Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

к бабушке приехали...

— Настоящая опасность грозит лишь тем, чьи друзья и родные за пределами замка доставляют новой власти неприятности. Этих берут в заложники. Старик Ксено Лавгуд слишком много себе позволял в своем «Придире», и Полумну сняли прямо с поезда, когда она ехала на рождественские каникулы. — С ней все в порядке, Невилл, мы ее видели… — Я знаю, она сумела прислать мне весточку. Он достал из кармана золотую монету, и Гарри сразу опознал один из тех фальшивых галеонов, которыми пользовался Отряд Дамблдора, чтобы передавать сообщения. — Потрясающая штука, — сказал Невилл, радостно улыбаясь Гермионе. — Кэрроу так и не просекли, как мы сообщаемся друг с другом, — они на этом чуть ума не решились. Мы вылезали по ночам и делали надписи на стенах: «Отряд Дамблдора: мобилизация продолжается», и всякое такое. Тото Снегг злился.
— Вылезали? — Гарри обратил внимание на прошедшее время.
— Ну, со временем это стало труднее, — пояснил Невилл. — На Рождество мы остались без Полумны, после Пасхи не вернулась Джинни, а зачинщикамито были как раз мы трое. Кэрроу, похоже, догадались, что без меня тут не обошлось, и круто за меня взялись. А тут еще Майкла Корнера поймали, когда он освобождал первокурсников, которых они заковали в цепи. Его пытали очень жестоко. Это отпугнуло народ.
— Еще бы, — пробормотал Рон. Проход постепенно пошел вверх.
— Не мог же я просить людей пройти через то, что вытерпел Майкл, — так что эти забавы мы бросили. Но мы продолжали борьбу, вели подпольную работу… ещё пару недель назад. И тогда они, видать, решили, что есть только один способ меня остановить, и пришли за бабушкой.
— Они — что? — хором спросили Гарри, Рон и Гермиона. — Да. — Невилл слегка запыхался, потому что туннель поднимался теперь круто вверх.
— Ну, ход их мыслей легко понять. Похищать детей, чтобы родители вели себя смирно, оказалось очень действенно, так что они довольно быстро догадались, что можно и наоборот. Но дело в том, — Невилл обернулся к ним, и Гарри с удивлением обнаружил ухмылку на его лице, — что с бабушкой они маленько просчитались. Старушкаволшебница, живет одна… они, видно, решили, что тут особого могущества не нужно. Ну и… — Невилл рассмеялся. — Долиш до сих пор в больнице святого Мунго, а бабушка сбежала. Она прислала мне письмо, — он хлопнул себя по нагрудному карману, — о том, что гордится мною, что я настоящий сын своих родителей и так держать!
Джоан Роулинг «Гарри Поттер и Дары Смерти»

Соратница Алексея Навального Мария Певчих утверждает, что за ее семьей в России идет целенаправленная охота
Целью неизвестных, по ее словам, являются мама и пожилые бабушки. Речь, по словам Певчих, идет о неких людях, которых она назвала «пригожинскими гопниками».

Мы запомним и не забудем
...
А не смешно то, что сейчас за всеми её родственниками устроена самая настоящая охота со стороны пригожинских бандитских «СМИ». Не за отравителями Алексея, а за 85-летней бабушкой нашей Марии.
...
berlin

Дмитрий Быков // «Новая газета», №103, 21 сентября 2020 года




Баллада о Шнобеле

Шнобелевскую премию 2020 года получили Жаир Болсонару, Борис Джонсон, Нарендра Моди, Андрес Мануэль Лопес Обрадор, Александр Лукашенко, Дональд Трамп, Реджеп Тайип Эрдоган, Владимир Путин и Гурбангулы Бердымухамедов — «за то, что они, используя ситуацию с пандемией COVID-19, доказали, что политики влияют на жизнь и смерть в значительно большей степени, чем ученые и врачи». Из газет.


О нашем времени грустя —
Как страшно, как смешно было! —
Потомки спросят век спустя
О главной тайне Шнобеля.
Кто был тот Шнобель, в честь кого
В финале года жёсткого
Голосовало большинство
За награжденье Джонсона,
За Трампа с Путиным В.В. —
Гигантов, скажем льстивей,
Что в Вашингтоне и Москве
Являли близость стилей;
За мудрого Гурбангулы
И миротворца Моди,
Что явно были не орлы,
Однако были в моде;
Турецкий лидер Эрдоган
С Обрадором* на пару,
И белорусский хулиган,
И гордый Болсонару!
Потомок робко спросит мать:
Что их могло объединять,
И кто был этот Шнобель,
Что в приснопамятном году
Собрал их всех в одном ряду
И премии сподобил?

Был прежде Нобель знаменит,
Но все забыли Нобеля:
Хоть он придумал динамит,
Но это так давно было!
Забыт и Шнобель, что вручал
(Хотя и был невидимым)
Награды физикам, врачам
И сверхдержавным лидерам.
Так кем он был? Ответа ждём:
Учёным?
Медиком?
Вождём?
Он был политиком мечты,
Героем в высшем роде,
Коль совмещал в себе черты
Обрадора и Моди,
И Трампа с бредом в голове
С причёскою пижонскою,
И даже Путина В.В.,
Что был не ровня Джонсону?
Тогда, в столетии ином,
Легенда сложится о нём,
О достославном Шнобеле, —
Всемирной славой он гремел,
Стальные яйца он имел,
Он был отважен, честен, смел,
Но мы его угробили.

Он был красив, он был богат,
Но занимался странным:
Он мир хотел вернуть назад,
К титанам и тиранам.
Был этот замысел нелеп,
Сверхсложен, грандиозен,
Ему во всём мешал Госдеп,
Но помогала сила скреп,
Попса, просящая на хлеб,
Пригожин и Рогозин.
Он либералам возражал,
Неутомимый Шнобель,
Он федералов обожал,
А педералов гнобил,
Он был титан, герой поэм,
Гигант в античном вкусе,
Он ненавидел BLM
И баб хватал за Pussy,
Все провокаторы земли,
От Берна до Вилюя,
Его валили как могли,
Цинично маршируя,
Ему вредили всей толпой
Разнузданные нытики —
От демагогии тупой
До уличной политики;
Но Шнобель был честнее их,
Он был мужик,
И силовик,
Боец, покрытый славой,
Он перевёл борьбу в партер,
Он возрождал СССР,
Он был богач, миллиардер,
Он белый был и правый!
Он нагибал и капитал,
И кино-звёздо-братию,
Он вообще в гробу видал
Всю вашу демократию,
Реднеки любят вспоминать
Его крутые шутки!
Он развернуть собрался вспять
Историю…
Но дудки.

Был двадцать первый век суров —
Век шнобелевских премий,
Эпоха жуликов, воров,
Священных, так сказать, коров,
Войны полов, войны миров,
Ковидных эпидемий.
То было время громких смут,
Давно упрятанных под спуд;
Оно затронуло Бейрут,
Андорру и Эстонию…
Уже казалось, вот возьмут —
И повернут историю!
Но повернуть её никто
Пока ещё не в силе,
И лет прошло каких-то сто —
И Шнобеля забыли!
Хоть был он грозный великан,
Оплот последних могикан,
Неукротимый хулиган,
Неутомимый кобель,
Кумир врунишек и ловчил,
Он всех подмял — но опочил,
И от народа получил
В свой колоссальный шнобель.
О славься, доблестный герой!
Далёкой, бурною порой
Он строил справедливый строй
Без горя и печали,
Его отвергло большинство,
Но мы припомнили его,
И призом Дарвина его
Посмертно увенчали.



* Автор знает, что ударение падает на последний слог, но иначе не лезет в ямб.
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №35, 16–22 сентября 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Белорусская вакцина

Bloomberg сообщает, что Путин не верит в возможности белорусского мирного протеста.


Спасибо, кэп. Проблема в том, что это уже неважно. Эта власть больше ни над чём не властвует. Вот выборы в российских регионах: почти везде побеждают представители «Единой России», Дмитрий Медведев этим доволен. Означает ли это, что «Единая Россия» вернула себе популярность? Разумеется, нет. Это означает всего лишь, что власть сменится не на выборах, что результаты этих выборов никого не волнуют, что главный политик России выходит из комы в Берлине и именно на него ориентируется весь мир, включая Россию. Потому что про него интересно, а про Путина нет. Про того всё понятно: и про то, что он скажет, и про то, что сделает с Лукашенко. Они с ним теперь в связке, как сиамские близнецы, и заражают друг друга всеми своими хворями. Это скорее хорошо, потому что вдвоём — вдвое быстрее.

То есть они, конечно, могут убить огромное количество народу, если захотят. Но давайте признаемся прямо: убить нас может любой маньяк на улице. Они не могут сделать главного: восприниматься как власть. Потому что скучно, надоело, потому что они себя дискредитировали. Пусть себе сидят там, где им положено: это уже не центры силы. Неужели кто-то, включая самого Лукашенко, всерьёз думает, что он останется лидером в Минске? Он будет сидеть в своём дворце под охраной, но это и есть заключение. Какая разница, где он сидит под охраной? Во всём мире и так знают, что эти президенты избрали себя сами. Белорусский пример в этом смысле чрезвычайно показателен. Россия более инерционна, потому что она в сто раз больше, — но процессы-то идут.

Всем надоела атмосфера слежки, доносительства, злобы, обиды на весь мир и друг на друга. Всем надоели повторения старых заклинаний и бессмысленных, ничего не значащих, пустотных формулировок. Все хотят развития, просвещения, будущего, наконец. И совершенно при этом неважно, чего хотят силовики: силовики никогда не определяют развитие общества. Вот как просто оказалось свалить эту власть: надо презирать её настолько, чтобы не удостаивать даже ненависти. Для себя надо просто зафиксировать: их больше нет. Полный информационный, моральный, психологический бойкот им. И не только снаружи, но главным образом внутри. Поверьте: именно с этой внутренней фиксации всё и начинается.

С ними научились жить, как с коронавирусом: он не побеждён, но он не отменяет жизни. Будущее наступило. А про них всё сказал ещё Василий Аксёнов: «Мата своему королю он не заметил».
berlin

Юлия Латынина (фрагмент радио-эфира) // "Эхо Москвы", 12 сентября 2020 года




программа «Код доступа»


— Много вопросов про то, что говорил Дмитрий Муратов про Быкова. Напомню — просто можете обратиться к его эфиру, — что он впервые описывал, как не просто Быков впал в кому в Уфе и тогда еще не было понятно, что с ним происходит. Но почему-то точно так же, как и в ситуации с Навальным была попытка задержать его вывоз в нормальное место, где могли организовать лечение, могли поставить диагноз, и, что самое важное, возможно, если это был яд, то могли бы установить, какой это был яд. Вот та же самая задержка, которая практически не реализовалась, потому что Муратов позвонил на самый верх, в администрацию президента.

У меня нету тут никакого собственного мнения. Собственное мнение, на которое мы можем опираться в случае Навального и точно так же, как в случае с Литвиненко, оно из серии того, вот когда немецкие врачи говорят: «Мы обнаружили», мы уже можем прямо говорить: мы обнаружили. В случае Быкова по тем или другими причинам, может быть, там ничего не было, может быть, не обнаружили. Ничего не обнаружено.

Но я обращаю ваше внимание, что из невозможного факта отравление Быкова после истории с Навальным превратилось в рабочую гипотезу, то есть оно уже не так и невероятно.



Юлия Латынина // «Эхо Москвы», 20 апреля 2019 года:

Добрый вечер! Это Юлия Латынина и программа «Код доступа», как всегда в этом время, за неделю. Я хочу начать с хороших новостей, потому что Диме Быкову, с осторожностью мы можем сказать, что лучше. Вообще, чтобы было понятно, у него никогда не было никакого инсульта, никакого инфаркта сердца. Это вот то, что пишет всё ИТАР-ТАСС. Поздравляю ИТАР-ТАСС соврамши. Был у него гипогликемический криз и кома, и отек мозга от этого. Это очень серьезно. От этого, действительно, можно умереть. Это связано с диабетом.


Юлия Латынина: Поздравляю ИТАР-ТАСС соврамши
ИТАР-ТАСС: Поздравляю Юлию Латынину соврамши
berlin

Дмитрий Быков // «Новая газета», №97, 7 сентября 2020 года




Прослушка

Разведчикам «Новой газеты» удалось перехватить разговор двух мужских голосов.


Первый:
Привет, Берлин! Их бин Варшава.
Глобальный мир пошёл на слом.
Одна Россия — сверхдержава.
Давай им как-нибудь насрём?

Второй:
Давай! Я лопаюсь от злобы,
Смотря на их успех и прыть.
Ведь мы такие русофобы,
Что хуже нас не может быть!

Первый:
Какой прекрасный разговорец
Мы обеспечили себе —
Как будто лично Юнна Мориц
Его повесила в ФБ!

Второй:
Давай мы мерзостно поступим,
Чтоб разломился русский щит...
Но там же есть Владимир Путин —
Он с ходу нас разоблачит.

Первый:
А мы с тобой его подставим
Перед ЕСом и ООН.
Давай Навального отравим,
И все решат, что это он.

Второй:
Да! Лёшу мы уконтрапупим,
И это будет вери гуд,
А все подумают, что Путин,
И сразу санкции введут.

Первый:
Не оценить такого факта
Не смогут чуждые скоты.
Но ваш акцент знаком мне как-то.
Рыгорыч, ты?

Второй:
Володя, ты?

Первый:
Скажи, с чего бы это, Вова,
Пропагандистский номер наш
Мы сочиняем так хреново?

Второй:
А для кого стараться, Саш?
Они нам — мирные протесты
И минский их видеоряд,
А мы им — пытки и аресты,
И все спасибо говорят.

Первый:
Да, милый друг! С таким протестом
Я и десятый срок приму...
Но что мне делать с этим текстом?

Второй:
Отдашь Мишустину.

Первый (потрясённо):
Кому?!

Второй (терпеливо):
Ты скажешь: это, мол, прослушка,
Добавь шумов для красоты,
И Трамп поверит — потому что
Он не умней, чем я и ты.

Первый:
Прости, Володь, но от такого
Весь мир решит, что я кретин.
Хотим ли мы такого, Вова?

Второй:
О да, мы этого хотим.
Мы сверхдержава, мы едины,
И только в этом наш оплот —
Что все друзья у нас кретины,
Плюс также армия и флот.

Первый:
Володь! Мне даже как-то странно,
Но коль судить по новостям,
То мы с тобой не два тирана,
А Слепаков и Галустян,
А «Наша Раша» — наша крыша.

Второй:
Я так и знал, что ты умён.

Первый:
Так ты узнал меня, о Миша?

Второй:
Да, я узнал тебя, Семён.
berlin

#ТрусыАнального, #ОтравлениеСтаричком

Дмитрий Быков в программе ОДИН от 27 марта 2020 года:

«Не хотите ли сделать интервью с доктором Рошалем?»

Как-то вы удивительно угадали: я завтра в полдень с ним встречаюсь и надеюсь, что это будет увлекательный разговор. Мне с Леонидом Михайловичем всегда было интересно. Кстати, я на одно интервью тогда прихватил сына, пользуясь возможностью, и он тогда тоже блистательно проконсультировал. Всё-таки можно с ним спорить по каким-то теоретическим воззрениям, но педиатр он от бога, я до сих пор этой его консультации забыть не могу.


#ТрусыАнального
#ОтравлениеСтаричком
#НемецкийПациент
#Gast_der_Bundeskanzlerin
#ВсратыйДиктор / #ДикторЮтюба



Леонид Рошаль (комментарий) // «РЕН-TV», 5 сентября 2020 года:

Рошаль: Врачи РФ предложили ФРГ создать группу по ситуации с Навальным

Судьба Навального волнует многих. И национальная медицинская палата сейчас обратилась к немецкой врачебной палате (аналогичная организация, одна из старейших в мире — врачебная плата в Германии) для того, чтобы вместе с ними создали экспертную группу для того — посмотреть основную причину состояния Навального. Оно до сих пор неясно. Если наши сработали — не только в Омске, но и с помощью консультантов,— очень хорошо — вывели из тяжёлого состояния, но исследования, которые провели у нас, не показали отравления, а у немецкой военной комиссии они нашли что-то,— давайте, спокойно вместе соберёмся. Представители — специалисты России (токсикологи) и специалисты Германии — и обсудим — есть или нет. Потому что, если окажется, что действительно Навальный был отравлен, мы считаем, что необходимо в России возбудить уголовное дело. Такие вещи просто проходить не должны. И мы надеемся на положительный ответ немецкой врачебной палаты. Мы направили это письмо.
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №33, 2–8 сентября 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

На кого бы ещё напасть?

На улице в Москве жестоко избили молодого оппозиционера Егора Жукова. Перед этим его сначала приняли, а затем отчислили из магистратуры ВШЭ.


Избиение Егора Жукова в сочетании с его отчислением из магистратуры ВШЭ говорит о том, что у нас прибавилось серьёзным оппозиционером (ибо оппозиционер — это не тот, кто борется, а тот, с кем борются). Плохо то, что теперь всерьёз борются даже с блогером, то есть с человеком, который просто высказывается вслух на собственном канале для сравнительно узкой аудитории. Им там вовсе уже не на кого нападать, а отчитываться надо.

И то сказать — кто остался-то? Навальный на момент написания этого текста в коме, главные деятели протеста 2012 года — за границей. Остальных уже либо травили, либо били, либо перевербовали. Очень мало с кем можно проводить мероприятия, о которых отчитываются в спинномозговом центре (головного у них, похоже, давно нету). Не за кого звёзды получать, а в условиях кризиса других наград почти не осталось. Так что всей оставшейся оппозиции — включая даже ту, которую специально держат для битья в федеральных ток-шоу,— советую приготовиться: как помним мы из курса физики, чем меньше площадь, тем сильнее нагрузка. Убивать оппозицию нельзя — её практически не осталось,— а обзывать кого-то либералами и агентами госдепа надо (сам-то госдеп на Россию давно махнул рукой, своих бед хватает, того гляди Трампа перевыберут). Значит, тех немногих, кто осмеливается воздерживаться от тотального одобрямса, будут давить гораздо сильнее. И теперь для этого уже не надо никого выводить на улицы — достаточно поставить лайк под неодобрительным постом.

Для Жукова, правда, есть хорошая новость — он ещё не так опасен и далеко не так ненавистен, как Навальный. После отравления Навального уголовное дело не возбуждено, так как непонятно, чем травили. А после избиения Жукова — возбуждено, хотя и непонятно, чем избивали. Приятно, кстати,— хотя в целом приятного мало,— что нападающие скрылись на самокатах. Раньше-то в машинах уматывали. Совсем у них там плохо с финансированием. На школоту перешли.

И ещё приятно, что сотрудники ВШЭ, отчислившие Жукова, так красиво раскрылись, оказавшись в одних рядах с гопниками на самокатах. Правду сказать, я давно догадывался, что они недалеко ушли от гопников, но у некоторых были иллюзии.

А Жуков теперь лицо российской оппозиции. Молодое избитое лицо. У власти тоже есть прекрасный символ — гопники из ВШЭ на самокатах. Господь в России очень заботится о наглядности, потому что больше не о чем.