Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №24, 1–7 июля 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Это сладкое слово «поправка»

Омичка Анна Ганева, по совпадению председатель избирательной комиссии, выиграла квартиру на улице Верхнеднепровской.


Всё в регионах — для участников голосования за поправки. Москва не отстаёт, здесь действует акция «Миллион призов». Им очень надо, чтобы мы голосовали, то есть приняли правила игры. Это ведь уже половина согласия.

И всё-таки главным призом в этом голосовании является вовсе не квартира, не машина и даже не билет в музей. Я категорически против того, чтобы приписывать будущий высокий процент одобрения только призам и прочим материальным стимулам. Главным призом, за который, собственно, и голосуют, является сладчайшее чувство особости, на укрепление которого только и направлены поправки. У нас в Конституции Бог, дарованная предками земля, опора на традицию. У нас в Конституции неотчуждаемость Крыма, на каковом и основана всенародная легитимность Путина. У нас в Конституции семья как союз между мужчиной и женщиной, а не гейропское погрязание в содомском грехе. У нас приоритет наших законов над любыми соглашениями, включая законы природы. До этого мы жили по рабской Конституции, написанной ельциноидами, так ведь? В условиях внешнего управления? Теперь не то. Теперь мы можем с кем угодно делать что захотим, ни на кого не оглядываясь. У нас запрет на пересмотр истории, а то они там все время навязывали нам чувство вины. Теперь перед нами все виноваты, а мы ни перед кем никогда.

И уж только как окончательный венец, вишенка на зиккурате, — право Путина никогда не становиться хромой уткой, навсегда оставаться уткой здоровой, правильной, хотя и в положении вечной Серой Шейки — в смерзающейся полынье, во враждебном окружении.

Но это положение и есть самое сладкое, слаще всех призов. Голосуя за поправки, вы присоединяетесь к острову моральных норм в бушующем море расовой вражды, наркомании и гомосексуализма. Вы присоединяетесь к предкам, которые всех побеждали, и к современникам, которые никогда не улыбаются. Проголосуйте за, и все вас будут бояться, — потому что любить нас не будут никогда, правда ведь, потому что такие плохие не могут любить таких хороших!

Это вкусное, приятное ощущение, честное слово. С ним можно жизнь прожить и не соскучиться. Это даже лучше, чем квартира на улице Верхнеднепровской,— хотя это очень красивая улица, расположенная рядом с элитным кварталом «Долина нищих». Не шучу. Слава Богу за всё, но прежде всего за наглядность.
berlin

Роман Носиков // «ФАН — Федеральное агентство новостей», 18 июня 2020 года

«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©


«Вовсе-то он и не спал»: Роман Носиков ответил на «путинскую» колонку Дмитрия Быкова

Дмитрий Быков занимает в нашей литературе, ресторанах и политике такое значительное место, что обходить его вокруг можно всю жизнь. И состариться, так и не обойдя.

Он сочетает в себе предельную ясность, незамутненность, многогранность. Истинный бриллиант. А уж сколько в нем каратов, и подумать страшно. Слепит сиянием — мимо не пройти.

Но если и вокруг не обойдёшь, и мимо не пройти — надо идти на испускаемый свет. Тем более что в эти дни, когда один из коллег Быкова попал в неприятную ситуацию — пьяным за рулём убил человека — талант Дмитрия Львовича сияет особенно ярко и тепло.

Например, в колонке «Путин никем не притворяется. В отличие от его шавок» на сайте газеты «Собеседник», где Быков подвизается креативным редактором.

«Владимир Путин действительно не сдаёт своих. Даже тогда, когда не признает их своими публично, — все равно не сдаёт, — пишет Быков. — И среди множества претензий, которые можно предъявить Владимиру Путину — от лица народа, от собственного лица, от имени прошлого или будущего, что тоже, впрочем, демагогия, — нет упрёка в бесчестье. Он очень честен и абсолютно последователен. И меня не интересуют его финансовые схемы, потому что они тоже честные и цельные — в том смысле, что ничем не нарушают моих представлений о нем, сложившихся за долгие годы его президентства. Боюсь, он не может называться ни самым европейским, ни самым толерантным, ни самым гуманным в своём окружении — на что нам постоянно намекают сторонники его безальтернативности. Но он самый наглядный, поскольку на виду, и самый последовательный — это точно. Это в нем и почуял Ельцин, поставив это выше всех прочих добродетелей. И когда его будет судить Бог или история — кому как нравится, — уравновешивать чашу его грехов будет в том числе и абсолютная честность: он никем не притворяется.

В отличие от его шавок, которые завтра по первому щелчку будут говорить о нем такое, чего сегодня не смели сказать даже о злейших его врагах. А мы не будем. Мы уже и сейчас о нем говорим, что считаем нужным. Мы-то его не предадим. И он это знает. И про шавок своих все понимает, не сомневайтесь».

В комментариях на сайте «Эха Москвы», перепечатавшем колонку под заголовком «Честный Путин», читатели, ранее рукоплескавшие остроумствованиям Быкова, теперь интересуются его психическим здоровьем, подозревают в получении кремлёвского гранта, призывают прозреть, опомниться, проснуться.

Напрашиваются старые реплики про Соколиного Глаза и стену в сарае. Или про «вовсе-то я и не спал».

Вовсе-то он и не спал, дорогие почитатели таланта Дмитрия Львовича. Он всегда знал: все то, что вы считаете «маской лицемерия тирана», — настоящее. Что Путин — честный человек. Что он действительно строит государство. И что президента в самом деле беспокоит его историческое наследие.

В общем, даже Быков верит в дела Путина. Просто именно они Дмитрию Львовичу и не нравятся.

Потому что все это как-то не поэтично. Обыденно. Связано со скучными или даже неприятными вещами: трубами, полигонами, нанотехнологиями, Северным завозом, Роскосмосом, Росатомом… На Дмитрия Львовича ракеты нагоняют зевоту.

Впрочем, не все.

«Илон Маск — самый знаменитый в России миллиардер, — писал Быков год назад в том же «Собеседнике». — Он гораздо популярнее Абрамовича и уж точно Михельсона (который в списке «Форбс» впереди на целых восемь позиций и 1,7 млрд долларов). Положим, Маск в этой сотне — сороковой и денег у него всего 22,3 млрд, но он наш, он живо нас волнует, это его мы спрашиваем: «Как тебе такое, Илон Маск?!», демонстрируя свои великие изобретения вроде пробки в кастрюльной крышке… Маск — продолжатель линии Гагарина, символ космической экспансии».

Дальше — огромное полотно из слов, заплетённых косичками. И вот что показательно: весь текст в стиле ЖЗЛ достался смакованию образа проповедника псевдо-прогресса, а о каком-то Михельсоне сказано мимоходом. Как будто Михельсон — не человек, а телеграфный столб. И правда, что интересного в отёсанном столбе?

А тем временем за этой нерусской фамилией и странным названием «Новатек» скрывается будущее Русского Севера. Новая «Сибириада». Проекты и биографии, полные преодоления, красоты и романтики. Необычные профессии, изобретения, прорывы. Но это мало кто видит — вот и Быков не разглядит сквозь смежающиеся веки.

Дмитрий Львович презирает жизнь, потому что подсел на шоу. Реальная жизнь — с Крымом и Донбассом, с Сирией, с Русским Севером и Севморпутем, с отважными воинами и смелыми первопроходцами, с инженерами и биологами — его не увлекает. Потому что — не развлекает.

Быкову скучен Космос, когда тот русский. Ведь представляющий его Дмитрий Рогозин не похож на героя космической саги, а напротив — так и дышит вековыми традициями мундироносного чиновничества. Оно привыкло не романтично зазывать, манить и противостоять, а буднично гнать, принуждать, держать и «не пущать».

Встревоженный Быков, в ужасе от нашего вторжения во вселенную на ракете-тройке, предпочитает на глядеть на это, а тихо заснуть на диванчике в симпатичном кафе. Там ему будет сниться красивый послеобеденный сон — вот Маск, вот он мчится по Марсу на белоснежной «Тесле», а где-то внизу — шавки-шавки-шавки…

Но в одном он прав: многие из тех, кто сейчас заливаются патриотическими трелями, воспринимают свою зарплату лишь как компенсацию за мучения от собственного щебета. Они, конечно, отомстят за это при первой же возможности. Но чтобы эта возможность у них появилась, нам самим нужно крепко заснуть снами Дмитрия Львовича.

Давайте лучше не будем ему мешать. Пойдёмте к выходу.


«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №22, 17–23 июня 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Честный Путин

Могут ли честные люди употреблять запрещенные вещества и что такое вообще честность?


Некоторые особо рьяные и кристально яростные провластные пропагандисты сегодня упрекают меня и многих моих единомышленников: ага, значит, вы тоже не сдаёте своих?! Чем же вы тогда отличаетесь от власти, которую критикуете? И ещё: вы называете своих друзей честными. Да разве могут честные люди употреблять запрещённые вещества?!

Ну, во-первых, этим людям все равно непонятна разница между понятиями «сочувствовать своим» и «отмазывать своих». Покрывать могут тех, у кого имеется для этого ресурс. Сострадать другу — не значит оправдывать друга. Крышевать — не значит сострадать. Для крышевания сострадать не обязательно. А предавать друзей, на которых по первому свистку обрушиваешься с праведным гневом, — это всегда плохо, вне зависимости от того, виноваты друзья или нет.

А во-вторых, надо бы уточнить понятие честности. Честный и законопослушный — не синонимы. Иногда даже антонимы, когда законы требуют отступлений от совести. И да, я ненавижу запрещённые вещества, как и любое саморазрушение, — но критерием бесчестности их употребление не является.

И третье, самое неожиданное. Владимир Путин действительно не сдаёт своих. Даже тогда, когда не признает их своими публично, — все равно не сдаёт. И среди множества претензий, которые можно предъявить Владимиру Путину — от лица народа, от собственного лица, от имени прошлого или будущего, что тоже, впрочем, демагогия, — нет упрёка в бесчестье. Он очень честен и абсолютно последователен. И меня не интересуют его финансовые схемы, потому что они тоже честные и цельные — в том смысле, что ничем не нарушают моих представлений о нём, сложившихся за долгие годы его президентства. Боюсь, он не может называться ни самым европейским, ни самым толерантным, ни самым гуманным в своём окружении — на что нам постоянно намекают сторонники его безальтернативности. Но он самый наглядный, поскольку на виду, и самый последовательный — это точно. Это в нём и почуял Ельцин, поставив это выше всех прочих добродетелей. И когда его будет судить Бог или история — кому как нравится, — уравновешивать чашу его грехов будет в том числе и абсолютная честность: он никем не притворяется.

В отличие от его шавок, которые завтра по первому щелчку будут говорить о нём такое, чего сегодня не смели сказать даже о злейших его врагах.

А мы не будем. Мы уже и сейчас о нём говорим, что считаем нужным. Мы-то его не предадим. И он это знает. И про шавок своих всё понимает, не сомневайтесь.

Evgeny Savin («Facebook», 18.06.2020):

ДМИТРИЙ БЫКОВ:

<...>





из комментариев:

Igor Gansvind: Как-то либералы я смотрю напряглись после восхваления Быковым кремлевского фараона. Впрочем, пишут, что у Быкова молодая жена. Поэтому надо заботиться о семейном будущем, проживая в чекистском режиме. Так что как обычно: понять и простить, простить и понять.

Дмитрий Львович Быков: Igor Gansvind как же вы в очистке, то есть в системе образования, работаете, если самых простых слов не понимаете?

Igor Gansvind: Дмитрий Львович Быков Я в математике, там только формулы)))



Igor Gansvind: Вся штука в том, что есть три Быкова. Он настолько велик, что мы, простые смертные, должны отдавать себе трезво и ясно полный отчет, с каким именно Быковым мы имеем дело в определенные моменты его бурной деятельности. Первый Быков, самый крутой, самый прекрасный, самый классный. Это Быков — аналитик, литературовед, популяризатор русской и советской литературы. МАСТЕР в сталинском понимании этого слова. Я с удовольствием сделал бы с таким Быковым совместный проект, но вряд ли удача мне улыбнется. Что-нибудь типа «математика советского романа» или «арифметика вымысла». Второй Быков, насколько мне известно, сам немного писатель. Но я что-то окрест себя не слышал восторженных фанатов (ах, Сорокин, ах, Пелевин...) Быкова в этой его ипостаси. Самолично его романов не читал, поэтому не осуждаю. И, наконец, третий Быков — обыватель и приспособленец, как Микоян, вынужденный лавировать «между струйками». Именно в голове третьего Быкова и рождаются вот эти вот «честные Путины», и автор сам не замечает, что такие оксюмороны достойно продолжают ряд, в котором уютно соседствуют «добрый Сталин», «искренний Венедиктов» или «человечный Гитлер». Собственно, условному Каспарову или условному Гуриеву даже в состоянии острой формы заболевания коронавирусом (не дай Бог), даже в состоянии сильнейшего умственного ослабления никогда не придут в голву подобные перлы. Они находятся в другой реальности. А мы — в этой. Хотя вот я «Собеседник» как ни читал так и не собираюсь. Где-то в твитторе просто попалась вот именно эта реплика Дмитрия Львовича. Лучше бы не попадалась вовсе.

Дмитрий Львович Быков: Igor Gansvind каждый считает главным то, что ему доступнее. Вы остановились на литературоведении — ну и слава Богу, но если бы вы читали что-то или хотя бы регулярно слышали от кого-то, вам бы и в голову не пришло так меня понять. Но, видимо, верить худшему о человеке или человечестве — в вашей природе, и вам проще видеть во мне обывателя и приспособленца. Наверное, при таком рассмотрении вы как-то больше нравитесь себе. Никто не вправе навязывать человеку свою картину мира, и вам, наверное, зачем-то хочется принижать меня, возвышать себя и Гуриева и т.д. И наверное, таких людей много — тех, кто не открывал моих книг и вообще не представляет, чем я занимаюсь. Я ведь тоже не представляю, чем занимаетесь вы. Остаётся радоваться, что я и пишу не для такого читателя, и «Собеседник», простите за каламбур, у меня другой.

Igor Gansvind: Дмитрий Львович Быков Я тут на днях послушал Вашу лекцию о Гайдаре. Кстати, узнал о таком писателе как Добычин. Очень полезные у Вас лекции. Та лекция, немного сумбурная, поток сознания, Вы там такой оптимист, говорите то ли о Координационном совете, то ли еще о каких-то тогдашних либеральных посиделках, о ветре перемен, о возможности изменений, и как это Ваше настроение прямо перекликалось с бурной жизнью Гайдара. И куда все это подевалось то? Скучный Быков уныло вымучивает что-то почти непонятное о «честном Путине». Как все изменилось то за несколько лет...Стареете, Маэстро?) Какая может быть честность у политиков? Какие могут быть «свои» у мафиози, Вы там с Венедиктовым сговорились что ли? И что за бред что я кого-то принижаю или кого-то возвышаю. Нет нужды принижать или возвышать Гарри Кимовича. Или крепкого экономиста Гуриева. Все, что хотел Вам скромно доложить, что есть И ДРУГАЯ русская интеллигенция, которая НИКОГДА, даже в полемическом задоре не даст петуха, не сфальшивит ни на пол ноты и не напишет о «честном Путине», потому как физиологически этого не сможет написать. Собственно, ничего иного я не имел в виду, а Вы прямо мне тут кучу каких-то подтекстов пришили к делу. Можно, я пойду еще какие-нибудь Ваши лекции послушаю? Где нет «честного Путина»? Ок?

Дмитрий Львович Быков: Igor Gansvind понимаете, бессмысленно обсуждать подтексты с человеком, который к ним глух. Пойдите и послушайте лекции, если хотите, этого я вам не могу ни запретить, ни рекомендовать. Но не надо объяснять своё непонимание моей старостью. Это обычная ваша глухота. Ну не дано человеку, что сделаешь, ему ближе цифры или взгляды его коллег, он искренне считает объективной реальностью собственную картину мира, в которой моих книг нет вообще, а каждое слово имеет одно значение. Вам проще думать, что я стареющий приспособленец, мне проще о вас не думать вообще.

Igor Gansvind: Дмитрий Львович Быков Ок. Не буду Вам конечно надоедать. Я не такой честный как Вы, Путин и Венедиктов) Лекции буду слушать и расти над собой)
Алексей Венедиктов @aavst («Twitter», 19.06.2020): А мне нравится статья Владимира Путина о причинах Второй мировой. Она абсолютно честная — он так думает. Я даже слышу некоторые его интонации в ней. Так что не валите эту статью на спичрайтеров. Автор Путин. И он так думает на самом деле.

Дмитрий Львович Быков: Igor Gansvind опять вы не поняли нескольких простых вещей, но не смогли или не захотели — неясно. Ему нравится эта статья, как врачу нравится наглядный симптом. Он историк, и для него такое свидетельство ценно. А вам хочется думать, что вы окружены трусами, потому что в таком окружении вы себе больше нравитесь. Не думайте, это не сложные подтексты, и сами вы, тысяча извинений, не очень сложный случай.
berlin

// «Эхо Москвы», 10 июня 2020 года




Борис Стругацкий: «Любитель кошек — я.
Калям — наследственное имя всех моих кошек, независимо от пола, возраста и происхождения.
Собак я уважаю, но той нежности, что к калямам, всё-таки к ним не испытываю».



Обращение Конгресса интеллигенции к гражданам России

Мы, российские граждане, выражаем солидарность с открытым письмом более 200 независимых региональных депутатов, направленным против принятия поправок к Конституции, инициированных президентом В.В. Путиным.

Мы согласны с основным тезисом этого документа:

«Изменение Конституции России, предложенное Владимиром Путиным и зависимыми от него людьми, направлено на решение одной задачи — обеспечение пожизненной власти самого Путина и его группы. Это изменение противоречит духу и букве действующей Конституции и принимается по абсолютно неконституционной процедуре, где каждое действие нарушает конституционные основы государства и демократические правила. По существу, мы имеем дело с попыткой государственного переворота».

Мы полагаем, что в стране сложился глубокий политический кризис, суть которого проявляется в провалах экономической и социальной политики, отказе власти от экономической помощи гражданам в условиях пандемии, растущем обнищании граждан, усилении полицейских репрессий.

Мы считаем, что все эти проблемы могут решаться только через свободные демократические выборы всех уровней, а не путем узурпации власти В.В. Путиным через поправки к Конституции, позволяющие ему вести ту же провальную политику бессрочно.

Лидеры демократических политических и общественных организаций, для которых сменяемость власти является единственным способом управления страной, уже высказались на эту тему.

Мы надеемся, что нынешняя попытка узурпации власти провалится. Но, как мы знаем из российской истории, во времена нестабильные, как нынешние, существует возможность перехвата власти. И нас беспокоит, что во главе страны могут встать люди, которые так же, как Путин и его окружение, будут ориентированы на подавление демократии и усиление репрессий.

Острый политический кризис, в который вступила страна, может быть мирно разрешен только при объединении всех политических и общественных сил, выступающих за свободные демократические выборы. Главные выборы, от которых зависит судьба страны, — избрание депутатов Государственной Думы и президента России. Призываем лидеров демократических политических и общественных организаций объединиться с целью мирного принуждения власти к проведению парламентских выборов 2021 года на условиях политического плюрализма и демократии.

Предлагаем всем, кто разделяет эту позицию, выбрать одно из двух решений: проголосовать против поправок к Конституции или проигнорировать саму процедуру голосования.





подписи:

Collapse )

Дмитрий Быков, писатель

Collapse )
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №21, 10–16 июня 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Антисоветская Россия

На домашнем аресте Николая Платошкина оттоптались даже ленивые.

Платошкин умудрился попасть под домашний арест в эпоху всеобщего пандемического домашнего ареста, причём за то, чего не совершал. Сталинист, лидер движения «За новый социализм», обвинён в склонении граждан к участию в беспорядках, у него отобраны компьютер, баннер движения и семейные сбережения (с помощью которых, видимо, он склонял граждан к беспорядкам под баннером). Навальный и часть демократической общественности справедливо заметили, что несправедливо арестованного коммуниста надо защищать всё равно, хоть он и противник. Репрессии против Платошкина, доктора исторических наук и заведующего кафедрой Московского гуманитарного университета, заставляют понять несколько серьёзных вещей.

Некоторые наивные люди полагали, что Путин мечтает о возрождении СССР; дудки. Более антисоветской власти в России не было никогда, даже царское правительство не так ненавидело коммунистов. Прав Глеб Павловский: идеал путинистов — Россия допетровская. Коммунисты хоть на словах допускали наличие прав у человека труда. Нынешняя российская власть уважает исключительно бюрократов и военачальников, остальные должны за них Бога молить. Советская власть полагала, что хозяином страны является народ, Россия путинская воспринимает народ как сырье для утверждения начальственного величия. Коммунисты были атеистами и интернационалистами, хотя бы в теории,— путинская Россия воскрешает идеалы самодержавия, православия и шовинизма. Путин не поднимал Россию с колен, стремясь довести её до советского уровня,— он положил её плашмя.

Я не защищаю и не оправдываю советскую власть — я просто показываю, что путинская идеология и практика не имеют с нею ничего общего. И главный грех Платошкина заключается вовсе не в том, что он призывает голосовать против поправок в Конституцию: главный грех в том, что он классово чужой. Доктор наук. Что-то себе думает. Преподаёт. Не скажу, что он ведущий современный интеллектуал, но был на дипломатической работе, читал книжки и умеет разговаривать с молодёжью. Он апеллирует не только к инстинктам и ценит не только бабки. И поэтому он враг, и коммунисты, кажется, начинают догадываться об этом своём новом статусе.

А что Платошкин, приди он к власти, не посмотрел бы на мою защиту СССР и первым бы заткнул мне пасть – так этим меня пугать смешно. Мне её тут все бы заткнули, включая множество единомышленников. Я уже привык.

Dmitry Bykov: Nikolai Platoshkin, class enemy of anti-Soviet Russia

Even the sluggish are hurt by Nikolai Platoshkin’s house arrest.

Platoshkin managed to fall under house arrest during universal pandemic house arrest, and, moreover, for something he didn’t do. The Stalinist, the leader of the For New Socialism movement, is accused of inclining citizens to participate in disturbances and has had his computer, movement banner, and family savings (which he was using, evidently, to incline citizens to disturbances under the banner) confiscated. Navalny and some of the democratic community have fairly noted that the unfairly arrested Communist has to be defended anyway, despite the fact that he is their opponent. The repressions against Platoshkin, who holds a doctorate in history and is chair of the department at Moscow Humanitarian University, forces us to face a few serious facts.

Some naive people thought that Putin was dreaming of the USSR’s rebirth. Like hell. Never has there been a more anti-Soviet state in Russia; even the tsarist government didn’t hate the Communists this much. Gleb Pavlovsky is right: the Putinists’ ideal is pre-Petrine Russia. The Communists at least formally admitted that the working man has rights. The present Russian state respects bureaucrats and military leaders exclusively; the rest have to pray to God for them. The Soviet state thought that the people were the country’s master; Putinist Russia views the people as raw material for asserting the bosses’ greatness. The Communists were atheists and internationalists, at least in theory; Putinist Russia is resurrecting the ideals of autocracy, Orthodoxy, and chauvinism. Putin did not lift Russia from its knees, trying to bring it up to the Soviet level–he laid it out flat.

I am neither defending nor vindicating the Soviet state. I am simply making it clear that it shares nothing in common with Putinist ideology and practice. And Platoshkin’s main sin consists by no means of him calling on people to vote against the Constitutional amendments. His main sin is that he is alien by class. He holds a doctorate. He thinks for himself. He teaches. I wouldn’t say he’s a leading contemporary intellectual, but he has had a diplomatic job, has read books, and knows how to talk to young people. He appeals not only to instincts and values not only money. And therefore he’s an enemy, and the Communists, apparently, are starting to guess about their new status.

And the fact that, if Platoshkin were to come to power, he would ignore my defense of the USSR and would be the first to push me down–trying to scare me with that is ridiculous. Everyone would like to push me down now, including a great many people I agree with. I’m used to it by now.


Translated by Marian Schwartz
// «Rights in Russia», June 17, 2020
berlin

Дмитрий Быков (радио-эфир) // "Эхо Москвы", 2 июня 2020 года




Дмитрий Быков в программе ОСОБОЕ МНЕНИЕ

аудио (.mp3)

ведущая: Татьяна Фельгенгауэр


02:45 — о снятии карантинных ограничений в Москве: книжный фестиваль на Красной площади, Парад Победы и поправки в Конституцию
04:12 — как на самом деле обстоит ситуация с коронавирусом в России
05:35 — что происходит с моралью и этикой в современном мире
06:26 — про отношения «гражданин — государство» в России
08:41 — о массовых беспорядках в США и расколе общества
09:45 — почему мир больше не будет прежним и в чём заключается новая этика
12:27 — о подготовке голосования за поправки в Конституцию
13:41 — почему сложно вернуться к привычной жизни после самоизоляции и будет ли вторая волна пандемии
15:51 — чем журналист Илья Азар раздражает власть
17:30 — чем коронавирус стал для россиян и российской власти
20:13 — как люди преодолевают страх и озлобленность
21:39 — о солидарности с шаманом Александром Габышевым, которого принудительно госпитализировали за намерение «изгнать Путина»
29:24 — о сотрудниках Росгвардии в Екатеринбурге, которые убили человека за кражу рулона обоев
31:31 — о расизме в Америке и рабстве в мировом историческом прошлом
33:37 — в чём лежит фундаментальная проблема неравенства и безответственности человечества
35:39 — чем крепостное крестьянство в России хуже рабства в США? Почему людям нравится принадлежать к сословиям?
38:02 — как изменилась проблема расизма в США к 2020 году? Почему Трампа называют «союзником Путина»?
41:07 — что приведёт к «экономической турбулентности» в мире?
43:25 — фиксация русского народа на рабстве — чем лечится эта «болезнь»;?



Дмитрий Быков (в перерыве о вакцинации): Наверное буду. А что дурного? Хуже не будет.
Татьяна Фельгенгауэр: [...]
Екатерина Кевхишвили: [...]
Дмитрий Быков: Чего вы пугаете?
Татьяна Фельгенгауэр: [...]
Екатерина Кевхишвили: [...]
Дмитрий Быков: Пугаете…
berlin

Дмитрий Быков (комментарии) // «Facebook», 1 июня 2020 года





Юрий Феклистов («Facebook», 01.06.2020):

Из сундука памяти... Оппозиция зарождалась в 90-е. Дмитрий Быков и Валерия Новодворская на вручении премий «Огонька». Декабрь 1993.


из комментариев:

Екатерина Табашникова: И Наташа Белюшина.

<…>

Masha Chamberlain: Это Амаяк Акопян какой-то))) мы совсем другого Быкова знаем

Дмитрий Львович Быков: Мария Чемберлен по-моему, никаких перемен.

Julia Ramm: Дмитрий Львович Быков перемены огромные. Юноша очень симпатичный...

Дмитрий Львович Быков: Julia Ramm а сейчас очень симпатичный, но не юноша. Что может быть скучнее вечного юноши?

<…>

Елена Мартин: ох как я не люблю Быкова… хоть и талантлив, чертяка)))

Дмитрий Львович Быков: Елена Мартин зашёл посмотреть вашу ленту... ну, в общем, правильно вы меня не любите.
berlin

Станислав Белковский // "Эхо Москвы", 30 мая 2020 года



Дмитрий Николаевич из Ленинграда спрашивает о преемниках Владимира Путина. «Если Владимир Путин всё же не пойдет в президенты в 2024 году, означает ли это, что он тоже, как и Борис Ельцин в конце 90-х, сделает ставку на молодых?»

Collapse )

Поэтому мне кажется, что пора уже присматриваться к молодым. И именно сюда смотреть всем тем, кто любит конспирологические, кадровые и прочие теории и считает, что от кандидатуры преемника Владимира Путина что-то очень существенно изменится, причем прямо в актуальной политической реальности Российской Федерации. Что, на мой взгляд, совершенно неочевидно. Для меня очевидно, что Путин уйдет. И здесь я прислушивался бы к Дмитрию Львовичу Быкову, который считает, что после Путина будет еще хуже.

Я бы не высказывался так категорично — «будет еще хуже». Может быть хуже — это не исключено. Во всяком случае, вовсе не гарантировано, что после Путина будет лучше. Важно, что будет по-другому. Нового вождя путинского типа уже не будет — Россия этого не переживет. Помните известный советский анекдот: «Почему в Советском Союзе только одна партия? Потому что две партии народ не прокормит». Эпоха нового вождя невозможна. Будет некое подобие коллегиального руководства, которое начало складываться в том же Советском Союзе после смерти Иосифа Виссарионовича Сталина.

И куда страна, сейчас явно исчерпавшая все старые доктрины своего развития и до сих пор не получившая никакой новой концептуальной программы, вырулит, пока совершенно неизвестно. Тем более, что кадровая деградация и востребованность лояльности, а также очень жесткая стена — ментальная и, я бы даже сказал, цивилизационная — между нынешними правителями России и управляемым ими народом — всё это не способствует приходу к власти людей, адекватно оценивающих обстановку в стране и вокруг нее. Увы и ах. Советские правители в этом смысле были гораздо ближе и к реальности, и к земле — во всех смыслах слова «земля».