Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

berlin

об «Эхе»...

Дмитрий Быков в программе «Один» от 30-го июля 2021 года:

«Самопожертвование меняет ситуацию. Не кажется ли вам, что самоликвидация «Эха Москвы» приведет к изменению политической жизни в России? Вначале к ее ухудшению, а затем к свободе. Хитрецы в Кремле оберегают «Эхо», которое как боксерская груша принимает удары со всех сторон и разряжается ситуацию».

Чимп, это такая проповедь ритуального самоубийства, такого сеппуку, как в новелле «Патриотизм» у Мисимы, которое могло бы, наверное, привлечь внимание. Ну, как Ян Палах устроил самосожжение. Но видите ли, это можно расценить не только как самопожертвование, но и как дезертирство.

Если сейчас закроется «Эхо», перекрыв тем самым еще один клапан, это не приблизит ситуацию к взрыву. Это приблизит ее к протуханию. Тут, между нами говоря, взрываться нечему. Тут всё может только в полном отсутствии кислорода еще довольно долго тухнуть и пухнуть, но никоим образом не взорваться. Неужели вы думаете, что сегодня закрытие «Эха» привело бы к взлету протестной активности? Да ничего подобного, напротив.

Может быть, с вашей точки зрения, «Эхо Москвы» является такой имитационной вещью. Но поскольку имитационной вещью является всё, если вы не можете вылечить больного, вы можете облегчить его муки. Но с вашей точки зрения это паллиатив — давайте его придушим поскорее или оставим честно мучиться.

Но понимаете, так или иначе, паллиативом в жизни является всё, кроме непосредственного богообщения. А никаких гарантий, что вы общаетесь именно с Богом, у вас никогда нет. Поэтому следовало бы прекратить любую жизнь, поскольку жизнь — это всегда форма компромисса. Нет, никто им такого подарка не сделает.

И конечно, прекращать сейчас — это такой сильный соблазн, такая, знаете, мечта, лелеемая одинокими ночами каким-нибудь не очень удачливым оппозиционером: «А вот я уеду или вот я прекращу всё делать, и посмотрим, что они там». Да ничего они там. Они, в общем, не очень-то это и заметят. Ситуация уже зашла так далеко, покойник уже настолько мертв, что щекочете вы его или не щекочете — это, по большому счету, дела не меняет.

Мы же не для власти и не для слушателей всё это делаем. Мы делаем для себя, чтобы нам не гнить заживо. А великие цели нас заботят очень мало. Даже если бы сегодня вся оппозиция покончила с собой, устроив такой филиал «Синих китов» (организации, запрещенной к существованию и к упоминанию, но по-прежнему, увы, неуязвимой), даже если бы вся оппозиция перестала вдруг не то что куда-то выходить, а вообще открывать рот, это ничего бы не изменило.

Но у нас же уже была такая ситуация в 20-е годы, когда забетонировали всё пространство и очень быстро принялись за своих. С кем они стали бороться? С РАППом, который раньше был их передовым отрядом и сам со всеми боролся. Потому что любая попытка самодеятельности как раз здесь и приводит к тому, что на вас обращают внимание.
berlin

Дмитрий Быков «Сумерки империи» // 2021 год

«Без очереди. Сцены советской жизни в рассказах современных писателей» // Москва: «АСТ» («Редакция Елены Шубиной»), 2021, твёрдый переплёт, 528 стр., ISBN 978-5-17-137571-3


Сумерки империи

окончание, начало здесь

3

Мы застали сумерки империи,
Дряхлость, осыпанье стиля вамп.
Вот откуда наше недоверие
К мертвенности слишком ярких ламп,
К честности, способной душу вытрясти,
К ясности открытого лица,
Незашторенности, неприкрытости,
Договорённости до конца.

Ненавидя подниматься затемно,
В душный класс по холоду скользя,
То любил я, что необязательно,
А не то, что можно и нельзя:
Лёгкий хмель, курение под лестницей,
Фонарей качание в окне,
Кинозалы, где с моей ровесницей
Я сидел почти наедине.

Я любил тогда театры студии
С их пристрастьем к шпагам и плащам,
С ощущеньем подступа, прелюдии
К будущим неслыханным вещам;
Всё тогда гляделось предварением,
Сдваивалось, пряталось, вилось,
Предосенним умиротворением
Старческим пронизано насквозь.

Я люблю район метро «Спортивная»,
Те дома конца сороковых.
Где Москва, ещё малоквартирная,
Расселяла маршалов живых.
Тех строений вид богооставленный,
Тех страстей артиллерийский лом,
Милосердным временем расплавленный
До умильной грусти о былом.


Я вообще люблю, когда кончается
Что нибудь. И можно не спеша
Разойтись, покуда размягчается
Временно свободная душа.
Мы не знали бурного отчаянья —
Родина казалась нам тогда
Тёмной школой после окончания
Всех уроков. Даже и труда.

Помню — еду в Крым, сижу ли в школе я,
Сны ли вижу, с другом ли треплюсь —
Всё на свете было чем то более
Видимого: как бы вещью плюс.
Всё застыло в призрачной готовности
Стать болотом, пустошью, рекой,
Кое как ещё блюдя условности,
Но уже махнув на всё рукой.

Я не свой ни белому, ни чёрному
И напора, бьющего ключом,
Не терплю. Не верю изречённому
И не признаюсь себе ни в чём.
С той поры меня подспудно радуют
Переходы, паузы в судьбе.
А и Б с трубы камнями падают.
Только И бессменно на трубе.

Это время с нынешним, расколотым,
С этим мёртвым светом без теней,
Так же не сравнится, как pre coitum
И post coitum; или верней,
Как отплытье в Индию — с прибытием,
Или, если правду предпочесть,
Как соборование — со вскрытием:
Грубо, но зато уж так и есть.

Близость смерти, как она ни тягостна,
Больше смерти. Смерть всегда черства.
Я и сам однажды видел таинство
Умирания как торжества.
Я лежал тогда в больнице в Кунцево,
Ждал повестки, справки собирал.
Под покровом одеяла куцего
В коридоре старец умирал.

Было даже некое величие
В том, как важно он лежал в углу.
Капельницу сняли («это лишнее»)
И из вены вынули иглу.
Помню, я смотрел в благоговении,
Как он там хрипел, ещё живой.
Ангелы невидимые веяли
Над его плешивой головой.

Но как жалок был он утром следующим.
В час, когда, как кучу барахла,
Побранившись с яростным заведующим,
В морг его сестра отволокла!
Родственников вызвали заранее.
С неба лился серый полусвет.
Таинство — не смерть, а умирание.
Смерть есть плоскость. В смерти тайны нет.

Вот она лежит, располосованная,
Безнадёжно мёртвая страна —
Жалкой похабенью изрисованная
Железобетонная стена,
Ствол, источенный до основания,
Груда лома, съеденная ржой,
Сушь во рту и стыд неузнавания
Серым утром в комнате чужой.

Это бездна, внятная, измеренная
В глубину, длину и ширину.
Мелкий снег, и тишина растерянная.
Как я знаю эту тишину!
Лужа замерзает, арка скалится,
Клонятся фонарные столбы,
Тень от птицы по снегу пластается,
Словно И, упавшее с трубы.

[1999 год]
berlin

Дмитрий Быков // «ТВ Парк», №30, 19 июля 2004 года

«Статский советник» в кадре и за кадром

Работа над экранизацией известного романа Бориса Акунина «Статский советник» вошла в стадию завершения. В новом сезоне зрители увидят прокатную версию фильма в кинотеатрах. Но заглянуть на съёмочную площадку и узнать некоторые моменты кинематографической кухни всё-таки любопытно. Ну что ж, заглянем за кулисы…

В кадре падает сраженный пулей террорист. Всего-то несколько секунд на экране, но они требуют кропотливой работы на съёмочной площадке, «Посадка» — на тело актера прикрепляется пакетик с «кровью», в нужный момент пиротехники соединяют проводки — и пакетик взрывается. Увы, не всегда так, как надо. Режиссер Филипп Янковский и оператор Владислав Опельянц довольны: «посадка» сработала удачно, а главное — с первого раза.

Подполковник охранки Бурчинский (Федор Бондарчук) с пристрастием допрашивает террориста Рахмета (Алексей Горбунов), а именно — по зубам, по зубам! Алексею Горбунову эпизод даётся нелегко. Ведь он должен произносить свой текст, держа при этом во рту жидкость, изображающую смесь из слюны и крови.

Для Эмилии Спивак роль Эсфири, возлюбленной Фандорина, первая большая актерская работа. Самым трудным, по словам актрисы, было освоиться рядом с такими мэтрами, как Олег Меньшиков (Фандорин) и Олег Табаков (генерал-губернатор Долгоруцкий). В результате всё прошло хорошо: обстановка на площадке была дружеской и непринужденной, а Олег Табаков подарил молодой артистке роль у себя во МХАТе.

Погоня в Сандунах. Террорист Грин (Константин Хабенский) убегает от обер-полицмейстера князя Пожарского (Никита Михалков) через женское отделение бани, в банном жару съёмочная группа промаялась два часа, а всё из-за деликатности массовки: никак не могли женщины отхлестать вениками артиста Хабенского. Тогда Михалков подал пример, и дело пошло.

Грин учит пламенную революционерку по кличке Игла (Оксана Фандера) делать бомбу. Хабенский — Фандере: сколько раз, Оксана, вам повторять, что взрывчатая смесь готовится следующим образом…

В гостиничном номере Пожарского ждала подстава: две дамочки легкого поведения и фотограф, который должен был запечатлеть князя в пикантной ситуации. Но первым вошёл телохранитель князя. Тут-то на него дамочки прыг! Эпизод должен получиться забавным. Зато артисту (кстати, личному тренеру Михалкова), игравшему телохранителя, не до смеха: одна актриса прыгала на него со стремянки (которую зрители, разумеется, не увидят), вторую — с рук на руки бросал ассистент. Вес взят!

Репетируется эпизод ареста Грина. Режиссера веселят импровизации Хабенского: «Он меня — хрясь! А я — ой, что вы это, дяденька?»

Оператор долго добивался красивого ракурса снизу. А лошадь, хоть и мосфильмовская, тренированная, всё никак не желала вставать на дыбы. Как только её оставили в покое, лошадка исполнила всё, что от неё требовалось.

Пожарский склоняет деморализованного пытками Рахмета к сотрудничеству с полицией. В работе над сложным психологическим эпизодом не последнее лицо художник-гример Людмила Дьякова: кровь и синяки на лице Алексея Горбунова требуют постоянных и тщательных подправок.

Мария Миронова сыграла обольстительную Жюли, которая оказалась двойным агентом. Умному Грину удалось раскусить предательницу. Миронова работает, изображая страх и трепет, Хабенский отдыхает с ножом у её горла.

Великий князь Симеон Александрович (Александр Стриженов) в Георгиевском зале Кремлёвского дворца. На съёмки этого эпизода актёр приехал из Крыма, где работал над собственным фильмом. Бронзовый крымский загар с большим трудом скрыли под толстым слоем грима: негоже великому князю быть чёрным от солнца, чай, не крестьянин.
berlin

Артемий Лебедев // «YouTube. Артемий Лебедев», 16 июня 2021 года



44:10


Артемий Лебедев
// «YouTube. Артемий Лебедев», 16 июня 2021 года

Отряд Путина против Поп-ит / Секретный анализ Навального / Выстрел в голову на Красной Площади

44:10 Сотрудники ФСБ, «отравившие» Навального, следили за писателем Быковым и пытались его убить
berlin

Дмитрия Львовича рисуют...

Дмитрий Быков


Спят усталые убийцы

Выяснилось, что агенты ФСБ, которые должны были ликвидировать Быкова, несколько раз выезжали на задание и каждый раз засыпали, когда поэт начинал читать стихи.

От редакции: Мы высоко ценим творчество Дмитрия Быкова, но ради красного словца...

// «Бесэдер?», 13 июня 2021 года
berlin

// «Эхо Москвы», 9 июня 2021 года

Депутат Луговой уверен, что расследование об отравлении писателя Быкова не имеет ничего общего с реальностью

Член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Андрей Луговой уверен, что расследование об отравлении писателя Дмитрия Быкова не имеет ничего общего с реальностью. Такое мнение он высказал в интервью радиостанции «Эхо Москвы».

«У меня нет никакого сомнения, что более кровожадной организации, чем спецслужбы России, нет. А если говорить серьезно, то это глупость какая-то. Если послушать The Insider и Bellingcat, они как правило, предоставляют информацию для того, чтобы создать повестку дня, и чтобы все ее обсуждали и комментировали — либо подтверждали, либо опровергали. Поэтому шуточно отношусь к их идеям, к их информации»,— сказал он.

По словам А.Лугового, с таким же успехом расследователи могли сказать, что Быкова отравили иностранные спецслужбы, чтобы бросить подозрение на сотрудников ФСБ.

The Insider и Bellingcat опубликовали материал, в котором утверждают, что в покушении на убийство писателя Дмитрия Быкова в 2019 году участвовали те же сотрудники ФСБ из НИИ-2 и Второй службы, которые летом прошлого года предположительно отравили оппозиционера Алексея Навального.

Д.Быков был госпитализирован 16 апреля 2019 года в Уфе, где он должен был выступить с лекцией. Писателю стало плохо на борту самолета. Д.Быков отмечал, что причиной его госпитализации в Уфе было отравление.
berlin

Майкл Наки // «YouTube. Майкл Наки», 11 + 13 июня 2021 года



Майкл Наки
// «YouTube. Майкл Наки», 11 июня 2021 года

Пруфы отравления Навального, покушение на Быкова, арест Хованского, ФБК вне закона

06:48 Отравление Быкова





Майкл Наки + Александр Плющев
// «YouTube. Майкл Наки», 13 июня 2021 года

Похищение чеченской девушки, арест Хованского за песню, разгром ФБК | Наки и Плющев
berlin

Дмитрий Губин // «Livejournal», 9 июня 2021 года

На историю о том, как ФСБ пыталось убить Дмитрия Быкова


Когда-то в «Огоньке» работала талантливая молодая журналистка N. Потом уехала на годовую стажировку в Германию. Вернувшись, вскоре из «Огонька» уволилась, сказав мне в частном разговоре, что больше так работать не может. И добавила: «Понимаешь, у вас тут по полмиллимитра свободы каждый день отрезают, а когда я вернулась, то увидела, что отрезали полтора метра».

Я вспомнил этот разговор, когда прочитал сегодняшние новости о том, что Быков все-таки пытались убить отрудники ФСБ, никогда бы на это не решившиеся без санкции Бортникова, а тот — без санкции Путина. Все-таки писатель из пятерки лучших в России. Возможно, Быков был удобной мишенью для отработки технологии тайных отравлений: выживет — свезло ему, а не выживет — ура, мы молодцы, пустим в ход. Не могу сказать, что эта новость была для меня новостью, Быков сам говорил об этом после попытки убийства Навального достаточно определенно. Но что было для меня новостью — это публичная реакция на новость. То есть отсутствие информационного ада, новости в числе первых и т.д. Я уж молчу про выйти на площадь. Все свыклись. Ну, каждый день убивают по полчеловека. Ну, многих еще убьют, или покалечат, или арестуют, или посадят, — словом, переломают жизнь. Каждый день — по полчеловека, которые воспринимаются уже как полмиллиметра. Воспринимаются всеми, кто не уехал, хотя для меня, застрявшего по ощущениям в еще не до конца людоедской России и русскости, они воспринимаются катастрофой.

И еще. Быков знает прекрасно, что я думаю об истории с его несостоявшейся смертью (когда он помянул «прижизненный некролог», который ему было приятно читать — он имел в виду некролог, написанный мной; я затем послал его ему в подарок). Но я думаю, что сейчас ему нужно уезжать. Он не останется в Америке или Великобритании ни без денег, ни без лекций, ни без выступлений, ни без работы хотя бы в качестве visiting professor. Он легко получит рекомендации как минимум от одного нобелевского лауреата, но дело даже не в этом. Я знаю, что в Лондоне на лекции о Пастернаке, прочитанной по-английски, ему аплодировали стоя, — это показатель конвертируемости. Уезжать надо не потому, что раз не убили, то посадят (а Быков довольно долго отплевывался от статьи «оправдание нацизма», которую ему с изрядным иезуитством пытались приклеить за фразу о генерале Власове).

Нет.

Просто полмиллимитра в день незаметно случаются со всеми, кто остается. Ну, с самыми яркими и упертыми не пол-, а десятая миллиметра. Это даже у Мандельштама случалось, а уж у Пастернака какое-то время просто цвело, — и кто, как не Быков об этом написал в исключительного качества томе ЖЗЛ «Борис Пастернак».

Так вот, Быкову нужно уезжать.

Я говорю это — прости, Дима, — потому, что очень тебя люблю.

Но я вижу, как десятая миллиметра за десятой миллиметра начинают задыхаться твои, по крайней мере, публицистические мысл... то есть тексты. То есть я не про «Истребитель» — я его сейчас как раз читаю, но еще не прочитал.
berlin

Мария Певчих // «Twitter», 9 июня 2021 года

Maria Pevchikh @pevchikh:

Те же самые отравители из ФСБ, которые ездили за нами по Сибири и отправили Навального в Томске, пытались убить и поэта Дмитрия Быкова. Поэта. ФСБ убивает собственных граждан химическим оружием. Можно повторить сто раз, но осознать все равно невозможно.

Отравить пересмешника. Как ФСБ пыталась убить Дмитрия Быкова
theins.ru




Maria Pevchikh @pevchikh:

Судя по всему, отравляющее вещество было нанесено на вещи Быкова в Новосибирске. Быков был на публичном мероприятии, и было точно известно, что он не вернется в гостиничный номер в течение нескольких часов. Номер был в отеле Домина. То есть кто-то отравителей в этот номер пустил.




Maria Pevchikh @pevchikh:

Кто-то из персонала гостиницы. Выдал ключ от чужого номера, пустил, не задавал вопросов, выпустил. Меня эта мысль беспокоит отдельно, так как в той самой поездке, когда отравили Навального, я должна была жить именно в этой гостинице. Ну что, рассказать эту жутко криповую историю?




Maria Pevchikh @pevchikh:

Поднимаюсь в номер. В номере выход на балкон, и этот балкон общий с соседними номерами. То есть сосед может выйти туда, подойти к моему окну и стоять там, преспокойно смотреть внутрь. Мысль о том, что я сплю, а кто-то на меня смотрит через окно, мне категорически не нравилась.




Maria Pevchikh @pevchikh:

Ну а сегодня выяснилось,что именно в этой Домине те же самые сотрудники ФСБ травили Быкова. Может быть, конечно, это какое-то безумное совпадение. Может быть это просто любимая гостиница ФСБ. Но по совокупности, так сказать, местечко выглядит достаточно криповым. 0/10, избегайте.




Maria Pevchikh @pevchikh:

Я все еще не могу переварить и осознать сегодняшнюю историю. ФСБ пытались убить поэта Быкова химическим оружием. Как же мы вообще докатились до такого? Как такое может быть возможным? В какой момент была пройдена грань между «путин — так себе президент» и «путин убивает поэтов»?




Maria Pevchikh @pevchikh:

И гран-при за самый говноедский заголовок уходит...

Ведомости @Vedomosti
СМИ нашли сходства между госпитализациями Быкова и Навального http://vdmsti.ru/dFWA




Maria Pevchikh @pevchikh:

У вас ошибка в заголовке, @Vedomosti. Поправьте пожалуйста. Правильно: «СМИ нашли сходства между спецоперациями ФСБ по отправлению химоружием Быкова и Навального». Заранее спасибо.

Ведомости @Vedomosti
СМИ нашли сходства между госпитализациями Быкова и Навального http://vdmsti.ru/dFWA


Мария Певчих + Христо Грозев
// «YouTube. Алексей Навальный», 10 июня 2021 года


berlin

// «Настоящее время», 9 июня 2021 года



программа «Главное»

ФСБ причастна к отравлению Дмитрия Быкова?

Bellingcat и The Insider считают, что в 2019 году сотрудники ФСБ пытались отравить писателя Дмитрия Быкова. Роман Протасевич серьезно заболел в СИЗО КГБ Беларуси, а семья Софьи Сапеги получила от нее письмо из тюрьмы. В Петербурге изымают прокатные самокаты и заводят уголовные дела на их владельцев.

ведущая: Ксения Соколянская





программа «Вечер»

За что могли отравить писателя Быкова

Сотрудники ФСБ, которые пытались убить оппозиционера Алексея Навального, ранее отравили и российского поэта Дмитрия Быкова, утверждают журналисты The Insider и Bellingcat. Пятый день протестов на границах Беларуси с Польшей и Литвой. Интервью с отцом Романа Протасевича.

ведущая: Ирина Ромалийская





«Следить за Быковым начали за год до отравления». Главред The Insider — о том, как стало известно, что ФСБ причастна к покушению на поэта

Российский писатель и поэт Дмитрий Быков весной 2019 года был отравлен веществом класса «Новичок», и в этом покушении участвовали те же сотрудники ФСБ, которые были причастны к отравлению политика Алексея Навального и оппозиционера Владимира Кара-Мурзы младшего. Такие данные получили The Insider и Bellingcat по результатам собственного расследования.

16 апреля 2019 года Быков почувствовал себя плохо на борту самолета, когда летел по маршруту Екатеринбург — Уфа на встречу с читателями. После посадки самолета в Уфе Быкова госпитализировали и ввели в искусственную кому. Точный диагноз Быкова врачи не озвучивали, а сам он позднее называл случившееся с ним отравлением.

Главный редактор The Insider Роман Доброхотов рассказал Настоящему Времени, что следить за Быковым сотрудники ФСБ начали как минимум за год до отравления. По данным расследователей, как и в случае с Навальным и Кара-Мурзой, группа отравителей из ФСБ включала химиков из «Лаборатории» (НИИ-2 ФСБ) и сотрудников Службы по защите конституционного строя (Вторая служба ФСБ). Яд на одежду писателя, вероятно, нанесли в гостинице Domina в Новосибирске, куда Дмитрий Быков и его жена Екатерина Кевхишвили заселились 3 апреля.


— Почему вы обратили внимание на отравление Дмитрия Быкова?

— После того как мы обратили внимание в целом на отравления российских спецслужб, мы сразу стали изучать, кто в России испытывал какие-то симптомы, похожие на симптомы отравления «Новичком». И просто изучая публичные данные, публикации, мы обратили внимание на целый ряд персонажей, которые описывали свои симптомы похожим образом. Дмитрий Быков был одним из них.

На самом деле, когда он в публичном доступе написал, что у него было отравление, я с ним связывался буквально через пару дней после того, как он восстановился. И тогда уже я задавал ему вопрос: не считает ли он, что это что-то похожее на отравление спецслужбами? Потому что к тому моменту, а это был апрель 2019 года, уже вышло наше расследование про отравление Скрипалей в Солсбери, и мы уже знали о том, что существуют такие внесудебные казни.

Но тогда Дмитрий просто отмел любую гипотезу, что это может быть какое-то умышленное отравление, тем более со стороны государства. Видимо, он считал, что он не тот персонаж, за которым сейчас могут охотиться спецслужбы.

И вот когда мы уже вычислили большое количество фээсбэшников и знали об их полетах в разные города, мы стали сверять эти перелеты с подобными подозрительными случаями. И к тому же мы стали просто лучше разбираться в том, как именно работает «Новичок», какие симптомы подходят под него, какие нет. И мы еще раз убедились в том, что случай с Дмитрием очень подозрительный.

А когда мы стали изучать путешествия фээсбэшников, мы обнаружили, что сразу у трех персонажей из той же самой команды убийц, которая охотилась за Навальным, перелеты совпадают с перелетами Быкова. В этот момент для нас все стало ясно. И остальные несколько месяцев нашего расследования мы просто пытались найти какие-то конкретные подробности, а именно: где, во сколько состоялось отравление, что это был за отель, каким образом это могло быть нанесено и так далее.

— Как Быков отреагировал сейчас на данные вашего расследования?

— Я думаю, что сейчас для него это не стало очень большим таким шоком и удивлением. Поскольку уже после того, как вышло наше расследование о Навальном, он несколько изменил свою позицию насчет того отравления и стал говорить о том, что действительно эти истории похожи по многим показателям. И что его симптомы очень похожи на то, что описывал Навальный. Там есть та же самая история с самолетом, который уже вылетел для того, чтобы его спасать, и затем его пытались развернуть. То есть очень много каких-то совпадений, и он подозревал уже всерьез что-то подобное.

Я не знаю, как он отреагировал. Мы позвонили ему вчера, чтобы подтвердить, что мы точно знаем, кто и когда пытался его убить. Он был благодарен, но не сказать, что он был прямо как-то очень сильно удивлен. У меня такое впечатление, что он все-таки старается немножко отвлечь внимание от собственной персоны и как-то не придавать этому большого значения в отличие, например, от Владимира Кара-Мурзы, который, наоборот, воспринял это очень эмоционально. Для Владимира было очень важно, что мы установили конкретных людей, и он сейчас старается возбудить уголовное дело по этому поводу: ведь ранее ему уже отказали за отсутствием состава преступления.

Так что реакция очень разная, и в обоих случаях психологически ее можно понять. Потому что Владимир Кара-Мурза — политик, он хочет добиться политических последствий. А Дмитрий Быков — писатель, и я так понимаю, что он искренне не понимает, почему он оказался объектом столь пристального внимания.

Нам это тоже не очень понятно. Потому что в том числе мы видим, что следовать за ним начали за год до отравления, то есть в мае 2018 года. И в тот период не происходило вообще ничего, связанного с политикой вокруг Дмитрия Быкова. Все его поездки по регионам тоже не имели никакого политического характера, это была даже не политическая сатира, это были лекции про Карлсона, про поэзию и так далее — то есть максимально далекие от политики вещи.

— Есть ли еще похожие случаи, над которыми вы работаете?

— Да, есть достаточно много кейсов, которые мы изучаем, и по некоторым из них очень сложно работать, по отравлениям в Москве, например. Поскольку там, естественно, никакие поездки не помогают, и по биллингам телефонов тоже уже ничего не достанешь: Яровая, к сожалению, просила хранить данные только три года, а, соответственно, все более старые записи уже нигде не хранятся, и Bellingcat уже их никак не достанет, несмотря на все свои широкие возможности.

Поэтому с этими вещами сложно, но тем не менее есть разные косвенные данные, которые позволяют судить о том, что то или иное отравление связано с российскими спецслужбами. Мы сейчас работаем над некоторыми такими приметами, скажем так, которые позволяют устанавливать взаимосвязь. И да, я надеюсь, что будут какие-то еще истории в будущем.

текст: Ксения Соколянская