей мне чуждо, поскольку это все равно бесплатно. Что касается возможности как-то перевести это в визуальный формат, то я буду разговаривать с организаторами университета о том, чтобы мне часть занятий все-таки дозволили производить оффлайн.

Я привык к онлайновым zoom’овским занятиям за последние два месяца прошлого учебного года в школе. Ну сидели мы в Zoom, и я очень хорошо к этому отношусь. У меня была такой опыт в Creative Writing School, когда мы из разных городов собирали людей, это было весело. Но живого контакта, братцы, это не заменит, хоть тресни. Поэтому я буду пытаться в «Прямой речи» или в «Сечении», если мне позволят, собирать кого-то на эти личные семинары хотя бы раз в неделю, потому что в оффлайне мы друг друга не поймем, потому что вы меня выслушаете, а я вас нет. Я про вас чего-то главного не узнаю. Для меня все-таки — я в РАНХиГС начал новый курс — главным является диалог с аудиторией, и аудитория продолжает меня приятно удивлять, удивлять прежде всего тем, что мне некоторые концепции никогда бы в голову не пришли.





Дмитрий Быков в программе ОДИН от 18-го сентября 2020 года:

«Когда начнутся занятия в Свободном университете

В моём семинаре с 25 сентября. Всем, кто ещё не получил ответы на мотивационное письмо, я скажу, какой пароль будет в Zoom, а часть студентов, москвичей, смогут присутствовать очно. У меня будет помещение в «Прямой речи», и я два часа в пятницу буду очно проводить, все желающие могут присоединяться по Zoom.
berlin

Михаил Ефремов (фрагмент интервью) // "Московский комсомолец", 16 сентября 2020 года

Ефремов в СИЗО высказался о Путине и «Гражданине поэте»

Михаил Ефремов в СИЗО №5 («Водник») стал чувствовать себя гораздо уверенней. Он утверждает, что проект «Гражданин поэт» любит смотреть Владимир Путин, и собирается организовать за решеткой Русский тюремный театр. Актер рассказал, что у него сейчас два адвоката: одного нашла жена, а другого предоставили представители Чувашии. Наш обозреватель навестила Ефремова в СИЗО.

<...>

— А вот многие считают, что вам адвоката подсунули и срок большой дали в отместку за «Гражданина поэта»,— заметила Любовь Волкова.

— Я так не думаю. Мне вообще говорили, что Владимир Путин любит смотреть только КВН и «Гражданина поэта». И если мстили бы, то за «росгвардейку» (песня из проекта «Господин хороший» — «МК»). А вообще больше всего в стихах доставалось Дмитрию Анатольевичу (Медведеву — прим. Авт.).

— Считает, что цензуры в России нет?— уточнила я у Ефремова.

— Считаю, нет. Книги выходят. И наш «Гражданин поэт» выходил, раскупался быстро.

<...>
berlin

Анонс творческих зарисовок от Дмитрия Быкова // Москва, 25 октября 2020 года

25 октября 2020 года — воскресенье — 18:00


25.10. Благотворительный вечер «Турбизнес с открытым сердцем»

Уважаемые коллеги, партнеры, друзья!

Туристическая ассоциация «Мир без границ» выстраивает безопасное коммуникационное пространство не только в сфере путешествий. Мы стараемся создавать вокруг себя мир без границ, страхов и стереотипов в различных социальных сферах.

Благотворительная акция «Турбизнес с открытым сердцем», соорганизатором которой мы являемся, уже четвертый год объединяет представителей отечественной туриндустрии и зарубежных партнёров для помощи подопечным Детского хосписа «Дом с маяком».

Приглашаем Вас присоединится к нашему сообществу неравнодушных и принять участие в благотворительном вечере в поддержку детей с неизлечимыми генетическими заболеваниями, которым необходима постоянная паллиативная помощь и социализация.

Благотворительный вечер состоится 25 октября 2020 г. в 18:00 в концептуальном клубе «Китайский летчик Джао Да».

Программа предполагает теплую творческую атмосферу, которую поможет создать приглашенный хедлайнер — писатель, критик, журналист, блестящий лектор Дмитрий Быков. Он расскажет о связанных с Китаем образах в русской литературе. Вы сможете не только пообщаться с мэтром, но и приобрести его книги с автографом на благотворительном аукционе. Также, в поддержку семей с паллиативными детьми, на аукционе будут выставлены необычные и привлекательные лоты — как художественные, так и туристические. Кроме того, китайская тема найдёт отражение в выступлениях артистов – взрослых и детей с яркими, неординарными дарованиями. Все собранные на вечере деньги будут адресно направлены на жизнеобеспечение одного из подопечных Детского хосписа «Дом с маяком».

Благотворительный вечер состоится 25.10.2020 г., в воскресенье. Начало в 18:00

Ждем Вас по адресу: г. Москва, Лубянский проезд, дом 25, стр.1
(м. «Китай-город»), Концептуальный клуб «Китайский летчик Джао Да».

В программе:

— Деловая часть
— Культурно-развлекательная часть
Творческие зарисовки от Дмитрия Быкова.
— Благотворительный аукцион

Зарегистрироваться бесплатно на мероприятие можно здесь

Туристическая ассоциация «Мир без границ» меняет мир к лучшему, здесь и сейчас, маленькими шагами. Идемте с нами!
berlin

// Общественно-патриотическая газета «Славянское Единство», №5(20), сентябрь 2004 года

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

(безкупюрный разговор с мамой Эдуарда Лимонова)

Collapse )

— У Вас сформировалось по ряду веских причин негативное отношение к журналистам. Особняком, как исключение, стоят таланты Дмитрия Быкова и Сергея Потимкова, с которыми Вы поддерживаете тёплые отношения. Проясните прецедент.

— Туды их мать! Так и хочется выразиться. «Шелудивые от пера» искажают всё сказанное! Я за своего сына. И чтоб его нечистоплотные щелкопёры не терзали, меня не терзали.


Collapse )