Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

berlin

...




...не в первый раз уже Дмитрий Львович называет объектив — которым снята сцена «с соседкой» во «Внутренней Империи» («Inland Empire») — «рыбьим глазом».

Это не так!

Википедия: «...отличается ярко выраженной нескорректированной бочкообразной дисторсией и искажённым отображением прямых линий в виде дугообразных кривых...» (см. картинку с котэ)

«Рыбий глаз» это сверхширокоугольный объектив. А Грейс Забриски снята просто близко приближенной камерой и не экстремальной широкоуголкой — задний план почти не искажён.


berlin

Дмитрий Быков (фотография)

Дмитрий Быков

tvrain_inside ("Instagram", 20.12.2017): У Дмитрия сегодня день рождения. Мы поздравили.

https://www.bork.ru/eShop/Kettles/k810/



Bork — торговая марка бытовой техники и электроники одноимённой российской компании. Товары этого бренда представлены, в основном, на рынках стран СНГ и Восточной Европы. Отмечается как одна из успешных торговых марок в сегментах малой бытовой и климатической техники.

Образованная в 1993 году компания «Технопарк» (ранее — «Электрофлот») к 2001 году обладала широкой сетью (более 100) собственных магазинов бытовой электроники в Москве и регионах России, в основном в торговых центрах. Анализ профильного рынка привел собственников сети к решению о разработке и продвижении отдельного нишевого бренда.

Для этого в Германии в том же году была создана компания Bork Elektronik GmbH, владеющая правами на товарный знак Bork. Это слово происходит от нем. abborken — «снимать кору, очищать от коры». По замыслу, такое название должно отражать очищение постсоветского пространства от некачественной продукции...
berlin

Галина Юзефович (фрагмент интервью) // "Город Прима", 8 ноября 2017 года

Галина Юзефович: «Дети вылезают из гаджетов»

Галина Юзефович — это, наверное, самый популярный сейчас автор книжных обзоров. Ее списки рекомендованного чтения публикует «Медуза». А благодаря КРЯККу и Фонду Михаила Прохорова сайт «Город Прима» получил порцию рекомендаций для своих читателей, то есть для вас.

<...>

Что читать? Галина Юзефович о новинках осени

Если говорить о новинках. Для меня самое сильное, яркое, большое впечатление осени — это новый роман Дмитрия Быкова «Июнь». Дмитрий Быков — это, в плохом смысле, попсовая фигура, мы как-то не ждем от него добра. И я не все творчество Дмитрия Быкова люблю. Но это роман выдающийся. Это потрясающей силы роман. «Июнь» — маленький спойлер — это июнь 1941 года. Это три параллельные истории, которые сходятся. Это один из лучших русских текстов, которые я читала за последние пару лет.

<...>
berlin

Дмитрий Быков (комментарий) // "Коммерсантъ FM", 27 апреля 2017 года




С чистого листа

Спрос на электронные книги вырос на 60%. Как сообщает Роспечать, объем продаж произведений за год увеличился на 1 млрд руб. Эксперты отмечают, что это единственная ниша на книжном рынке, спрос на которую растет.

<...>

Радиостанция «Коммерсантъ FM» спросила российских писателей о том, как растущая популярность электронной литературы влияет на их творчество.

Дмитрий Быков: «Точнее всего выразился Роберт Шекли в интервью вашему покорному судье*. Он сказал, что электроника влияет на психологию писателя не больше, чем новый топор на психологию плотника. Есть другая проблема — современный человек быстрее соображает, потому что его жизнь в целом ускорилась. Поэтому сокращается в книге число описаний, стремительнее развивается сюжет, ярче и насыщеннее становится диалог».

<...>

* слуге

Дмитрий Быков. С обратной точки. Новая Газета №31, 27 марта 2017 года


С обратной точки

Постыло жить, а умирать не хочется.
Дурные лица, да — а все же лица.
Смерть — самое большое одиночество,
В которое мы можем провалиться.

Она — альтернатива эмиграциям,
Она авторитарней государства.
Жаль мертвецов — уже не отругаться им,
Не извиниться и не оправдаться.

Живой хотя и косится опасливо,
Но видит лужи, лютики, листочки.
Коль вы хотите жить легко и счастливо —
Учитесь видеть мир с обратной точки.

Смотрите так — и мир предстанет глянцево.
Так мыслил Цунэтомо*, сверхмужчина.
Так Габрилович выучил Рязанцеву**,
Она ж меня однажды научила.

Представь себя покойником, покойником,
Чтоб душу воспитать в себе мужскую!
Представь, что ты покойник — и окольненько,
Тихонечко выходишь на Тверскую.

Ты одинок, как могут быть покойники,
Страшней, чем диссиденты при режиме.
Вокруг витрины, стены, подоконники,
И множество людей, и все чужие.

Бессильны Гиппократы-Парацельсии:
Ты чужд всему, и город безразличен…
И вдруг бегут навстречу полицейские —
С наручниками, с парой зуботычин!

Они глядят угрюмо и встревоженно,
И сам я так гляжу, когда тоскую.
Ты ходишь там, где это не положено!
Ты в воскресенье вышел на Тверскую!

И ты на них глядишь, светлея мордою:
На бляхи их блестящие, на груди…
Какое счастье все-таки для мертвого,
Когда к нему спешат живые люди!

Они тебя ведут куда-то под руки
По самой главной улице столицы,
Ведут туда, где старики и отроки,
И что всего милей — отроковицы!

Мы здесь, в России, опытом научены,
Мы считываем памятные знаки:
Чем умиранье — лучше уж наручники!
И чем в гробу — уж лучше в вагонзаке.

Ведь в нем тепло. Снаружи светит солнышко.
Над городом струится свет вечерний.
И наплевать, что наседают сволочи:
Уж лучше эти сволочи, чем черви!

Не станем поносить родного Мордора.
Я к одному призвать тебя рискую:
Смотри с обратной точки.
С точки мертвого.
И выходи счастливый на Тверскую.

*Автор классического самурайского учебника «Сокрытое в листве».
**Великие советские сценаристы.

«Порекомендуйте книги, развивающие логическое, критическое и системное мышление и формирующие механизм принятия решений».

[Spoiler (click to open)]Механизм принятия решений формирует, на мой взгляд, только одна книга. Не знаю уж, называть её или нет. Это «Хагакурэ» (она же — «Затерянное в листве»). Это книга японского монаха… Не монаха, конечно, а японского самурая, который по окончании своей самурайской карьеры в период полной аскезы и одиночества формулирует главные цели жизни. Мне кажется, что главные ценности, изложенные в «Хагакурэ», которые так ценил Мисима и многие другие замечательные люди… Там, собственно, ценность одна: «Во всех ситуациях выбора предпочитай смерть. Это нетрудно. Исполнись решимости и действуй. Действовать надо так, как будто прыгаешь в холодную воду».

Там очень многие важные вещи изложены. Например, этот замечательный автор там пишет: «Когда делаешь то, чего не хочешь, то очень сокращаешь жизнь, а она и так коротка». Он пишет, например: «Вот я очень люблю спать. В последнее время я всё больше предаюсь этому занятию, потому что жизнь слишком коротка, чтобы делать то, чего не хочешь». Я тоже с этим совершенно солидарен — и не потому, что я люблю спать, а потому, что я предпочитаю делать желаемое. Там есть ещё разные полезные вещи про механизм принятия решений: «Каждое утро действуй так, как будто ты уже умер».
berlin

... // "66.ru", 25 августа 2016 года



«Будущее России — утопия». Дмитрий Быков — о шестом айфоне, уральских поэтах и жизни Христа

Известный писатель, публицист и ведущий радиостанции «Эхо Москвы» два часа читал в Ельцин-центре свои лучшие стихотворения, среди которых — «Калиновое» (об автопробеге Владимира Путина на желтой «Ладе-Калине») и «Островное» (о присоединении Крыма к России). В коротких перерывах Дмитрий Быков отвечал на записки из зала и вспоминал истории, связанные с появлением тех или иных стихов. Портал 66.ru записал самые интересные из них.

Об Илье Кормильцеве

Илья Кормильцев был моим близким другом. Кормильцев меня восхищал. Я, пожалуй, никого умнее в жизни не встречал. В его уме было что-то циничное. Как-то мы летели на книжную ярмарку. Пошли в хвост самолета, чтобы поболтать, как вдруг началась резкая турбулентность. Я, конечно, сильно перепугался. Спрашиваю: что же это такое?! «Самолет не выдержал такой концентрации интеллекта!» — ответил Илья.

Илья вообще был человек свободного сознания. Как-то он сказал мне две вещи, которые меня поразили. Первая: серьезность в России начинается через возрождение архаики, и ради этого архаику можно потерпеть. Второе: ничего в человеке не изменится, пока не изменится биологический носитель. Через 300 лет бессмертие физическое будет достигнуто… И добавил (с саркастической улыбкой): «Как раз пишу рассказ о человеке, который умрет ровно за день, как оно будет достигнуто».

Об уральской поэтической школе

Уральская поэтическая школа как школа отсутствует. Сегодня это разные поэты, объединенные одним (достаточно активным) менеджером. На самом деле, конечно, на Урале есть много замечательных, разнообразных авторов, не образующих единого мейнстрима…Что же их роднит?

Это, с одной стороны, страшная зависимость от Москвы, от того же Гандлевского. С другой — желание показать всем, что они независимы, что они гораздо лучше. Но это вечная проблема любой поэтической школы. Как говорил доктор Спок, у подростка два главных страха: «неужели я такой же, как все» и «неужели я не такой, как все».

Есть замечательные екатеринбургские авторы, которых я очень люблю. Но чем меньше они будут вспоминать о своем екатеринбургском происхождении, тем менее провинциально они будут выглядеть.

О шестом золотистом айфоне

К сожаление, мне часто приходится ездить. К сожалению, лучший способ предъявить билет — это предъявить его в айфоне. Айфон помогает вызвать такси, договориться, отправить вовремя письмо. Поэтому даже при всем своем сопротивлении айфону в какой-то момент я был вынужден его купить.

Айфон вынуждает меня постоянно быть включенным в поток. Поток чего — вы можете догадаться сами… И я страшным волевым усилием с этим борюсь. Это, как замечательно сказал Илья Кормильцев, мой «сексуальный партнер» и мой «классовый враг». Это мой любимый друг и помощник, мой незаменимый спутник, часть моего существа, с которой я нахожусь в постоянной борьбе. И кстати, некоторые стихи сегодня я смогу зачитать только по айфону, потому что они пока не напечатаны...

У айфона есть важная педагогическая функция. Однажды я объяснял трудному классу Бунина. Достал айфон и спросил: «Что это?» Все с готовностью ответили: «Шестой золотистый айфон!» — «Вот Бунин сделал с русской литературой примерно такое же: он миниатюризировал размеры и очень расширил диапазон!» И они поняли.

О евангелии

Я начинаю читать курс лекций для детей о плутовском романе. Начну с евангелия, потому что оно было первым плутовским романом, а Христос — первым трикстером. Причем самым милосердным. Он показывал фокусы: превращал воду в вино, умирал и воскресал… Потому что знал: нет лучшего способа воспитать человека, кроме как чудом. Остап Бендер и Штирлиц, кстати, делают примерно то же самое.

Почему я буду читать это детям? Потому что взрослым читать это нельзя: побегут стучать. А дети, может, не побегут. Или по крайней мере подождут, пока вырастут. А когда они вырастут, уже стучать не придется…

Об отстранении российской паралимпийской сборной

То, как поступили с паралимпийцами, это ужасное свинство. Я так считаю, и это совершенно не мешает моим либеральным воззрениям, потому что это действительно так… Но, как видите, эта тема была актуальна всегда...

(Читает стихотворение «Русский инвалид», посвященное победам российских паралимпийцев на Олимпийских играх в Ванкувере. — Прим. 66.ru.)

«Смешны мы миру — знаем, плавали, душа об этом не болит… Но если чем гордиться вправе мы, то это русский инвалид. Он получает сумму жалкую, заброшен обществом родным и закален такой закалкою, что с остальными несравним: умеет в очереди париться, о льготах зря не говоря, в метро спускается без пандуса, гуляет без поводыря… А полученье инвалидности? Медикаменты, наконец? Любой, сумевший это вынести, — сверхмарафонец и борец. Не может хвастаться медалями традиционный наш атлет, но инвалида воспитали мы, какому в мире равных нет. Как просто это достигается! Надежней кактус, чем пион. Лиши всего, что полагается, — и перед нами чемпион. Простите эту мысль обидную — от глума Боже упаси! — но коль команду инвалидную собрать по всей святой Руси, чтоб победней, чтоб жизнь суровая, чтоб всяких хворей без числа, — канадцев сборная здоровая едва бы ноги унесла».

О старости

Говорить о старости раньше было не очень прилично. Эту тему старались спрятать. Но с появлением таких фильмов, как «Любовь» Ханеке или целой серии комедий о домах престарелых, которые появились в 70-е гг., тема старости постепенно стала входить в культуру.

Сейчас старость отодвигается. Раньше человек моего возраста считался стариком. Сегодня это возраст начинающейся зрелости, а в силу моего крайнего инфантилизма — вообще щенячья пора.

Я не думаю, что о старости стоит говорить серьезно. Человек придумал всё для того, чтобы как можно больше держать себя в рабочем состоянии — а потом сразу умереть.

Мне кажется, это правильно.

О будущем России

Если бы я писал книгу о недалеком будущем России, то это была бы утопия. Вы даже не поверите, насколько быстро всё будет хорошо!..

Антиутопия — жанр приевшийся. Давно уже Владимир Новиков сказал, что на двери каждого приличного издательства должна висеть надпись: «С антиутопиями вход запрещен». Слишком много этого было! Сегодня нужно писать утопии.

У Гая Светония Транквилла в «Жизни двенадцати цезарей» была замечательная эпиграмма. Предвещая смерть одного из цезарей, ворон с Капитолийского холма прокаркал: «Всё будет хорошо». И в народе появилась эпиграмма: «Будет ужо хорошо», — воскликнул с высокой вершины ворон. Не мог он сказать: «Вам и сейчас хорошо»...

Поэтому всё будет хорошо!
berlin

Фрагмент программы "Кейс" // "Эхо Москвы", 18 августа 2016 года

EMK.jpg

Ирина Воробьёва, Юрий Кобаладзе и Алексей Соломин в программе КЕЙС

[Ирина Воробьёва:]
— <...> ...и в результате у нас остаётся полторы минуты. Уже проголосовать не успели.

[Юрий Кобаладзе:]
— Ты что! Уже закончилась передача?

[Ирина Воробьёва:]
— Представляете...

[Юрий Кобаладзе:]
— А нельзя на вторую часть продлить?

[Ирина Воробьёва:]
— Нет, там уже у нас Быков...

[Юрий Кобаладзе:]
— ...знаешь, как знатоки: требую минуту!

[Ирина Воробьёва:]
— Быков поджимает.

[Юрий Кобаладзе:]
— Быков уже?

[Ирина Воробьёва:]
— Да, он в 23.

[Юрий Кобаладзе:]
— А, он сразу за нами.

[Ирина Воробьёва:]
— Да.

[Юрий Кобаладзе:]
— Как я люблю Быкова слушать!

Collapse )
berlin

Александр Бабулин // "3D NEWS", 2 декабря 2015 года

.






Обзор моноколеса Solowheel Xtreme: любимый транспорт Дмитрия Быкова

Не клоунада, а средство передвижения. Моноколесо постепенно выходит из области забавных казусов и становится относительно массовым видом транспорта. Сегодня мы протестируем, пожалуй, самое мощное моноколесо из ныне существующих – причем с помощью небезызвестного Дмитрия Быкова.

Писатель, мыслитель, телеведущий и энтузиаст необычных средств передвижения Дмитрий Быков на сегвеях (да, пора уже на манер ксерокса называть гироциклы именно так) катается с 2007 года. Но теперь уже предпочитает более легкие и компактные моноколеса.

Мне подарили Solowheel Classic три года назад, и поначалу было тяжело. Я его с трудом осваивал, пробовал, периодически падая. Но однажды мне приснилось, что я на нем еду – и с утра на нем поехал. Вообще, конечно, надо, чтобы два дня с вами кто-то походил, а на третий уже поедете.

Почему я выбрал именно моноколесо? Ну во-первых, это удобно – тот же сегвей замучаешься носить со второго этажа. Не говоря уже об электроскутере или электровелосипеде. А моноколесо всегда с собой. Во-вторых, нем есть что-то трогательное: оно не предназначено природой ехать, а едет. Что-то в этом такое милое и противоестественное.

Сейчас Дмитрий активно выбирает себе новый Solowheel. В частности, модель 2015 года Xtreme, 18-дюймовое колесо, самое мощное и одно из самых быстрых на сегодняшний день.

Collapse )
.