Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

berlin

Дмитрий Быков // «Instagram» + «Facebook», 16 марта 2021 года




Дмитрий Быков («Instagram. dmi_bykov») + Дмитрий Львович Быков («Facebook»):

«Острый» — ключевое слово для Юрского. В нем постоянно была острота. В нем все время была провокация хорошего поведения. Он умел больше, чем надо, и позволял себе больше, чем надо.

Сегодня Сергею Юрьевичу исполнилось бы 86 лет.

Он поражал более всего тем, что время над ним было абсолютно не властно. Тем, что он шпарил наизусть гигантские куски текста.

Он выходил на сцену в любом состоянии — и немедленно приходил в идеальное рабочее. Юрский говорил: «Этот концерт точно последний...» А он опять был не последний. «Больше пьес писать не буду» — и писал. «Больше ставить не хочу» — и ставил. И доказывал любым своим появлением перед залом, что возраста нет, старости нет и усталости нет; пока человеку есть для чего жить, его не свалишь, не запугаешь, не растопчешь.

Юрский совершенно не старел, и это лишний раз говорит о том, что если вы заняты непрерывными гастролями, непрерывным интеллектуальным трудом, сочинительством, выступлением, то годы, потраченные на любимую работу, в зачет не идут. И это, как мне кажется, лучший ответ на вопрос о том, как поддерживать себя в физической форме.
berlin

Дмитрий Быков // «Русский пионер», №4(98), сентябрь 2020 года

рубрика «Внеклассное чтение»

Людмила

глава из романа «Истребитель»

Писатель Дмитрий Быков выходит к нам в этом номере с главой из нового романа «Истребитель». Роман про лётчиков, а тема «бархатного сезона» в нём открывается и закрывается на страницах «Русского пионера». Да, многое остаётся неясным, и главное — где жизнь и где смерть, в конце концов?! Есть между ними хоть какая-нибудь граница, чёрт возьми?! Или это в какой-то момент уже и не важно? Дмитрий Быков берёт, по-моему, какую-то новую высоту. И нам предлагает.

Андрей Колесников, главный редактор журнала «Русский пионер»



ОТ АВТОРА. Действие романа «Истребитель» происходит в 1937–1938 годах. Одна из его линий — подлинная история судмедэксперта Владимира Афанасьева и его таинственно исчезнувшей жены, в убийстве которой его подозревали, но доказать ничего не смогли. Сам Афанасьев утверждал, что его жена ушла из дома и уехала с любовником на неизвестной машине. Он предполагал, что она скрывается на юге.





Женщина, на которую обратил внимание инженер Березин в первый день двухнедельного крымского отпуска, выглядела лет на двадцать пять. Так оценил он намётанным глазом холостяка. Она лежала на пляже санатория имени Либкнехта под Алупкой в закрытом синем купальнике. Березин привычно оглядывал песчаный пляж и не находил, на чём отдохнуть глазу. Сам он был крепкий, спортивный, большеносый, слегка близорукий, с чутьём истинного яхтсмена, равно натренированным на приключения и опасность. В ленинградском яхтклубе на Елагином острове он считался ветераном.

Путёвка в Крым в разгар бархатного сезона, в первой половине сентября, досталась ему нелегко, но Березин был активист, возил детей сотрудников в яхтенные походы, география которых серьёзно расширилась за счёт Клязьминского водохранилища. Березин с коллегами его и проектировал. Двенадцать бесполезных деревень ушли под воду, и на их месте раскинулась теперь упоительная гладь. Березин проектировал также канал Москва—Волга и при посещении вождями шестого шлюза был представлен им лично, так что на посещение Крыма в год открытия канала, согласимся, имел некоторое право. В свои тридцать восемь он обдумывал уже, не следует ли наконец заземлиться, как называл он про себя брак. Были варианты: погулять до пятидесяти (но пятидесятилетний жених не столь привлекателен), вообще никогда не заводить семью и в старости погибнуть где-нибудь на воде (об этом он мечтал в минуты лёгкой грусти), а можно было жениться сейчас, по возможности на двадцатилетней, открыв ей впоследствии мир и обеспечив себе здоровое потомство. К этому отпуску, первому за три года (стремительная постройка канала была изнурительна не только для копателей), Березин относился серьёзно. Он предвкушал не одни удовольствия. Предстояло выбрать — причём именно из тех, кто, подобно ему, заслуживал сентябрьского Крыма.

Те, кого он успел пронаблюдать, делились на три группы, а женщина эта принадлежала к четвёртой. Какие же три? Мы имели случай заметить, что Березин любил давать собственные названия предметам и явлениям и даже пописывал в стенную печать, а на досуге заполнял толстую бухгалтерскую книгу разборчивыми лиловыми строчками путевых заметок. Три группы были — для отчёта в мужской компании, златоустовствовать в которой Березин привык: с веслом, переходница и мечта кавказца. Преобладал тип с веслом, тяжеловатый, мускулистый — от них Березин устал и в Ленинграде, поскольку это был его главный резерв: гребной клуб располагался тут же, гребчихи считали эротические сеансы здоровой гимнастикой и предавались им с той же простодушной страстностью, с какой по зиме смешно гребли на суше, на пружинных снарядах. Греблись, называл это Березин. Гребчихи раздражали его обоняние, ибо пот, хотя бы и самый молодой и здоровый, есть всё-таки пот. Переходнички, девушки переходного возраста, расплодились в большом количестве, ибо у поколения тридцатых ещё не в моде было пуританство; долгие романы с ними были маловероятны, ибо они хотели попробовать. Это казалось им окончательным переходом во взрослую жизнь, как бы на третью ступень, а почувствовать вкуса к этому они ещё не могли и к повторению, как правило, не стремились (кроме одной, по имени Лидия, которая преследовала потом Березина вплоть до совершенного неприличия). В них было своё очарование, но были и минусы — прыщи, неловкость; Березин чувствовал в себе педагогическую жилку, но лишь в яхтенном деле. Мечты кавказца были знойные брюнетки, иногда с усиками, звонкие хохотушки, большие энтузиастки этого дела, но глупость их была непрошибаема; как говорил искусствовед, товарищ Березина по яхт-клубу,— есть женщины актов, и есть женщины антрактов; в антрактах с мечтой кавказца возможен был только буфет — говорить с ними было немыслимо, а аппетит в них просыпался сильный.

Та же медово-золотистая, которую приметил намётанным глазом Березин, вошла в воду, почти сразу поплыла — без плеска, без визга, ровным и сильным брассом — и растаяла в солнечной ряби; когда же вышла из воды через добрых полчаса, которых ему как раз хватило на две прекрасных папиросы «Сальве»,— Березкин не мог не заметить гладкости, грации всего её тела с прекрасной грудью, длинной шеей, смуглыми ногами, небольшими ступнями и ладонями: это был почти утраченный, переведшийся тип аристократки. Причём аристократка могла работать хоть на «Светлане» — античные пропорции появились у неё благодаря внезапной игре природы. У Березина был в жизни и такой опыт, но чаще художник в нём оставался холоден,— а здесь он пробудился мгновенно.

— У вас прекрасный стиль,— сказал он ей, подойдя. Это сказано было уважительным баском знатока: Березин знал, что голос его звучен.

Она лежала на животе, чуть спустив бретельки, подставив солнцу лопатки. Она была одна. Она огладила Березкина мило-удивлённым взором: он был атлет. Отвечать было необязательно, и она не ответила.

— Я просто любовался,— продолжил он.

— Я у моря выросла,— сказала она хрипловато, но музыкально.

Collapse )
berlin

№21-УМ vs. лекторий ПРЯМАЯ РЕЧЬ

УКАЗ МЭРА МОСКВЫ

16 марта 2020 г., №21-УМ

Запретить до 10 апреля 2020 г. проведение на территории города Москвы спортивных, зрелищных, публичных и иных массовых мероприятий.

3. Временно приостановить:

3.1. Проведение в городе Москве досуговых мероприятий с участием граждан, в том числе в сфере культуры, физической культуры и спорта, выставочной, развлекательной и просветительской деятельности, в зданиях, строениях, сооружениях (помещениях в них) с числом участников более 50 человек одновременно.
berlin

Дмитрий Быков (без комментариев) // "Facebook", 27 декабря 2019 года


Nikolai Rudensky («Facebook», 27.12.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе»:

«Меня некоторые укоряли за то, что я часто сравниваю нынешнюю эпоху с советской и делаю вывод в пользу советской. Теперь, надеюсь. у них наступит полная ясность».

Ясность у критиков должна наступить от того, что новый российский фильм о декабристах, который Дмитрий Львович только что посмотрел, оказался, по его мнению, намного хуже старого советского.


без комментариев



Nikolai Rudensky («Facebook», 27.12.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе»:

«Для меня важным критерием оценки поэта является то, какую прозу он пишет».

Значит, например, Тютчев, который прозу не писал вообще (разве что немногочисленные публицистические статьи), и поэтом был неважным. А вот сам г-н Быков пишет прозу в больших количествах...


без комментариев



Nikolai Rudensky («Facebook», 27.12.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе»:

«И Олимпиадой, и Крымским мостом современная Россия сумела создать впечатление мощи».

Не знаю, не знаю. Большие мосты вообще-то в мире строятся уже давно. Ну а что касается Олимпиады, то эта мощь в значительной мере подверглась химическому разложению.


без комментариев



Nikolai Rudensky («Facebook», 27.12.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе»:

«Средствами реализма Вторую мировую войну описать нельзя — она слишком абсурдна для этого».

А мне всегда казалось, что Вторая мировая война была более осмысленной, чем многие другие — хотя бы Первая мировая.


без комментариев



ПСС Дмитрия Львовича Быкова в Facebook'е
berlin

Дмитрий Быков (фотография)

Дмитрий Быков


yaremenkonikolay («Instagram», 30.11.2019):

Несколько раз я брал интервью у него. Один раз — он у меня (и оказывается, очень хорошо об этом помнит!). А сегодня встретились на лекции.

— Дмитрий, ты гений!
— А ты пророк! Я ведь спорил с тобой, когда ты говорил, что с Сочи-2014 начнутся спортивные беды России...