Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

berlin

Андрей Соколов // «Столетие», 8 апреля 2020 года

«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©


Они готовятся захватить власть

Либералы призывают к госперевороту, воспользовавшись эпидемией.

Наверное, впервые они об этом заявили так открыто. В журнале «Собеседник» и одновременно на «Эхе Москвы» опубликован призыв к либералам, воспользовавшись эпидемией, готовиться к захвату власти в стране. Этот лозунг озвучил один из их идейных гуру — писатель Дмитрий Быков, недавно отличившийся тем, что назвал Гитлера «освободителем». Его портрет, словно портрет будущего дуче, помещен во вторник на сайте «Эха» на самом видном месте. Гордый профиль, орлиный взгляд, в руках — микрофон и подпись крупным шрифтом: «Судьбу страны сейчас решаем мы...».

А кто это «мы»? Нет, конечно, не мы с вами, не народ, а они — либерал-оппозиционеры. А как собираются решать? А вот так! Цитируем господина Быкова: «Вот и сбылось то, о чем так долго говорили — причем не только большевики, не оппозиционеры, не правозащитники, но даже обыватели, — ликует он. — Россия — без Путина… он, видимо, не умеет действовать в экстремальных положениях».

Непонятно, конечно, откуда такой вывод. Ведь даже на Западе уже давно признали, что твердости и решимости президенту России не занимать. Впрочем, это не важно, либералам не привыкать брать аргументы с потолка и все ставить с ног на голову. Тут важно обратить внимание, к чему Быков призывает. «И вот сейчас, в то сравнительно недолгое время, когда в экстремальной ситуации мы существуем без него, — начинает поучать своих сторонников Быков, — пора тем, у кого есть идеи, начать их реализовывать…. Словом, действовать так, как будто власть уже сменилась. Шанс взять власть сейчас имеют те, кто будет ярко и убедительно действовать в этот период хаоса, когда выживание страны в целом зависит только от нескольких настоящих лидеров… А потом, когда они опомнятся и начнут присваивать победу, надо просто ее не отдать. Всего лишь сделать то, что не удалось в российской истории ни разу — но все когда-нибудь бывает впервые».

Откровенно? Яснее не скажешь!

Время маскироваться и говорить о демократии и «честных выборах» прошло, сейчас либеральная оппозиция без обиняков озвучила цель, к которой она давно стремилась — захватить власть в России.

Мол, власть растерялась, Путин будто бы «исчез», тут-то надо «всем нашим» подсуетится и захватить власть безо всяких там выборов, а потом ее не отдавать. Вот оно — истинное лицо «несистемной оппозиции».

Тот факт, что заявление Быкова вовсе не эмоциональное «эссе» литератора, а целенаправленная политическая акция, своего рода сигнал единомышленникам, подтверждают другие заявления либеральных лидеров, которые одновременно появились на «Эхе». Вот, что например, пишет уже не какой-то там поэт, а либерал, наделенный властью, — депутат Псковского областного совета, член Политсовета партии «Яблоко» Лев Шлосберг:

«С каждым днём миллионы людей в России постепенно осознают простую и жестокую мысль: государство оставило их один на один с надвигающейся нищетой и разорением, более того: переложило на рядовых граждан всю тяжесть жизни без дохода и ответственность за последствия выполнения решений властей о нерабочем режиме и длительной домашней изоляции… Голод страшнее смерти», — стращает он.

«С каждым днём терпение иссякает… Это тектонические сдвиги в сознании людей. Они могут привести и неизбежно приведут к изменениям в общественных настроениях и политических оценках. Это те самые качественные изменения, которые могут привести и к смене власти». Намек более чем прозрачен!

Подключены к обработке общественного мнения и популярные в народе личности. Усердно, например, подпевает этим господам, понося власть, и самый богатый из российской попсы Сергей Шнуров, которого недавно почему-то ввели в Совет по культуре при Госдуме:

Мучиться ли стоило?
Карантин.
Чтоб загнали в стойло,
Как скотин.
Напугали вирусом,
Страшно им.
Миру помогали всем.
А своим?


Говорят, что Шнуров нацелился уже на место депутата. Уже костюм с галстуком надел. Готовят популярного в народе шоумена после захвата власти на должность министра культуры?

Многие, конечно, услышав такие крики и «революционные» призывы, и хорошо зная, кто такие Быковы, Шлосберги и скачущие на сцене без штанов Шнуровы, только иронически усмехнутся. Кишка, мол, тонка! А при сравнении Быкова с дуче вообще станут хохотать. Что, мол, за чепуха! Напрасная ирония!

В российской истории и не такое бывало. Кто бы мог подумать в свое время, что «вертлявый пострел» — Александр Федорович Керенский станет во главе бывшей Российской империи? Как писал Маяковский, что в «кровати, царицам вверенной, раскинется какой-то присяжной поверенный»?

А как тут не вспомнить, как горстка придворных и подкупленных офицеров гвардии при поддержке английского посла убила в Петербурге императора Павла I? И, что в феврале 1917-го тоже относительно небольшая группа заговорщиков, в том числе депутатов Госдумы и генералов армии, свергла императора Николая II, заставила его отречься от престола и сформировала Временное правительство, в котором почти все были членами масонских лож. А в октябре того же года тоже очень небольшая, но решительная группа большевиков под руководством прибывшего из США Троцкого и из Швейцарии при поддержке германского Генштаба Ленина, Временное правительство разогнала, никаких выборов проводить не стала и установила в стране самую свирепую диктатуру. И это в то время, когда все твердили, что такое никак невозможно. А лишь напомним, что накануне 1991 года только в дурном сне могло присниться, что завотделом журнала «Коммунист» пухлощекий Егор Гайдар станет главным в стране демократом и даже премьером РФ, а потом возглавит разграбление страны. Разве можно забывать нам все эти метаморфозы и такие жестокие уроки истории?

Кстати, между нынешними либерал-оппозиционерами, чтобы они там сами ни говорили, и большевиками большой разницы не просматривается. Конечно, они не обещают отдать заводы рабочим, а землю — крестьянам. Однако точно также, как и большевики, яростно твердят, что ведут борьбу с «кровавым режимом», «продажными чиновниками», «диктатурой» и т.п., изображая из себя «защитников народа».

Для этого даже выдвинули в первые ряды своих ударных пропагандистов такого ловкого малого, как Алексей Навальный, который с утра до вечера только и делает, что разоблачает «коррупционный режим».

Сходство и в другом. За нынешними либерал-оппозиционерами стоит зарубежная закулиса, которая их щедро финансирует. Ленину и Троцкому Запад давал деньги — и им точно так же дает. Какая же тогда между ними принципиальная разница?

А лозунги можно в одночасье поменять. Ведь говорили же поначалу рееволюционеры, что никакое государство вообще не нужно, что и армия не нужна. А как пришли к власти — создали такое железное государство, какого не знала история, и тут же развязали в стране кровавую Гражданскую войну, миллионы погубили! А ведь тоже шли к власти на прекраснодушных лозунгах свободы и демократии…

Многие потом из числа тех, кто был у власти в России до переворота большевиков, оказавшись потом выброшенными в эмиграцию, с горечью рвали на голове волосы: «Ну, почему мы в свое время так нянчились с большевиками?!».

Ну, а теперь — почему с их наследниками, надевшими личину «либералов», нянчатся? Ведь они уже открыто призывают к захвату власти неконституционным путем. Неужели в нашей стране законы не работают?


«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №13, 8–14 апреля 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Судьбу страны сейчас решаем мы...

Вот и сбылось то, о чём так долго говорили — причём не только большевики, не оппозиционеры, не правозащитники, но даже обыватели. Россия — без Путина.

Так оно всегда и бывает во время великих потрясений: он объявляет о срочных мерах (обычно репрессивных), когда уже все обошлось. Миловать и карать потом будут тех, кто взял на себя ответственность в критический момент.

Он самоустранился не только потому, что хочет ассоциироваться исключительно с победами. Сейчас избирательные проблемы у него решены — в том смысле, что он давно никуда не избирается, во-первых, а во-вторых, ситуация сейчас такая, что загадывать рано. Проблема в ином — он, видимо, не умеет действовать в экстремальных положениях. Наказывать, пугать, ограничивать свободы, дарить слушателям мелкие подарки — легко. Запоминать цифры для прямых линий — запросто. Но вот найти человеческие слова в трудный момент — это никак, найти нестандартное решение — тем более. Пугать всех во внешней политике — ещё кое-как, пока речь не идёт о саудовских принцах, которые сами ребята не шибко дипломатичные; но внутренняя ему никогда не была особенно интересна. У каждого вождя свой потолок, он в него давно упёрся, а потому благоразумно воздерживается от публичных появлений. Скажем, окоротить тех региональных лидеров, которые перестали впускать других россиян на свою территорию,— всем же понятно, да?— следовало ему, это его компетенция, но сделал это Мишустин. Покушение на территориальную целостность страны — вообще-то довольно серьёзный повод. Но есть у него обязательства, которых он нарушить не может, а Мишустину, видимо, разрешается. Другой вопрос — прислушаются ли к нему.

И вот сейчас, в то сравнительно недолгое время, когда в экстремальной ситуации мы существуем без него,— пора тем, у кого есть идеи, начать их реализовывать. Как реализует их, вопреки полицейщине, профсоюз врачей, привозящий средства защиты туда, где их нет. Время самоорганизовываться в волонтёрские команды, время добиваться массовой амнистии (потому что в тюрьмах сейчас кошмар, о котором многие предпочитают просто не думать), время налаживать межрайонное и межквартирное взаимодействие — словом, действовать так, как будто власть уже сменилась. Как будто закончилась эпоха псевдодействий и разнообразного вранья, фальшивой стабильности и наглой пропаганды — сейчас в какое-то недолгое время будем решать мы. Все в растерянности, это понятно. Но хотя бы незначительный шанс взять власть сейчас имеют те, кто будет ярко и убедительно действовать в этот период хаоса, когда выживание страны в целом зависит только от нескольких настоящих лидеров. Врачей. Волонтеров. Водителей. Профсоюзных деятелей. Учителей. Экономистов, в конце концов.

А потом, когда они опомнятся и начнут присваивать победу, надо просто её не отдать. Всего лишь сделать то, что не удалось в российской истории ни разу — но всё когда-нибудь бывает впервые.
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №11, 25–31 марта 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Почему он молчит

Первые лица всей Европы говорят с населением о коронавирусе. Мучает меня вопрос: чего он молчит-то?

Не притворяйтесь, всё вы поняли. Другого «Он» у нас нет и не предвидится, он сам так сделал, что все остальные либо уничтожены, либо сбежали, либо закатаны в асфальт. Меркель обратилась к нации неоднократно, после чего ушла в карантин; представляете, как у них плохо поставлено дело с безопасностью первого лица? Разве у нас мог бы к нему войти обычный врач, вдобавок заражённый?! Си Цзиньпин в тоталитарном своём Китае и то обратился к нации ещё 25 января. Что наш-то молчит, прервав серию своих интервью, выглядящую теперь как издевательство (да и с самого начала, если честно)?

Он всегда обращается постфактум, как после Беслана, когда отменил выборность губернаторов. Это так принято — видимо, со времён Сталина, который медлил с обращением до 3 июля 1941 года. Тогда он и нашёл знаменитые слова «братья и сестры», крепко запомнившиеся всем. Представить подобное в устах нынешней власти немыслимо. Ну какие братья, что вы, в самом деле. Хотя сравнивать уже вполне можно — вон и железный занавес опустился и когда-то поднимется.

Не обязательно вносить в жизнь паническую ноту — паника возникает как раз в информационном вакууме, когда главным источником информации становятся слухи. Можно просто сказать: да, всё серьёзно, да, меры принимаются, нет, мы не собираемся закрывать страну навсегда и репрессировать любого, кто вышел за хлебом. Нет, мы не можем отменить весенний призыв (попытаться найти аргументы — типа надо отпускать из армии дембелей, они не виноваты). Да, мы поможем малому бизнесу, по которому карантин ударил сильнее всего. Да мало ли, можно найти ободряющие либо утешительные, попросту человеческие слова в обращении к стране, по которой одновременно ударили обвал рубля, карантин и обнуление Конституции.

Ни Собянин, ни Мишустин — которых кинули на передний край — таких слов не находят: не говорим о других их достоинствах, но они совсем не харизматики. И не надо нам объяснять, что он очень занят, всё время работает для нашего блага: нашёл время приехать в Думу и принять поправку Терешковой — нашёл бы и тут.

Но — нет у него слов. Потому что нет привычки брать ответственность. Потому что это не первый раз, когда он исчезает в критических обстоятельствах. Потому что для него они не критические и ничего ему не сделается — не Меркель, чай. Потому что — не братья и не сестры. Так, бедные родственники, про которых и вспоминать неохота.

Сергей Шмидт («Facebook», 26.03.2020):

Пост из серии «Учиться, учиться и учиться!»

Учимся простому правилу. Если не раздувать щеки и не говорить того, что в принципе можно и не говорить, вероятность со своими щеками и словами «сесть в лужу» снижается.

Дмитрий Львович Быков, 25 марта, утро (11.10 по Москве).

(цит.)

«Первые лица всей Европы говорят с населением о коронавирусе. Мучает меня вопрос: чего он молчит-то?

Не притворяйтесь, всё вы поняли...

Но — нет у него слов. Потому что нет привычки брать ответственность. Потому что это не первый раз, когда он исчезает в критических обстоятельствах. Потому что для него они не критические и ничего ему не сделается — не Меркель, чай. Потому что — не братья и не сестры. Так, бедные родственники, про которых и вспоминать неохота
».



из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Если не надувать щеки и хоть немного изучить предмет, прежде чем высказываться (я понимаю, что мы не вправе ждать этого от вас, но надежда умирает последней), можно справиться с датой публикации, а потом уж давать советы https://ru-bykov.livejournal.com/4336952.html

Сергей Шмидт: Лужа может быть и поменьше чуток, но лужей от этого она быть не перестает. А на «Эхе Мск» этот ваш очередной шедевр успешного прогнозирования появился без вашего ведома?

Дмитрий Львович Быков: Сергей Шмидт я рад, что к Собеседнику прислушиваются наверху. Кто и когда выкладывает мои колонки — я не слежу, достаточно, чтобы ставили ссылку на место публикации. А про лужу вам лучше, по-моему, помалкивать
berlin

Дмитрий Быков об Эдуарде Лимонове // "Эхо Москвы", 20 марта 2020 года

Дмитрий Быков в программе ОДИН


Доброй ночи, дорогие друзья. Понятно совершенно, что тема лекции сегодня — Лимонов. Очень много просьб и заявок, крайне противоречивое отношение к нему и в этих вопросах, и в заявках тоже, да и мое к нему отношение весьма противоречиво. Вот и будем пытаться это выяснить.

Меня он терпеть не мог в последние годы, но вместе с тем сквозь это отношение я ощущал некое тайное доброжелательство. Лимонов оставался человеком уязвимым, и он любил, когда ему не отвечали злом на зло. Втайне он это уважал. Поэтому последние его обо мне высказывания, до меня долетавшие, были, скорее, благожелательные. Я продолжал относиться к его литературе с величайшим интересом, а интерес — это очень важно. Понимаете, когда вы читаете текст и он вам интересен, этого ощущения вам не заменит ничто. Как сказано в «Дневнике неудачника»: «Как сладко — следует глагол — любимую». Вот с книгой примерно также: когда интересно, это ощущения почти эротического, а моральные качества возлюбленной вас при этом волнуют меньше всего. Но поговорим.

<...>

Тот же Лимонов очень любил «Хагакурэ» и «В Сырах» цитирует замечательную фразу Цунэтомо оттуда: «Жизнь слишком коротка, чтобы позволять себе дискомфорт».

<...>

Старость не для всех, я не рискну сказать, что Лимонов с ней хорошо справлялся. Это требует некоторой, не скажу, высоты, но некоторой спецификации духа.

<...>

После смерти Маяковского почти никто не написал хороших стихов, потому что невозможно написать стихов лучше Маяковского, который последние двадцать лет своей жизни только об этом и писал. Как и на смерть Лимонова очень трудно, невозможно написать что-то хорошее: Лимонов хоронил себя, начиная с «Дневника неудачника».

<...>

Поговорим о Лимонове. Что мне кажется очень важным о нем сказать? Тут вот письмо уроженца Донецка, полное совершенной ненависти, лютой: мол, как я могу, как я смею оправдывать мерзавца, который поддерживал сепаратистов, который виноват в превращении цветущего города в то, во что он превратился. Во-первых, не все жители Донецка думают так, как вы. Я признаю моральную ответственность Лимонова, очень значительную; она была. Но это, знаете, все равно что говорить: «Как вы смеете оправдывать Гамсуна после Освенцима?» Да, Гамсун жал руку Гитлеру, хотя он очень ему не понравился и вообще произвел впечатление маразматика, но не Гамсун отвечает за злодейства Гитлера, и не Лимонов отвечает за Стрелкова.

Очень многие, кстати говоря, с восторгом приветствовали сепаратизм, поэтому ваше негодование должно быть обращено, скорее, к ним, а не к Лимонову, который не поехал туда, который очень скептически относился к тем, кто туда поехал, который вообще по-разному очень оценивал происходящее на востоке Украины. Хотя, безусловно, свой вклад в утверждение идей «русского мира» он внес, но не будем забывать того, что убеждения художника — это одно, политические его занятия — другое. Скажем, Д’Аннунцио мы судим не за Фиуме, хотя, конечно, главным событием его жизни была вот эта совершенно картонная и в сущности трагифарсовая республика.

Я думаю, что и Лимонов бы не отказался. Видите ли, у Лимонова было в жизни много сомнительных поступков. Но, как замечательно о нем сказала Мария Розанова: «Он не человек, он — инструмент письма. Перу, чтобы писать, надо окунаться в чернила — не самую благовидную субстанцию, ну и Лимонову, чтобы писать, пришлось много во что окунаться». Да, вот это такой способ письма. Как всякий последовательный модернист, Лимонов сделал себя главной темой. Он был сам себе интереснее всего. Я не беру сейчас его политическую составляющую, потому что политика была для него одним из способов преодоления себя. Он сам беспрерывно удивлялся себе. У него не было никакой последовательной политической позиции: он был и не за, и не против Путина; он его не любил (это очень видно), потому что Путин ему эстетически враждебен, это совершенно другой породы человек. Лимонов был очень талантлив, Путин — полная ему противоположность, или он обладает какими-то совершенно другими талантами, или это совершенно нельзя назвать талантом, это какая-то другая черта: может быть, патологическая удачливость, адаптивность, может быть, какое-то чутье, умение опираться на худшие стороны народа, но Лимонову это во всех отношениях противоположно.

Лимонов — это вспышка колоссально яркого таланта, при этом он такой вечный посторонний Камю, и как всякий модернист типа Камю, он больше всего удивляется себе: своей неспособности испытывать предписанные эмоции, своему неумению жить и ладить с людьми, своему эгоизму, в какой-то степени нарциссизму, своей невероятно яркой талантливости. Понимаете, все книги Лимонова страшно интересно читать, вы не оторветесь. Даже какую-нибудь «Охоту на Быкова» или «Другую Россию», теоретические произведения, политические сочинения, трактаты, — все равно читать интересно. А уж романы — те же «В Сырах»… Это не самый сильный лимоновский роман, но какой же он поэтичный! Я вот его сейчас перечитывал, и меня потрясло буквально, как он там описывает свое одиночество, когда он расстался с «бультерьерочкой» Настей (мне кажется, единственной девушкой, которая любила его по-настоящему, потому что она после разрыва отозвалась о нем уничижительно, все остальные его хвалили; если вас ненавидят после разрыва — значит, вас любили по-настоящему, это очень важный критерий). Нельзя было его не любить, он жутко увлекательный человек, жутко интересный.

И вот когда я читал «В Сырах», описание его жизни после разрыва с Настей, когда одиночество его таково, что он смотрит с балкона из окна и наблюдает за играми детей, вспоминая, что вот эти сисястые, неожиданно выросшие девочки еще год назад были пацанками, бегали здесь, лазили… И он пишет: «Среди детей были у меня свои фавориты, а были те, которых я не любил». До какой степени одиночества должен дойти человек, чтобы выискивать среди играющих внизу детей своих фаворитов. И дальше такой гимн; он говорит, что «вся моя жизнь — это песнь об одиночестве, иногда грустная, иногда ликующая». Конечно, чаще грустная, он был жутко одинок всю жизнь. А такой человек не может быть не одинок — ему не с кем разделить свою гениальность, разве что с очень красивой женщиной.

И не случайно в его стихотворении про — вынужден я употреблять эвфемизм — шлюху и солдата («Она ему гладит затылок, и он извивается пылок») только поэт и красавица, по-пастернаковски говоря, могут понять друг друга, потому что она точно также одарена, и точно также она не хозяйка своей одаренности, и точно также эта одаренность не приносит ей счастья. Так у него было с Натальей Медведевой — роман наиболее симметричный, но в принципе, конечно, он был жутко одинок. И не было личности ему сомасштабной, не было человека, готового с ним разделить и его трагедию, и его ликования. Именно поэтому он всю свою жизнь (и особенно в «В Сырах» это чувствуется) и тяготится этим одиночеством, и вынужденно гордится им, и делает из него искусство.

Основная же эмоция Лимонова и, в общем, основная его тема — это трагическое превращение человека очень сентиментального (такого Вийона харьковского, такого чувствительного жулика, действительно, сентиментальный налетчик очень частая фигура) даже не столько в сверхчеловека, сколько во внечеловека; это превращение его во что-то совершенно другое, исключительное, нечеловеческое, внеморальное. Лимонов не создан был для старости, потому что старость унизительна очень, а Лимонов с унижениями мерился с величайшим трудом. Конечно, в Лимонове есть тиняковщина. Вот если искать ему какие-то литературные аналоги — понятно совершенно, что Савинков и Савенко; поэт, заигравшийся в терроризм, — это вообще какая-то копия просто. Это Борис Савинков 70 лет спустя. Но еще одна важная аналогия — это Тиняков.

Александр Тиняков, который писал всю жизнь под псевдонимом Одинокий, а ведь «Лимонов» — это, в сущности, тот же псевдоним «Одинокий»: что может быть более одинокого, чем лимон среди овощей? И вот лимоновское одиночество очень тиняковское. К тому же основная интонация его «Книг мертвых» (три их, кажется, было) — это такая интонация Тинякова:

Может, — в тех гробиках мальчики русские [гении разные],
Может, — поэт Гумилев…
Я же, презренный и всеми оплеванный,
Жив и здоров!

Скоро, конечно, и я тоже сделаюсь
Падалью, полной червей,
Но, пока жив, — я ликую над трупами
Раньше умерших людей.


Лимонов не слишком уважал смерть, поэтому мог себе позволить себе писать в «Книгах мертвых» о мертвых как о живых. И там встречается эта интонация: он был такой-то и такой-то и помер, а я живехонек, потому что я был другой. Это очень чувствуется, и эта тиняковщина не всегда плохая. Кстати, его стихи с их нарочитым примитивом таким — это тоже поэзия, во многом восходящая не к Тинякову (он тогда Тинякова знать не знал), но к этой среде. Понимаете, Тиняков, который Брюсова боготворил, — это реакция на Брюсова. В огромном смысле Лимонов — это реакция на Блока, его любимого поэта. Мне мать его рассказывала, когда я ездил в командировку в Харьков (я и отца его застал живым), что она вместе с ним делала такие книжечки самодельные: Блока он переписывал еще ребенком. Вот корни лимоновской поэтики — они, конечно, блоковские. Это Серебряный век, страшным образом преломившийся в мальчике с рабочих окраин. И безусловно, там та же музыкальность, та же блоковская, почти детская простота и блоковская черная ирония, потому что отношение Лимонова к революции — это во многом отношение Блока из «Двенадцати»: «Пусть погибнет ваш проклятый мир, в котором нет мне места».

В этом ликовании над руинами — истоки его политического мировоззрения. Ведь Блоку тоже можно сказать: «Ах ты, сладкозвучный певец Прекрасной дамы! А тысячи расстрелянных заложников, а кошмары гражданской войны?» Что, вы Блока, что ли, будете делать ответственными за это? Блок в жизни человека пальцем не тронул, а вы из него делаете морально ответственного за это. Да, Лимонов подраться любил, о чем мы можем судить по рассказу «Обыкновенная драка», но жесток он не был, слабых он не трогал, не глумился. Можем ли мы представить себе Лимонова выгодополучателем? Да Лимонов первым уйдет в оппозицию, если победит его идея (что мы и видели, кстати). Всегда против, потому что он ненавидит сам тип победителя, тип Лимонова — это тип неудачника.

И главная его трагедия — это превращение человека, который хотел бы любить, в человека, вынужденного почти постоянно ненавидеть; в человека, который главной темой своего творчества, главным мотором сделал постоянные разрывы. Он рвал со всеми, понимаете: входит в движение — рвет с движением, дружит с Летовым — ссорится с Летовым, дружит с Дугиным — порывает с Дугиным. Не было у него человека, с которым бы он долго дружил. Это невозможно, Лимонов на пути должен отрываться, потому что это тема его, его пища. Он как реактивный самолет, который летит благодаря толчку, отбрасыванию от себя всего прошлого пространства, отбрасыванию всего своего.

Многие пишут, что он в своих книгах оболгал многих прекрасных людей. Не оболгал. Он их так видел, он ими воспользовался. Кстати говоря, о большинстве своих женщин он пишет с умилением, о некоторых друзьях (таких как Шмаков, например) — тоже с глубочайшим состраданием. Он умел некоторых людей любить, правда, любил в основном не конкурентов; тех, кто конкурентами ему быть не мог. Вот Шемякин — это конкурент, об него он просто там вытерся. Но вместе с тем, надо признать, что у него в рассказе «На диком западе» ужасно живой и точный портрет. Мы с такой радостью читаем Лимонова потому, что его чувства, его раздражение очень часто совпадают с нашими. Вот уж где и отчаяние, и наслаждение настоящие.

Обратите внимание: он всех дотягивал до занятий литературой. Он требовал, чтобы Настя писала, Наташа Медведева благодаря ему стала писать (и очень неплохо, «Мама, я жулика люблю» — замечательная книжка), Щапова де Карли благодаря ему стала сочинять (многие хвалят, многие ругают). Но рядом с Лимоновым нельзя было не писать, такова была его природа, эта безумно сильная эманация творчества, в нем заложенная. И обратите внимание: вспоминая о нем, даже люди, которые с ним — простите за выражение — разосрались навеки, продолжали его, как ни странно, любить, им любоваться, — вот что удивительно. Когда Казанова менял женщин, он же давал им понять, что он их не любит, что он ими пользуются, и все это прекрасно понимали. Но он так хорошо с ними обходился и с ним было так интересно, что все вспоминали его с любовью.

Конечно, Лимонов всех, с кем он общался, употреблял. Всех он кидал в топку своего творчества, своего воображения, своей карьеры, как он ее понимал. Он пользовался всеми. Но он так хорошо пользовался, так интересно употреблял, что для многих он стал самым ярким впечатлением жизни. А что им будет вспомнить о Лимонове, что им будет вспомнить, кроме Лимонова? И конечно, два рассказа о матери войдут в любую хрестоматию: первый — «Mother’s Day», помните, где он говорит, что «у нас во дворе росло какое-то дерево, пыльное вечно, я уже даже не помню, какое, а помню только это дерево». Я мать его спросил, кстати, что это было за дерево; она сказала: «Абрикос». И второй рассказ — «Смерть старухи», такой страшный. Помните, когда он пишет, что «мать прислала мне одеяла — таких теперь не делают — из верблюжьей шерсти, я сплю под ним до сих пор. Мать моя умерла, а одеяло со мной». Он очень любил ее все-таки.

Лимонов в высшей степени заслуживает любви и сострадания. Мне кажется, сейчас, когда живой Лимонов уже не мешает, эту любовь и сострадание можно выразить. А мы услышимся через неделю. Пока!
berlin

Дмитрий Быков (видео-комментарий) // "Дождь", 18 марта 2020 года




спецэфир «Дома поговорим»

«Его литература питалась разрывами — с политиками, с женщинами». Дмитрий Быков — на смерть Эдуарда Лимонова

ведущая: Анна Монгайт

17 марта в возрасте 77 лет умер писатель и политик Эдуард Лимонов. Писатель Дмитрий Быков знал Лимонова лично и рассказал о том, каким он был при жизни, за что его любили и при этом как он строил свои отношения с людьми, политикой и литературой.

видео в ВК
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №10, 18—24 марта 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Вирусная Россия

Как напоминать человечеству о солидарности, если глобальная война стала невозможной и превратилась в гибридную?

Мирная жизнь устроена так, что люди расслаиваются. Солидарность вспыхивает во время общенациональных или всемирных катастроф. Вместо войны нам придумали эпидемию, и главным критерием выживания опять становится способность к взаимовыручке и водяному — в данном случае вирусному — перемирию.

И вот здесь — один, но несомненный плюс происходящего. Солидарность хорошо поставлена у оппозиции (сколько бы она ни дралась друг с другом, но в критические моменты включает взаимопомощь, даже Карпов приносит Каспарову журнальчик в ИВС). У профессионалов, у которых есть общий язык и общие точки уязвимости. У интеллектуалов, которые вообще меньше склонны к карьеризму и толканию локтями. У единомышленников — а значит, у людей с убеждениями (карьеристы единомышленниками быть не могут — они красятся в тот цвет, который носят).

И потому приходится признать, что наихудшие шансы в условиях пандемии — у наихудших людей. У лоялистов, которые делают только то, что выгодно, и жрут друг друга при первой угрозе. У клеветников, силовиков, ограничителей свободы. Выживают те, кто способен действовать в ущерб собственной сиюминутной пользе, а таких людей, как вы понимаете, собирает оппозиция. Во всем мире. Режимы, которые держатся на лжи, насилии, отрицательной селекции, падают именно потому, что пандемия быстро отделяет ложь от правды, важное от неважного, людей от нелюдей. Нам пригодятся сейчас те самые качества, которые двадцать лет воспитывал в нас путинский режим: способность быть собой вопреки обстоятельствам.

Воспитывал он, конечно, и другие качества — высокомерие относительно всего мира, хамство, беспечность, социальный дарвинизм и коррупцию. Но в критические моменты истории деньги перестают что-либо значить, даже доллары. Пандемия, как ни крути, — инструмент нравственной эволюции. Она отбирает выживающих совсем не по тем критериям, по каким назначают в Госдуму или принимают в «Наши». Я никоим образом не пытаюсь оправдать трагедию, которую переживает человечество. Я только пытаюсь объяснить, какие человеческие качества гарантируют выживание.

Гигиена — вообще хорошая вещь. Нравственная в первую очередь. Единственной альтернативой ей является полное обнуление. И конечно, никакого злорадства. Только достоинство, грусть и усвоение уроков. Школы во всем мире закрываются лишь потому, что на полгода открылась главная школа в истории.
berlin

Лев Пономарёв // «Эхо Москвы. Блог», 15 марта 2020 года





Остановить антиконституционный переворот в России!

[новая ссылка за авторством EchoMSK]

Заявление Конгресса Интеллигенции

Мы не имеем права молчать о том, что происходит.

Конституция — это правовой фундамент государства.

Этот документ определяет базовые принципы функционирования государства, закрепляет права и свободы человека и гражданина. Он должен быть понятным, целостным и непротиворечивым, ибо пишется для безусловного и обязательного исполнения, как органами власти, так и всеми гражданами страны.

Даже незначительные изменения Основного Закона страны способны оказать сильнейшее воздействие на жизнь каждого живущего в ней. Переписывание Конституции должно быть исторически необходимым и обусловленным реальным запросом общества, но отнюдь не интересами преимущественно узкой группы лиц, находящихся в этот момент у власти.

11 марта 2020 года Федеральным Собранием РФ был окончательно одобрен внесенный Президентом страны Владимиром Путиным Закон о поправке в Конституцию РФ.

Мы констатируем, что этот Закон:

— подготовлен, внесен на рассмотрение и рассмотрен с нарушением Конституции РФ и действующего законодательства, в частности, статьи 136 Конституции РФ и Федерального закона от 04.03.1998 N 33-ФЗ «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации», в котором значится, что разнородные поправки, затрагивающие различные главы Конституции, вносятся отдельными законами;

— содержит в себе поправки и положения, которые вступают в явное противоречие с содержанием 1,2 и 9 глав Конституции РФ, и в частности, в противоречие со статьей 16 приводят к нарушению закрепленного в статье 10 принципа разделения и самостоятельности ветвей власти, а также вводят не предусмотренный статьей 11 орган высшей власти с неопределенными полномочиями — Госсовет;

— содержит поправки, по существу затрагивающие и переопределяющие положения глав 1 и 2 Конституции РФ, изменение которых возможно только в порядке статьи 135 Конституции РФ;

— не содержит обоснования необходимости внесения ряда поправок, в частности, затрагивающих вопросы функционирования высших органов судебной и исполнительной власти, в нарушение статьи 3 Федерального закона от 04.03.1998 N 33-ФЗ «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации».

Кроме того, 10 марта в текст поправок во время их рассмотрения Государственной Думой было в экстренном порядке, без какого-либо обсуждения ни с «рабочей группой», ни с народом России, включено положение об «обнулении» числа президентских сроков, фактически приводящее к тому, что Владимир Путин, находящийся на четвертом сроке своего президентства, получает право выдвигаться на 5-й и 6-й сроки.

Внесение, рассмотрение и одобрение Федеральным Собранием РФ такого Закона о поправке к Конституции РФ является ничем иным, как открытым посягательством на основы Конституционного строя РФ, и актом узурпации власти в пользу одного лица — действующего Президента России Владимира Путина.

Гражданам России будет предложено голосовать за формулировки, внесенные и рассмотренные с нарушением законодательства РФ, включая Конституцию РФ, и более того, сами по себе содержащие в себе прямые нарушения Конституции РФ.

Принятие закона о поправке к Конституции РФ, внесенного Президентом страны Владимиром Путиным, будет ничем иным, как перераспределением высших властных полномочий в государстве антиконституционным способом, то есть, именно тем, что именуется государственным переворотом, который неизбежно приведет к разрушению целостности и внутренней логики самой Конституции, как главного нормативного правового акта страны.

Процесс внесения катастрофических изменений в Конституцию РФ должен быть остановлен. Гражданам России нужна реальная сменяемость власти, а не бесконечная власть одного лица.

Мы требуем:

От ЦИК РФ: отказаться от проведения «общероссийского голосования» как не предусмотренного законом и нарушающего определенный законом и Конституцией РФ порядок принятия поправок к Конституции РФ, отказаться от вынесения на «общероссийское голосование» поправок, содержащих себе прямые нарушения Конституции РФ;

От руководителей силовых структур, Генеральной Прокуратуры РФ, Совета Безопасности РФ: дать оценку нарушениям законности при внесении на рассмотрение закона о поправке к Конституции РФ, следуя присяге, защитить основы Конституционного строя и интересы граждан РФ, в рамках своих полномочий пресечь дальнейшее антиконституционное внесение антиконституционных изменений в Основной закон страны.

Мы призываем:

Судей Конституционного Суда РФ: неукоснительно следовать букве и духу закона и Конституции РФ, защитить Конституцию РФ и базовые ценности, положенные в ее основу, и отказать в принятии обращения Президента РФ о поправке в соответствии со статьей 36 и пунктом 2 статьи 43 Федерального конституционного закона «О Конституционном суде РФ»;

Судей всех уровней, признанных экспертов и специалистов в области конституционного права, сообщество практикующих юристов и адвокатов: дать публичную оценку готовящимся изменениям Конституции, во имя сохранения гражданского мира и согласия призвать Президента РФ и Федеральное Собрание РФ воздержаться от внесения предлагаемых изменений в Основной закон страны;

Лидеров общественного мнения, представителей СМИ, общественных организаций и политических партий: приложить усилия по срочному информированию населения о противоправном характере предлагаемых изменений Конституции, призвать к мирному протесту и голосованию против внесения поправок в Основной закон страны;

Граждан России: поддержать Манифест от 23 января 2020 года и Заявление Общественного конституционного совета от 11 марта 2020 года, без колебаний использовать все доступные мирные и законные средства волеизъявления: высказываться и протестовать против принятия закона о поправке к Конституции РФ и голосовать «против», в том случае, если этот вопрос все же будет вынесен на голосование.

Поспешные и опасные попытки переписать Основной закон страны не только не разрешат накопившихся противоречий, но и способны столкнуть страну в пучину политического кризиса.

Мы убеждены: сменяемость власти на выборах — единственный мирный и легитимный способ решить проблемы, стоящие перед Россией.


Collapse )

Дмитрий Быков, писатель;

Collapse )

вариант текста от 9-го марта 2020 года:

Остановить антиконституционный переворот в России!

открытое обращение правозащитников
к судьям Конституционного Суда РФ,
к Федеральному Собранию РФ,
к главам Прокуратуры, МВД, ФСБ РФ,
к главе ЦИК РФ
к сообществу юристов и правоведов,
к представителям СМИ,
к гражданам России


Мы не имеем права молчать о том, что происходит.

Конституция — это правовой фундамент государства.

Collapse )


Лев Пономарев, председатель Национальной Общественной Организации «За права человека»,
Наталия Евдокимова, член Совета по правам человека при Президенте РФ,
Валерий Борщев, сопредседатель Московской Хельсинкской Группы,
Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское Содействие»,
Лилия Шибанова, член Московской Хельсинкской Группы,
Сергей Кривенко, член Московской Хельсинкской Группы,
Олег Еланчик, аналитик Национальной Общественной Организации «За права человека»
berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №8, 4—10 марта 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Маски и каски

Немцовский марш выявил два принципиально новых типа демагогии. Нынешние лоялисты сами не верят в то, что говорят.

Федеральные каналы и вторящие им газеты — они пока в абсолютном большинстве — уже не решаются прямо ругать Немцова и рассказывать, каким антинародным политиком он был: это больше не работает — возможно, по контрасту с нынешними политиками, которые значительно дальше от народа, чем все герои девяностых. Поэтому взяты на вооружение другие подходы. Во-первых, вместо траурного марша якобы устраивают политический, подменяя повод. То есть Немцов нынешним борцам безразличен, им бы попиариться. Это такая наивная тактика, что возражать неинтересно: марш памяти политика по определению проходит под политическими лозунгами, Немцов бы никак на это не обиделся. Во-вторых — это наиболее наглядно сформулировал один блогер, а экс-комсомольская газета немедленно перепечатала, — марш прошёл под лозунгами, страшно далёкими от народа: народу интересно выживание, ЖКХ, зарплаты, а ему предлагают проблемы Украины, свободы и Конституции, которые совершенно его не волнуют. Народ в их представлении способен интересоваться только кормом, а о правах и морали с ним лучше не заговаривать вообще.

Все это в самом деле выглядит очень жалко: нынешние лоялисты сами не верят в то, что говорят, и в этом их определяющее отличие от оппозиции, уже замеченное Маратом Гельманом. Эта оппозиция может быть сколь угодно разобщена, но отличается от бардов режима по крайней мере тем, что верит в собственные слова и не стыдится их. И критикой режима, вопреки словам Владимира Путина в телеинтервью ТАСС, давно не ограничивается, тогда как у самого режима остался весьма небогатый тематический спектр: воспевание русской воинственности, «права сильного», оружейных достижений — и ненависть к либералам, которых осталось раз и обчёлся, в основном для показательной порки на ток-шоу. Это и показал со всей определённостью немцовский марш. С одной стороны — колонна тех, кто прекрасно понимает, зачем он сюда вышел. А с другой — бесконечные отряды «космонавтов» и снайперы в балаклавах. На входе, у рамок, всех предупреждают в микрофоны, что маски носить запрещено. Да никто из собравшихся вроде и не собирается прятать лица. Прячут их за масками и шлемами те, кому стыдно, те, кто вообще не понимает, чего ради их сюда согнали. Победа в таком противостоянии не за теми, кого больше, и даже не за теми, кто вооружён. Победа за теми, кто знает, зачем они вышли на улицу.
berlin

Дмитрий Быков (видео + фотографии)




[Маша Макарова, «Белсат TV»:]
— Я вижу Дмитрия Быкова, который идёт прямо за нами. Давайте дождёмся, попробуем с ним пообщаться. Здравствуйте, Дмитрий. Мы в прямом эфире. Скажите, пожалуйста, вот какие у вас сегодня ощущения на этом марше. Прошло ли ощущение вот такой сильной потери после пяти лет?

[Дмитрий Быков:]
— Ощущение потери не делось никуда. Но осознание этой потери становится всё более общим, и настроение на марше становится не столько скорбным, но и оптимистическим, потому что есть полное ощущение, что дело Немцова не пропало. Спасибо.

[Masha Makarova, «Белсат TV»:]
— Дмитрий Быков (поэт, писатель) сегодня тоже здесь на «Марше Немцова».




[Дмитрий Низовцев, «Штаб Навального»:]
— Дмитрий Львович, извините. Пока не началось, один короткий вопрос: как вы думаете…

[Дмитрий Быков:]
— А вы кого представляете?

[Дмитрий Низовцев:]
— Канал «Штаб»…

[Дмитрий Быков:]
— А я не знаю такого канала.

[Дмитрий Низовцев:]
— …«Штаб Навального». Зря. Подпишитесь. А я вот слушаю передачу «Один».

[Дмитрий Быков:]
— Правильно делаете.

[Дмитрий Низовцев:]
— Как вы думаете, пять лет уже проходит «Марш Немцова», и люди всё равно приходят и выходят…

[Дмитрий Быков:]
— Что вы хотите услышать? Вы всё знаете, что я могу вам сказать.

[Дмитрий Низовцев:]
— Именно это я и хочу услышать от вас. Почему…

[Дмитрий Быков:]
— Россия будет свободной!

[Дмитрий Низовцев:]
— Вот это сказали так сказали. Дмитрий Быков не врёт! Прорекламировал бы его передачу на «Эхе Москвы», но он нас не смотрит, поэтому не буду. Но сказал хорошо. Дмитрий Быков — учитесь!



Дмитрий Быков на МАРШЕ ПАМЯТИ БОРИСА НЕМЦОВА // Москва, 29 февраля 2020 года





Collapse )
berlin

Захар Прилепин // "Свободная пресса", 28 февраля 2020 года

«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©





Шапито атакует балаган

Писатель о том, почему серьёзные начинают и выигрывают.

Сегодня слишком смешно.

Collapse )

Дмитрий Быков похож сразу и на Карабаса-Барабаса, и на нескольких артистов из театра Карабаса-Барабаса.

Collapse )

Но серьёзные начинают и выигрывают.

Даже если они по дороге умирают — выиграют только серьёзные.

* Межрегиональная общественная организация «Национал-большевистская партия» (НБП). Признана экстремистской решением Московского городского суда от 19 апреля 2007 о запрете деятельности (вступило в силу 7 августа 2007).


«Вот, собственно, и всё, что я хотел сказать о Дмитрии Львовиче» ©

Захар Прилепин в Воронеже: «Я шёл за Есениным по пятам»

<...> Что касается непосредственно русского рока, то я не скрываю, что мои политические убеждения сильно повлияли на мой эстетический вкус. Есть вещи, которые я не могу простить даже любимым музыкантам и писателям. Я не разделяю политику и культуру. Политика — просто слово, а мои товарищи, которые погибли и лежат в земле, — это не политика, это часть моей судьбы. Если Дмитрий Быков может оскорбить моего друга Моторолу, то я не могу больше назвать его своим приятелем. Не могу простить, это выше моих сил. Поэтому я, например, больше не слушаю Бориса Гребенщикова. Отдаю ему должное, отношусь к нему с легкой иронией и снисходительностью: человек прожил жизнь. Но слушать не буду. <...> Для меня слова Булата Окуджавы о том, что он смотрел расстрел Дома Советов как самое интересное в мире кино, и что надо поставить памятник Басаеву, обесценило все, что я знаю о нем. Я никогда не буду считать его моральным авторитетом. Биографии Толстого, Пушкина и Достоевского совсем не противоречат их произведением. Но Булат Шалвович перешел какую-то грань. Перешел ее и Дмитрий Львович Быков, хотя я всегда уважал его творчество. Мне кажется, эти авторы совершили прилюдное творческое самоубийство. Любая нация и любой народ выбирает авторов, которые подтверждают его существование. Булат Окуджава с его памятником убийце Басаеву никогда не будет в учебниках литературы. <...> Я много общался с деятелями литературы. Если бы вы видели, с какой скоростью передвигается Дмитрий Быков по городу и по жизни! Он иногда едет на скутере по Москве, потом бросает его и дальше идет сам еще быстрее. Когда мы с ним дружили, он мог столько съесть, выпить, а потом еще и написать за день! Нормальный человек не сделает столько даже за месяц. Сильный персонаж. <...>