Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

berlin

Дмитрий Быков // «Собеседник», №23, 24–30 июня 2020 года

рубрика «Приговор от Быкова»

Виноваты все, но только не мы

Статья, написанная лидером России для разоблачения западной пропаганды о Второй мировой войне, понятная и наглядная.


Тезисно: уравнивать СССР и Германию недопустимо, а вот уравнивать Германию двадцатых и Россию девяностых как-то получается само собой. Потому что державы-победительницы (минус Россия, конечно, которая заблаговременно вышла из войны путём революции и Брестского мира) унизили Германию, навязали ей чудовищную репарацию, лишили шансов на развитие и обидели по-человечески. Немудрено, что реванш был неизбежен, и во Франции это отлично понимали. Виноваты, как всегда, англосаксы.

Они же цинично совершили Мюнхенский сговор. Они же встречались с Гитлером, а Сталин не запятнал себя личной встречей (правда, провозглашал тост за него, но это по протоколу). Они настраивали Польшу, и так всегда русофобскую, против СССР, желавшего ей только добра и вступившего в неё только тогда, когда Польша как государство уже не существовала. Польша предала Чехословакию, правительство Польши предало свой народ, только СССР никого не предавал, и действия его одобрял сам Черчилль. Присоединяя (инкорпорируя) Литву, Латвию и Эстонию, СССР действовал «строго в рамках» — в рамках существовавших тогда договорённостей, обеспечив странам Балтии полноценное представительство в советском руководстве.

Конечно, мы не можем сбрасывать со счетов английскую и американскую помощь. Очень значительную: примерно 7 процентов от военной промышленности СССР (уверен, эту иронию вдумчивый читатель оценит). Но не будем забывать и о том, что весь западный мир стравливал СССР и Германию в надежде, что они обескровят друг друга.

Англия и США поддерживают тех, кто сегодня оправдывает предателей и коллаборационистов, помогают тем, кто сжигает живьём противников Бандеры и бандеровщины, всячески оправдывают тех, кто разрушает памятники, и вообще повторяют все свои ошибки первой половины ХХ века. Так что пусть потом не обижаются.

Я же говорю — очень наглядная статья. Мы знаем эту интонацию, эту смесь обиды, агрессии и веры в свою непогрешимость. Мы читали «Ночь в Лиссабоне» Ремарка с её описанием тогдашних газет. И эту наглядность мы ценим. По крайней мере становится всё понятно насчёт прошлого.

Насчёт будущего — тоже.
berlin

2 текста с помоечных ресурсов в нашу коллекцию...

«Если уж говорить о Дмитрии Львовиче Быкове» ©


Ричард Семашков // «РЕН ТВ», 26 мая 2020 года

Быков, Акунин и краткая история пьянства

Collapse )

Прочитал я эту увлекательную бредятину чуть ли не в один день со свежим интервью Дмитрия Быкова с Борисом Акуниным и поразился некоторым сходствам в русофобских методах этих разных писателей.

Беседа строилась следующим образом. Быков говорит, что нынешний режим настолько отвратителен, что даже советский по сравнению с ним иногда кажется неплохим. Акунин соглашается, что сейчас режим — полнейшая мерзость, но всё равно нет ничего хуже Советского Союза. И так до бесконечности.

«При любом движении сначала ты сталкивался с анкетными данными, где ты мог споткнуться 150 раз: ты мог оказаться неправильной национальности, у тебя могли оказаться неправильные родственники, которые оказались в оккупации или живут за границей… Я уж не говорю про систему географической сегрегации, которая и сейчас осталась, а тогда была еще хуже. Большое значение имело, где ты прописан, москвич ты или не москвич. Если ты москвич, то ты человек первого сорта, а не москвич — второго сорта», — рассказывает про совок писатель наивысшего сорта Борис Акунин.

Быков соглашается, но замечает, что в той стране была хотя бы профессия, а в этой либо ты сосёшь нефть, либо охраняешь тех, кто это делает: «Представьте себе, диапазон здесь ничтожный — айтишники тоже в конечном итоге работают либо на олигархат, либо на силовиков. Вот кроме сырьевиков и силовиков в сегодняшней России не осталось никого. У вас есть после университета перспектива стать безработным гораздо более стопроцентная, гораздо более навязчивая, чем в советское время».

Да, но кроме рациональных претензий, о которых Акунин очень долго говорил, у него есть ещё эмоциональные, типа: «;Я не могу простить Советскому Союзу того, как он обошелся с жизнью моих родителей».

Если кто не знает, то отец у Акунина был кадровым офицером-артиллеристом, участником Великой Отечественной войны. Среди его наград орден Красного Знамени и Красной Звезды. Высшие награды, между прочим, учреждённые для награждения за особую храбрость, самоотверженность и мужество, проявленные при защите социалистического отечества.

Я понимаю, почему созданием разнообразных русофобских мифов занимается британский писатель Форсайт (работа у него такая англосакская), но когда это делают люди, которые благодаря этим кровожадным системам крепко встали на ноги и стали популярными, то это как-то, что ли, подло.

Собрались бывший член КПСС (в 20 лет, между прочим, вступил) известный писатель Быков и наипопулярнейший писатель Чхартишвили, который сначала закончил престижную советскую школу, престижный советский институт и работал затем в престижном советском журнале. Собрались да рассказали всем про адище в прошлом и про адок сейчас.

Интервью можно долго и подробно разбирать, только смысла в этом нет — всё это в том или ином виде эти господа произносят постоянно. Делают это причём примерно на том же форсайтовском уровне: водка, пытки, расстрелы, медведи.

Они буквально законсервированы в своём антисоветизме и уже вряд ли когда-то смогут подумать о России в разные её периоды вне своего собственного ожиревшего и инфантильного я.

Вот вам британский писатель-пропагандист, а вот русские писатели-антисоветчики. Не перепутайте.

Борис Бахтеев // «Новое время», 26 мая 2020 года

Россия, обречённая на Путина

Понося своего президента, антипутинцы — и лидеры общественного мнения, и рядовые российские граждане — предлагают не альтернативу, а безысходность. Так что же получается?

Российская «Новая газета» опубликовала интервью с писателем Борисом Акуниным, взятое Дмитрием Быковым.

В длинной беседе двух ярких представителей российской демократической и якобы прозападной оппозиции особенно примечательной вышла завершающая часть. А именно вопрос Быкова: «Были ли у Советского Союза альтернативные варианты развития? Имеется в виду, можно ли было обойтись без катастрофы 90-х?». И ответ Акунина: «Если бы Советский Союз в августе 1991 года вместо того, чтобы развалиться, превратился в такую конфедерацию, во что-то типа ЕС, только вот на этом евразийском пространстве, все могло бы, я думаю, пойти по-другому». Быков не возразил.

Ну, прежде сего, Евросоюз не является конфедерацией, а только лишь имеет некоторые её признаки. И в этом смысле оба оппозиционера высказались вполне в русле официальной российской пропаганды — что, мол, «наш СССР развалили, а сами себе построили точно такой же».

Далее — обратим внимание: Быков назвал распад СССР катастрофой, а Акунин не возразил. Мы помним, что Путин назвал распад СССР «величайшей геополитической катастрофой».

Одним словом, у нас на глазах двое видных оппозиционеров-антипутинцев превратились в «антипутинцев в некоторых местах». В выборочных оппозиционеров.

В русле официальной российской пропаганды идут и слова о некоем особом «евразийском пространстве».

То есть, что же получается? Народы обрели свободу — но для российских либералов это, оказывается, катастрофа. И вот вопрос: а что объединяло Эстонию и Таджикистан? Что общего было у Украины с Туркменией? На каком основании все они должны были быть объединены в конфедерацию, да ещё и «на евразийском пространстве»?

Ответ, в общем-то, очевиден: объединяло их насилие, принуждение со стороны Москвы, в данном случае КПСС, и больше ничего. Та самая «руководящая и направляющая роль родной партии». Что блестяще и доказала горбачёвская перестройка: стоило лишить КПСС монополии на власть — точнее даже не лишить, а просто ослабить эту монополию — и ничего общего. Ничего, что и дальше удерживало бы страны, входившие в СССР, в составе единого государства, больше не осталось.

По поводу же аналогии с ЕС вспоминается диалог из 1990-х. Случайная собеседница очень возмущалась введением гривни: «Во всём мире единая валюта — доллар, так пусть и у нас у всех будет рубль, зачем мы идём в прошлый век?». Ну, вот такие у неё были представления о валютах мира. Помню, спросил у неё в ответ: «Тогда почему бы не тоже доллар, вместе со всем миром?». Она ответила что-то наподобие: «У нас — свой мир, у них — свой». «Два мира — два детства», короче говоря.

А теперь под тем же углом зрения посмотрим на диалог Быкова с Акуниным: почему обязательно «что-то типа ЕС» и «на евразийском пространстве», если каждая страна может просто поставить целью вступить в ЕС?

А всё по той же причине: «У нас — свой мир, у них — свой». Два видных представителя российской либеральной оппозиции даже в самых смелых фантазиях не могут себе представить, чтобы Россия стала просто одной из стран мира — такой же, как и все остальные, играющей по общим правилам.

И Быков, и Акунин не видят Россию в иной роли, чем в роли альтернативы Западу, противовеса Западу. «Вот был бы у них ЕС, а у нас — что-то типа ЕС, и мы бы друг другу противостояли», — такой видят оба собеседника идеальную картину мира. Именно такой и только такой, иначе вели бы речь не о «чём-то типа, только на евразийском пространстве», а об интеграции с ЕС. Иначе не воспринимали бы крах СССР — географически, этнически и культурно совершенно случайного, эклектичного образования — как катастрофу.

Collapse )


«Вот, собственно, и всё, что мы хотели сказать о Дмитрии Львовиче» ©
berlin

Беседа Дмитрия Быкова с Григорием Чхартишвили // «Новая газета», №52, 22 мая 2020 года

Akunin Chkhartishvili («Facebook», 21.05.2020): У нас с Дмитрием Быковым недавно был спор о Советском Союзе в лектории «Прямая речь». Многие в комментах спрашивали, где это можно посмотреть бесплатно. Посмотреть — пока не знаю, а прочитать несколько укороченный вариант можно во вчерашней «Новой газете». Заголовок выглядит пышно, но на самом деле допытывался про это не Дмитрий Львович, вопрос был «из зала». И ответ был менее фанфарный.


Григорий Чхартишвили: «Я абсолютно верю в счастливую Россию»

Почему? Допытывался Дмитрий Быков.

— Здравствуйте, Григорий Шалвович.

— Здравствуйте, Дмитрий Львович.

— Вы выглядите прекрасно.

— Я весь полон антител.

— В разговоре с вами я хочу для себя проговорить важную вещь. Я не хочу сказать, что люблю СССР, я его во многом ненавижу, но сейчас хуже. И я пытаюсь понять, почему хуже. Согласны ли вы с этим? И если сейчас лучше, то в чем?

— Я понимаю, почему другие с ностальгией вспоминают про Советский Союз или про какие-то его составляющие: они были тогда моложе, здоровее, счастливее, небо было синее или им тогда жилось лучше, чем окружающим, а сейчас живется хуже, чем окружающим, или они насмотрелись (это я про совсем молодых) какого-то кино и т.д. Но вы, свободолюбивый поэт, который при всем при том при Советском Союзе сформировался и прожил, что вас в нем манит? О чем вы скучаете?

— Три вещи. Во-первых, неуважение к национализму, хотя бы прокламированный интернационализм, который идеальным не бывает нигде, даже в Штатах, но на знаменах он был нарисован. Второе — религия, знавшая свое место. И третье — культ просвещения, культ интеллекта, который в СССР был. И надо вам сказать, даже помощники Андропова — такие, как Бурлацкий или Бовин, были интеллектуалами. То есть Советский Союз так или иначе ориентировался на ценности конца XVIII века, на ценности просвещения, а не на ценности пещерных врожденных данностей — места рождения, возраста, пола, нации и т.д.

— То есть кровопийца для вас все-таки милее?

— С кровопийцей возможна дискуссия, а ворюга, во-первых, легко становится кровопийцей, а во-вторых, у него принципов нет вообще, он вас просто убьет из личной выгоды — и все. Советский Союз не был монолитен, как минимум четыре их было: был Советский Союз 30-х, Советский Союз 40-х, 60-х и 70-х— это разные страны абсолютно. Мне нравится Советский Союз начала 70-х.

— Я для себя весь этот советский 70-летний период делю на две половины. Первая половина, первые 35 лет — это половина террористическая, вторая — более травоядная. По первому, слава богу, вы не ностальгируете совсем…

— Вы зря объединяете в одну эпоху Ленина и Сталина, антиимперскую политику и имперскую, — все-таки есть разница. Сегодняшние хотят Ленина выкинуть из мавзолея, а Сталина туда вернуть.

— Разница тут есть, но для меня она непринципиальна. Для меня принципиальны взаимоотношения между личностью и государством, и по этому типу я делю советскую эпоху на две — когда государство сжирало человека и когда оно его просто жевало. Я боялся, что вы ностальгируете по тому времени, « когда звенела и дымилась на берег рухнувши вода»…

— Нет, «о времени большевиков» не плачем.

— Слава богу. Значит, что касается второй половины — назовем ее травоядной, вторые 35 лет... Впрочем, и это относительно, потому что там были и жертвы, и мученики, последний по времени — Анатолий Марченко умер в тюрьме после голодовки уже в 1986 году в декабре… Но попробуем сравнить это с современной Россией. У меня для этого есть градация, поскольку я люблю все делить на кубики, квадраты и шкалы — мне так проще осознать неизмеримую другими способами реальность. У меня четкий критерий, по которому я определяю качество общества или государства. Значит, есть два параметра: параметр № 1 — это свобода выбора жизненного пути для людей, которые здесь живут, свобода прожить какую-то жизнь, которую ты выбрал себе сам, а не которую тебе навязывают со стороны. Чем в обществе у граждан таких степеней свободы больше, тем выше качество этого общества, с моей точки зрения. И второй параметр, тоже очень важный, — это уровень заботы государства о тех, кому в жизни по тем или иным причинам приходится трудно.

— Инвалиды, старики…

Collapse )


* Организация «Сеть» признана террористической и запрещена на территории РФ

Разговор состоялся в лектории «Прямая речь». Полностью его можно услышать здесь.
berlin

Николай Руденский // «The Insider», 15 мая 2020 года

Пара фраз: Дмитрий Быков vs Зощенко

Тоска по поэтическому прошлому

«Но если говорить серьезно, то, видите, Советский Союз в дряхлый его период… Тогда интерес к мировой культуре был в России всеобщим, и интерес к классике, к пропаганде ее, пресловутое «просвещение» — все это было на достаточно приличном уровне… это была даже, в общем, ориентированная на Запад, вполне толерантная даже к Америке в том числе такая система; были советско-американские космические полеты, совместные советско-американские фильмы… Так что можно сколько угодно оттаптываться на Советском Союзе, но нельзя отрицать одного: советская культура 70-х была лучше, интереснее, сложнее, разветвленнее, космополитичнее в хорошем смысле, открытей, чем культура сегодняшняя… то, что началось после советской власти, было не лучше, а хуже. Она была убита не совершенствованием, не попыткой ее улучшить, а распадом, энтропией. Вот в этом только заключается мое генеральное разногласие с большинством либеральных сверстников или коллег-единомышленников. Естественно, нынешняя Россия с советской властью не имеет ничего общего…»

Дмитрий Быков, писатель и поэт

«Да! Из всех чертовских неудач, рассыпанных на каждой странице истории, наибольше всего нас может поражать какая-то, прямо скажем, бешеная жестокость по отношению к своей же подчиненной публике.

То есть, это прямо в другой раз как-то даже плохо укладывается в голове. Все-таки встречаются милые люди. И вдруг там читаем — целую семью запихали в клетку к медведям. С другого там сняли кожу. Этому отрубили руку. Отрезали нос. Прибили гвоздем шляпу к голове. Посадили на кол...

Вот, кстати, славный урок получают всякого сорта барышни, которые при наивности своего мировоззрения согласны воскликнуть: дескать, ах, они охотнее бы находились в каком-нибудь там поэтическом XVI столетии, чем в наше прозаическое время.

Вот вам, я извиняюсь, и поэзия — глядите, за ребро повесят. Дуры.

Правда, глупость какая. Стремление к поэтическим идеалам. Вот там покажут кузькину мать».

Михаил Зощенко. «Голубая книга»
berlin

Дмитрий Быков (видео)




Интервью писателя Дмитрия Быкова с послом Финляндии в Чили
// «SHOT TV», 11 мая 2020 года

Интервью писателя Дмитрия Быкова с бывшим послом Финляндии в Чили Тапани Бразерусом специально к эксклюзивной премьере сериала «Невидимые герои» (INVISIBLE HEROES) в России!

Дмитрий Быков обсудил с Тапани Бразерусом, как удалось спасти приближенных Альенде, почему СССР так и не выступил против Пиночета, и что произошло с Пабло Неруда.
berlin

Дмитрий Быков (видео) // «RTVI», 29 сентября 2019 года




Дмитрий Быков в программе Виталия Дымарского «Дилетант»

тема: Оттепель: литература как зеркало хрущёвского периода

в этом выпуске:

📌 В каком состоянии оказалась советская культура после смерти Сталина
📌 Как с наступлением оттепели изменилось отношение между писателями и государством
📌 Почему в 60-е стала процветать поэзия
📌 Как «шестидесятники» победили культ Сталина и вернули культ Ленина
📌 Чем в 60-е годы советская литература отличалась от произведений западных авторов
📌 Зачем сегодня перечитывать литературу оттепели

предыдущий выпуск программы