Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

berlin

об «Эхе»...

Дмитрий Быков в программе «Один» от 30-го июля 2021 года:

«Самопожертвование меняет ситуацию. Не кажется ли вам, что самоликвидация «Эха Москвы» приведет к изменению политической жизни в России? Вначале к ее ухудшению, а затем к свободе. Хитрецы в Кремле оберегают «Эхо», которое как боксерская груша принимает удары со всех сторон и разряжается ситуацию».

Чимп, это такая проповедь ритуального самоубийства, такого сеппуку, как в новелле «Патриотизм» у Мисимы, которое могло бы, наверное, привлечь внимание. Ну, как Ян Палах устроил самосожжение. Но видите ли, это можно расценить не только как самопожертвование, но и как дезертирство.

Если сейчас закроется «Эхо», перекрыв тем самым еще один клапан, это не приблизит ситуацию к взрыву. Это приблизит ее к протуханию. Тут, между нами говоря, взрываться нечему. Тут всё может только в полном отсутствии кислорода еще довольно долго тухнуть и пухнуть, но никоим образом не взорваться. Неужели вы думаете, что сегодня закрытие «Эха» привело бы к взлету протестной активности? Да ничего подобного, напротив.

Может быть, с вашей точки зрения, «Эхо Москвы» является такой имитационной вещью. Но поскольку имитационной вещью является всё, если вы не можете вылечить больного, вы можете облегчить его муки. Но с вашей точки зрения это паллиатив — давайте его придушим поскорее или оставим честно мучиться.

Но понимаете, так или иначе, паллиативом в жизни является всё, кроме непосредственного богообщения. А никаких гарантий, что вы общаетесь именно с Богом, у вас никогда нет. Поэтому следовало бы прекратить любую жизнь, поскольку жизнь — это всегда форма компромисса. Нет, никто им такого подарка не сделает.

И конечно, прекращать сейчас — это такой сильный соблазн, такая, знаете, мечта, лелеемая одинокими ночами каким-нибудь не очень удачливым оппозиционером: «А вот я уеду или вот я прекращу всё делать, и посмотрим, что они там». Да ничего они там. Они, в общем, не очень-то это и заметят. Ситуация уже зашла так далеко, покойник уже настолько мертв, что щекочете вы его или не щекочете — это, по большому счету, дела не меняет.

Мы же не для власти и не для слушателей всё это делаем. Мы делаем для себя, чтобы нам не гнить заживо. А великие цели нас заботят очень мало. Даже если бы сегодня вся оппозиция покончила с собой, устроив такой филиал «Синих китов» (организации, запрещенной к существованию и к упоминанию, но по-прежнему, увы, неуязвимой), даже если бы вся оппозиция перестала вдруг не то что куда-то выходить, а вообще открывать рот, это ничего бы не изменило.

Но у нас же уже была такая ситуация в 20-е годы, когда забетонировали всё пространство и очень быстро принялись за своих. С кем они стали бороться? С РАППом, который раньше был их передовым отрядом и сам со всеми боролся. Потому что любая попытка самодеятельности как раз здесь и приводит к тому, что на вас обращают внимание.
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №28, 28 июля — 10 августа 2021 года

рубрика «Приговор от Быкова»

До мышей

В «Новом издательстве» вышла книга «Россия-2050: утопии и прогнозы». Виден ли свет в конце тоннеля?


Главный редактор — Михаил Ратгауз, участники — чуть ли не все ведущие социологи, экономисты и футурологи России. 600 страниц. Вложен огромный труд. Читать тягостно, и не потому, что прогнозы мрачны или стилистика чересчур наукообразна,— нет: от бесчисленных антиутопий (и даже утопий) девяностых и начала нулевых этот том отличается прежде всего полной своей бессодержательностью, печальной вынужденностью. Особенно же грустно, что никто из авторов не в силах выдумать для России решительно ничего нового.

Основных выводов три.

1. Быть может всё. И это не только расширяет границы авторского воображения, но и обессмысливает само прогнозирование.

2. С населением России можно сделать всё что угодно. У остального мира с готовностью к сопротивлению тоже обстоит не очень хорошо, так что любая диктатура может творить со своим населением и ближайшими соседями что угодно — лишь бы дальше не лезла. Мир поделён на зоны влияния, и то, что будет происходить в остальном мире, Россию практически не затронет. Время научилось обтекать тех, кто не хочет плыть в его потоке. (Это будущее мира на ближайший век, до новой глобальной технической или биологической революции.)

3. Вячеслав Володин был глубоко прав: нет Путина — нет России. При этом как будут звать Путина — совершенно неважно. Единственным условием существования России является сохранение её в нынешних границах, при нынешнем стиле управления, с нынешним уровнем государственной лжи и частных свобод. Любое нарушение — в плюс или в минус — приведёт к катастрофическим последствиям, обрушению всей конструкции: нельзя давать свободы, но массовые репрессии и запрет на выезд тоже нельзя. Россия может быть путинской или никакой, на перемены у неё нет ресурса, но быть путинской — то есть ресурсной, умеренно изолированной, словесно агрессивной — она может бесконечно долго. А для желающих жить иначе — то есть именно жить, а не бесконечно вариться в одном и том же соку — будет выход: бежать. Потому что варианта два: либо так, либо никак.

Это очень стабильная конструкция. Ибо главная мораль всякой футурологии предельно проста: ухудшаться может либо жизнь, либо качество населения. Если панически бояться любых перемен — придётся мириться с тем, что население выродится. Ресурс этого вырождения практически бесконечен, а уровень, обозначенный в названии,— отнюдь не предел.
berlin

«Здесь я с Белковским совершенно согласен» ©

Станислав Белковский в программе «Время Белковского» // «Эхо Москвы», 24 июля 2021 года:

Как известно, на днях Владимир Владимирович Путин, президент Российской Федерации, в беседе с премьер-министром всё той же Российской Федерации Михаилом Владимировичем Мишустиным анонсировал проект свободной экономической или оффшорной зоны, территории специального управления опережающего развития на островах Южно-Курильской гряды с целью привлечь туда по максимуму японские инвестиции японских юридических и физических лиц.

В этот проект хотим вписаться и мы с Алексеем Алексеевичем Венедиктовым. Мы создали такую медиа-доктрину под рабочим названием… Разработали. «Создали» — это слишком пафосно. Нельзя говорить о себе «Я создал», кстати. Это печальная ошибка, если не сказать хуже. Но не преступление, Роскомнадзор этого не запрещает.

Так вот проект называется «Японский бог». Это его условное рабочее название. В рамках этого мы хотим создать телеканал. Телеканал будет на YouTube, полностью в интернете, но он будет полноформатным, практически с круглосуточным вещанием.

Дело в том, что есть подозрения и основания полагать, что в рамках этой территории особого управления на Южных Курилах также не будут действовать законы об иностранных агентах, о нежелательных организациях и 282-я статья уголовного кодекса РФ. Поэтому там будут очень широкие возможности для свободы слова, и только там.

И поэтому мы думаем создать канал, на котором будут вещать исключительно лица, признанные в основной Российской Федерации иностранными агентами. Потому канал этот будет называться «ИА-ИА» («Иностранный Агент Иностранный Агент» 2 раза) в честь знаменитого ослика Иа, героя «Винни-Пуха» Алана Александра Милна в гениальном, не вполне точном, но, на мой взгляд, гораздо более ярком, чем оригинал, переводе Бориса Заходера.

Ослик тоже весьма неслучаен, потому что осел — это, во-первых, символ Демократической партии США, как мы знаем. А кто ж, как не Демократическая партия и президент от нее Джозеф Байден, должны покровительствовать иностранным агентам прямо или косвенно, формально и неформально? Ну и наконец, осел — это, конечно, воплощение терпения и упорства, которые необходимы всем, кто хочет дожить до конца сегодняшнего политического режима в России, до каких-то новых форм российской государственности.

Соответственно, если телеканал «Дождь», известный и любимый всеми нами, называет себя «optimistic channel», «оптимистический канал», то здесь в совершенно явном виде будет «pessimistic channel». Один из рабочих слоганов канала «ИА-ИА» — это, соответственно, любимое выражение ослика Иа: «Душераздирающее зрелище».

И гимн канала — это стихотворение, которое как раз и сочинил в истории про Винни-Пуха ослика Иа-Иа на прощание с Кристофером Робином. Это так или иначе посвящается грядущему неизвестно когда, но неотвратимому в силу физических и метафизических законов Вселенной уходу Владимира Владимировича Путина от власти. Напомню эту стихотворение — гимн канала:

Кристофер Робин уходит от нас.
По-моему, это факт.
Куда? Никто не знает.
Но он уходит, увы!
Да, он нас покидает.
(Вот рифма к слову «знает».)
Мы все огорчены
(Тут рифма к слову «увы»).
Нам всем и правда грустно.
Терпеть всё это трудно. (Неплохо!)
(Так и нет рифмы к слову «факт». Досадно!)
(А ведь теперь нужно еще рифму к слову «Досадно»).
Досадно! (Пусть эти два «досадно» рифмуют друг с другом, ладно?)
Я вижу — не так-то легко написать
Очень хорошую строчку,
И лучше бы всё сначала начать,
Но легче поставить точку.
Нет! Кристофер Робин, мы все здесь твои
Друзьи… (Не так!)
Мы все здесь друзья.
(Твоя? Опять не так!)
В общем, прими на прощанье от всех
Пожеланье успех… (Не так!)
Прими пожеланье успехов
От всехов!
(Фу ты, вот неуклюжие слова,
Что-нибудь всегда получается не так!)
Словом, мы все тебе их желаем,
Ты молодец!

Как говорил всяких случаях сам ослик Иа, «Если кто-нибудь намерен аплодировать, то время настало. Я приятно удивлен и тронут, хотя, возможно, аплодисментам и не хватает звучности». Так что посмотрим, удастся ли нам реализовать этот проект, если, конечно, идея с особой управляемой территорией, находящейся частично за рамками федерального законодательства на островах Южно-Курильской гряды, будет реализована.




Дмитрий Быков в программе «Особое мнение» // «Эхо Москвы», 26 июля 2021 года:

[Станислав Крючков:]
― Олимпиада в Японии идет — необыкновенная, перенесенная, без зрителей. И тут Мишустин летит на Итуруп и предлагает создать на Курилах свободную таможенную зону. А это, как мы знаем, Токио всегда ободрит. И Москву бодрит. На ваш взгляд, это приурочено, или стоит разводить спортивные соревнования и политическую активность нашего руководства в этом смысле?

[Дмитрий Быков:]
― Если это и приурочено, то только в одном смысле. Действительно, наша сборная выступает под знаменами Олимпийского комитета России, а не как сборная России. Мне эта мера представляется откровенно дискриминационной, как и всякому патриоту. Я считаю, что лишний раз напомнить японцам, что такое Россия, лишний раз попасть в новостную повестку с этим словом — это очень важно.
 А сделать свободную экономическую зону на Курилах — вообще прекрасная идея. Я бы сделал на Курилах вообще такой оазис не только свободного бизнеса, но и свободного слова. Потому что зона свободной прессы в России как раз стиснулась уже примерно до размеров Итурупа, чтобы не сказать до размеров трупа. Поэтому, наверное, у Итурупа прекрасные перспективы. Здесь я с Белковским совершенно согласен.
berlin

«Как Путин стал президентом США»


Дмитрий Быков




Елена Дворяшина («Facebook», 19.07.2021):

Вон какие книжечки в метро пассионарии читают. «Как Путин президентом США стал». Погуглила — Дмитрий Быков. А я не знала про такую. Читали?


http://www.limonow.de/myfavorites/DB_FAS.html
berlin

Юрий Володарский // «Facebook», 16 июля 2021 года

Дмитрий Быков


Юрий Володарский («Facebook», 16.07.2021):

В декабре 2018-го Быков написал стишок, в котором посетовал, что не может приехать в Украину да и в Европу не очень-то получается, потому что там карантины. До пандемии оставалось больше года — ох уж эти поэты-пророки!

Теперь Быков все-таки приедет — в Киев, Одессу, Днепр, Запорожье. Вечер в столице — 25 июля в «Киевской Руси», ссылка на билеты в первом комменте. А стишок вот он, держите.

Ах да, фото. Лет 15 назад я подарил Быкову вышиванку. По-моему, он в ней хоть куди козак.


[Баллада бесприютности]

Увы мне, вольному повесе!
Забудь давнишнюю мечту:
Я не прочту стихов в Одессе
И лекций тоже не прочту.
В приморский град и Киев дивный
Зимою, как заведено,
Я ехал не за длинной гривной,
Но не допущен всё равно.
Я собирался по старинке,
Своих пристрастий не тая,
Читать о Лесе Украинке —
Но там теперь не до нея.
Понятно даже и ботинку,
Что я намерен под сурдинку,
Со скромной миной чудака
Среди бесед про Украинку
Создать намерен ЧВК*.

Уже БГ с его командой
Свои концерты перенёс:
Глядится он Вивеканандой,
Но что под маскою — вопрос.
(Я лично с ним знаком, канальей,
И он в душе единоросс.)
Запретна сочная свинина
Для исламиста и раввина,
Баку закрыт для армянина
Уже неполных тридцать лет,
А мне закрыта Украина —
Не потому, что я вражина,
А потому, что я мущина
И мне шестидесяти нет.

Да! Мы, простые менестрели,—
Чего мы, собственно, хотели?
Хоть мы не в соловьёвском теле,
Не в киселёвском колесе,
Хоть не стремились изолгаться
В программе гордого афганца
Или в симоняновской тусе,
Хоть не привыкли обретаться
В программе гордого британца*,
Изысканного, как Мюссе,
Хоть мы слегка протестовали,
На власть проклятую кивали,
Хоть кое-где публиковали
Свои протестные эссе,
Писали резкие плакаты
И восставали против ваты,
Хоть мы ни в чём не виноваты —
Но отвечать мы будем все.
Допустим, в городе Берлине
Или в отчизне Муссолини
Один играл на клавесине,
Другой вытачивал весло,
Один исследовал натуру,
Другой любил соседку-дуру,
А третий изучал скульптуру
Или другое ремесло,
Четвёртый сеял в поле чистом,
А пятый реял в небе мглистом,
Шестой считался гуманистом —
Но их всё это не спасло.

Я кони, так сказать, не двину.
Соседний край, не обессудь,—
Я сам не рвусь на Украину,
Вы там не ангелы отнюдь;
Увы, я слышу не впервые,
Что мы рабы, а вы святые,
Что мы привычно клоним выи,
Что я сатрапа выбирал,
Что мы в пролёте и в разносе,
И под пятой рябого Оси,
И что на киевском вопросе
Сдыхает русский либерал;
Увы, давно меня не гложет
Ни эта злость, ни похвальба,
Ничто привлечь меня не может
На ваши пышные хлеба,
Но, чёрт возьми, меня тревожит
Моя грядущая судьба.

Помимо вольной Украины
Бывают прочие края,
Но ныне в мире нет картины,
Какой бы мог прельститься я.
Европа есть — её равнины,
Ее поляны и куртины,
Но там я сделался врагом,
Там тоже всюду карантины
И тоже санкции кругом;
Американцы все, скотины,
К нам поворачивают спины,
Канадцы с ними заодно,
А на просторах Аргентины
Кругом ужасные латины,
Они вдыхают кокаины
И смотрят скучное кино;
В голодной Африке — трихины
Холеры, СПИДа, скарлатины,
Неуязвимые для хины
И для обычной медицины;
Пираты, воры, ассасины,
Жара, наёмники, лгуны,
И все враждебны, все едины,
Для всех мы данники вины,
Посланцы путинской путины,
Его приевшейся рутины,
Его коварной паутины —
Шпионы, хакеры, скины…
А уж российские трясины
Для жизни вовсе не годны.

Боюсь, нас примут только льдины,
Пространство вечной холодины,
Где обитают лишь пингвины —
России верные сыны.

* Частная военная компания.
** Г-н Шейнин.
*** Г-н Брилёв.


[«Новая газета»,
№134, 3 декабря 2018 года]






из комментариев:

Сергей Пальцун: 2008 г.

Дмитрий Быков
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №26, 14–20 июля 2021 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Духовка

Температурные рекорды последних двух недель предоставляют нам прекрасную аналогию с российской политической жизнью.


Все знают: стоит кому-нибудь покритиковать российскую власть, она немедленно выбрасывает веер козырей — а в такой-то стране ещё хуже! И это совершенно справедливо. Не обязательно же приводить примеры из жизни чёрной Африки или восточной Азии. В Штатах полно коррупции, в Европе — цензуры, и во всём мире нет пока ни одной страны, где всё было бы хорошо.

Политика — это везде как погода, власть во всём мире — проявление человеческой природы, жадной, хищной и не слишком милосердной, и бороться с этим так же бесполезно, как митинговать против антициклона. Просто у человечества есть всякого рода защитные механизмы — и от этой природы, и от этой власти. На случай жары придуманы кондиционеры, на случай холода — отопление, на случай коррупции — сменяемость, на случай немотивированной жестокости — гласные суды и разные формы публичной критики. В России к ужасам природы добавляется полный запрет на разного рода смягчающие и утешающие средства, то есть к бесчеловечной природе любой власти добавляются столь же бесчеловечные природы её защиты. В жару это особенно понятно. Происходящее на наших глазах снятие с выборов всех кандидатов, замеченных хоть в самых аккуратных протестах, напоминает запрет на кондиционеры и требование непременно сидеть с закрытыми окнами во избежание сквозняка. Вот уже и Яшину пришлось сложить полномочия главы Красносельского района, и Гудкова выдавили из страны, и Явлинского заставляют регулярно критиковать Навального и отрекаться от его избирателей,— да вся современная российская политика направлена на бетонирование публичного поля, то есть на герметизацию пространства в самую что ни на есть жару. При этом оправдывается всё стандартным разговором о том, что кондиционеры вредны, что делают их наши враги, а сквозняки способствуют распространению вируса.

И в результате — при тридцати пяти градусах с утра это особенно понятно — создаётся уникальная ситуация в буквальном смысле безвыходного пространства, нормальная такая духовка, как в кругах деятелей культуры называют нашу особую духовность. А ближе к выборам и прессу окончательно завинтят, как бы обязав граждан в эту погоду сидеть ещё и в шубе. И это вовсе не обязательно приведёт к протестам — скорее уже к полному параличу. Потому что там, где нет условий для жизни, скоро не будет и жизни — то есть граждане перейдут в то идеальное состояние, когда о них уже вовсе не надо заботиться. Только благодарно помнить, и то не всех.
berlin

Дмитрий Быков // «Новая газета», №75, 12 июля 2021 года




Поэт и Гражданин-2021


Гражданин
…Никто не считает, что сажа бела.
Удушье везде, как сказал бы Паланик.
Но должен же кто-нибудь делать дела —
Писать, говорить, избираться в парламент!

У Фонда* уже ни двора, ни кола,
И Бог с ним! Усвоить успел хорошо я —
Уместнее малые делать дела,
Покуда во власти расселось большое.

Не всякому дан темперамент бойца.
Ходить на протесты — сомнительный метод.
Мы будем терпеть, не теряя лица,
Покуда на нарах томится вот этот.

Кого-то, конечно, уже не спасёшь.
Публичной политике, может, и крышка,
Но есть же студенты! Минпрос! Молодёжь!
Кузьминова нет — но осталась же Вышка!

Естественно, «вышкой» хорошую вещь
Едва ль назовут — но задумайся, друже:
Никто не оспорит, что Путин зловещ,
Но все понимают, что Патрушев хуже.

Надрыв демонстрантов всегда нарочит,
А сотни больных, обделённых и старых
Кому-нибудь надо учить и лечить,
Пока ваш герой отдыхает на нарах!

Покуда дозволен хоть лучик добра,
Который в агенты вписать не смогли бы,
Эрзац-оппозиция будет бодра:
Не все же талибы** — нужны и сислибы!

Понятно, уже не воротишь Муму,
Но зайцев спасать не мешают Мазаям,
И если для этого надо ему
Лобзать полушария — мы полобзаем.

Пусть лозунги шлёт вашингтонский ЦК —
Мы верить должны аргументам и фактам,
И надобно что-нибудь делать, пока
На зоне жирует ну этот… ну как там…

И это надулся, плохой человек?
Ведь это же всё не во имя карьеры,
А жертва во имя калек и коллег.
Сходи в интернет и увидишь примеры.

Мы стольких согрели последним лучом,
Мы стольких спасли из трущоб и лохмотьев,
Григорий один не замазан ни в чём,
А этот, который…

Поэт
Да разве я против?

Я разве тебе предлагаю борьбу?
Конечно, я тоже большой сумасброд, но
Когда ты уже оказался в гробу —
Веди себя там совершенно свободно.

Плывя на «Титанике» в вешнюю ночь,
Ты можешь хоть митинг собрать под флагштоком,
Хоть в трюмный парламент себя отволочь,
Устроить хоть драку, хоть танцы, хоть что там,

Ты можешь пустить по поверхности вод
Хоть мусор, хоть крик, хоть бутылку с приветом,
А Лёша на этом же судне плывёт,
Явившись туда добровольно, с билетом.

Так делай что хочешь, хоть пей, хоть блуди.
Уже за кормой и Париж, и Рейкьявик,
И все повороты уже позади,
И айсберг претензий тебе не предъявит.

В могиле морской неуместна вражда,
Все выборы смысл потеряют за краем.

Гражданин (робко)
Послушай, а кто-нибудь выплывет?

Поэт (равнодушно)
Да.

Гражданин
А кто это всё-таки?

Поэт
Мы не узнаем.


* ФБК (организация была признана экстремистской и ликвидирована решением суда)
** Террористическая организация «Талибан» запрещена в России
berlin

«Rick and Morty» (2013–)





Дмитрий Быков в программе «Один» от 29-го января 2021 года:

«Смотрели ли вы «Рика и Морти»?»

Нет. О Господи, как я был бы счастлив, если бы у меня было время смотреть «Рика и Морти». А у меня едва есть время держать корректуру собственной книги. Хотя очень хочется.





Дмитрий Быков в программе «Один» от 26-го февраля 2021 года:

«Навальный не раз говорил, что в самолете любит пересматривать «Рика и Морти». Смотрели ли вы этот мультфильм?»

Нет, не смотрел.





Во///дь™ @indeec1937 («Twitter», 17.07.2021):

По новому уголовному делу прокурор запросил для Навального восемьдесят пропущенных серий Рика и Морти.



berlin

Юлия Латынина (фрагмент радио-эфира) // «Эхо Москвы», 3 июля 2021 года



15:16


Юлия Латынина в программе «Код доступа»

<...> У меня много вопросов по «Прямой линии», по целованию туфель путина в прямом эфире. Причем там не совсем прямой эфир. Там было очень много вопросов в записи. Владимир Владимирович очень трогательно пытался с этими целующими туфлю в записи поздороваться. Ему несколько раз сказали, что это была запись, но он продолжал с ними здороваться и их переспрашивать. <...> И Путин говорит: «Это безобразие! Стройку финансирует бюджет. Я возьму все под двойной контроль. Будет разбираться Следственный комитет». То есть это был высочайше одобренный, утвержденный вопрос, потому что мы понимаем, что вопросы типа «Как отравили Навального?» или «Будет ли война с Украиной?», или «Зачем травить Дмитрия Быкова?»… Кстати, если я успею, я скажу, потому что Дмитрий Быков, на мой взгляд, написал просто гениальный роман «Истребитель». Я о нем, если успею, поговорю на этой программе, если нет, поговорю на следующей.

<...>

Я зажала разговор про абсолютно гениального «Истребителя» Дмитрия Быкова. Я даже подумала, что, знаете, вот если Быков написал такую вещь, после «Новичка», «Новичок», наверное, хорошо прочищает чакры и и очищает прану.




1:09:32