Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

berlin

Дмитрий Быков (видео)

Книги, кофе и др. измерения («ВКонтакте», 22.06.2021):

По мнению @dlbykov, чтение Людвига Витгенштейна — это «очень хорошая школа интеллектуальной честности».

Мы же советуем помнить, что под конец жизни философ отказался от изложенных им в молодости идей, поэтому кроме рекомендуемого Дмитрием Львовичем «Трактата», можно сразу прикупить у нас более поздние записки — Zettel.

[видео на страничке ВК]


Дмитрий Быков: …«Логико-философский трактат», который меня в 16 лет глубоко перепахал. Значит, я на настаиваю на чтении именно перевода [Вадима] Руднева и его комментариев, тоже довольно субъективных. «Логико-философский трактат» надо читать так, как он писался: он писался по афоризму в день (кстати, на фронтах Первой Мировой; но читать его на фронтах не обязательно). Просто надо понимать, что за каждой строчкой стоит очень большое и плотное содержание. [Людвиг] Витгенштейн — философ языка, наверное, главный философ XX-го века, который сказал, что, прежде чем философствовать о вещах, надо научиться их определять, самый честный человек и самый глубокий, как мне представляется. На его фоне вся философия XX-го века выглядит просто болтологией. Ну и, конечно, читать эти афоризмы так же, как и афоризмы [Фридриха] Ницше,— медленно, подолгу обдумывая каждый,— это очень хорошая школа интеллектуальной честности. Не говоря уже о том, что большинство этих мыслей можно избрать для себя девизами. Например, «ни одна картина сама по себе не является истинной или ложной». Или как я это для себя перевожу: если какое-либо утверждение верно, то верно и обратное.
berlin

Дмитрий Быков + Андрей Кончаловский (видео) // «YouTube. ЖЗЛ с Дмитрием Быковым», 11 марта 2020 г.




Андрей Кончаловский
в программе ЖАЛКАЯ ЗАМЕНА ЛИТЕРАТУРЫ
с Дмитрием Быковым
№2


Приветствую всех на моем ютьюб канале ЖЗЛ — Жалкая Замена Литературы. Мой нынешний гость — Андрей Сергеевич Кончаловский. Всегда считается, что ум мешает большому художнику. А вот Кончаловский как-то умудряется справляться с этим противоречием. Андрей Кончаловский — настоящий мыслитель и философ, эстет и визионер, не говоря уже о том, что блестящий режиссёр. Общение с личностями такого масштаба всегда будет в дефиците, поэтому я чрезвычайно рад, что он согласился на этот разговор. Я не во всем с ним согласен, тем интереснее мне говорить с ним.

Мы активно записываем новые программы ЖЗЛ, гости будут самые неожиданные. Подписывайтесь на мой канал, будем вместе пережидать непростые времена.
berlin

Дмитрий Быков (комментарии) // "Facebook", 2 августа 2019 года




Nikolai Rudensky (02.08.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе» призывает не особенно огорчаться по поводу нынешней ситуации в России:

«У всякой страны есть свой пубертатный фашистский период. Это нормально. Об этом еще Ницше писал».

Не уверен, что Ницше об этом писал. И не вполне понятно, почему Россия, история которой традиционно ведется с 862 года, переживает пубертатный период именно сейчас.


из комментариев:

Дмитрий Львович Быков: Ницше писал о ресентименте. Мне кажется, если цитировать, то корректно, без передёргиваний. Иначе слова «об этом ещё Ницше писал» можно будет отнести к любой другой части программы — хоть к разговору о Веллере. Будет ужасно забавно.

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков Вот цитата по сайту «Эха»: «У всякой страны, видимо, для достижения ею зрелости, бывает вот такой пубертатный фашистский период. Период, когда большинство занимает позицию рабского ресентимента. Это нормально, об этом Ницше написал в «По ту сторону добра и зла», довольно подробно». Мне не кажется, что я передернул вашу мысль. Слово «ресентимент», конечно, звучное, но сути оно, по-моему, не меняет.

Дмитрий Львович Быков: Николай Руденский меняет. Об этом, то есть о ресентименте, писал Ницше. Чего тут не понять? Иное дело, что вам больше нравится понимать меня неправильно. А я уже писал неделю назад, что у пожилых людей вроде нас с вами очень мало радостей, и отнимать их бесчеловечно.

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков В таком случае вам бы следовало выразиться так: «У всякой страны, видимо, для достижения ею зрелости, бывает вот такой пубертатный фашистский период. Период, когда большинство занимает позицию рабского ресентимента. Замечу попутно, что понятие ресентимента ввел Ницше в своей работе «Генеалогия морали» (а не в «По ту сторону добра и зла», кстати)». Ну и далее по тексту.

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков Возможно, вы именно это и хотели сказать, но я (и не только я) услышал другое.

Дмитрий Львович Быков: Дорогой Николай, мне представляется, что у меня множество проблем, но проблемы косноязычия, неловкости в выражении моих мыслей, у меня нет. И как мне следовало выразиться — я, слава Богу, понимаю. Ведь как бы я ни выразился и что бы я ни сказал — ваши попытки неправильно меня понять и поделиться этим непониманием с десятком ваших преданных читателей будут неизменны. Мне без этого и программа не в радость — ведь вы так заботливо меня ставите в известность о своих комментариях. А в нашей жизни так мало примеров истинной преданности, кругом сплошное предательство, о чем я и говорил в этот раз. Но на вас-то я могу рассчитывать. За уточнение, как всегда, спасибо.

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков Всегда пожалуйста! А чтобы избежать неправильного понимания, есть простой и надежный способ — выражаться по возможности точнее. Вы, разумеется, не косноязычны, но, как мне представляется, иногда недостаточно следите за своей речью.

Дмитрий Львович Быков: Николай Руденский вам представляется так, мне представляется иначе. Разность этих представлений и создаёт пленительное напряжение, почти эротическое притяжение между мной и моими оппонентами. Но в любом случае ща моей речью с несколько даже болезненным вниманием следит столько народу, что мне постоянный самоконтроль уже необязателен.

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков Думаю, что вы заблуждаетесь. Самоконтроль необходим даже тому, кто достиг высшей степени славы. Как вам известно, за спиной у римского триумфатора стоял раб, время от времени повторявший: «Помни, что ты тоже человек!»

Дмитрий Львович Быков: Николай Руденский о, если бы мне хоть на миг забыть об этом. Иногда, слава Богу, все-таки удаётся.

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков У многих случаются такие опасные моменты.

Дмитрий Львович Быков: Николай, все прекрасное опасно. Когда забывается деспот — это катастрофа, когда воспаряет гений — это мимими!

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков «Ну, что ж, если вам не угодно быть обычным человеком, что было бы весьма приятно, можете не быть им».

Дмитрий Львович Быков: Николай Руденский опять же — ах, если бы этот выбор зависел от меня.

Nikolai Rudensky: Дмитрий Львович Быков Как не понять.

Дмитрий Львович Быков: Николай Руденский кому и понять, как не вам.



Алексей Цветков: Ницше был известный исследователь фашизма и гибридных режимов.

Дмитрий Львович Быков: Алексей Цветков Ницше ввёл понятие «ресентимент», о котором и идёт речь.

Алексей Цветков: Да, ввел. Но для изобличения современных ему социальных явлений — если прорваться сквозь метафоры, то это скорее социализм и либерализм. Если определять фашизм произвольно широко, то и у библейских пророков можно кое-что найти.

Дмитрий Львович Быков: Алексей Цветков конечно, можно. Но цитировать их тоже стоит корректно.



Александр Моисеев: Да, в том, что перманентен пубертат, Поэт не прав, но и не виноват...

Дмитрий Львович Быков: Александр Моисеев если считать Россию 862 и 2019 годов одним государством (было ли слово «Россия» в 862 году? А «Федерация»?) — тогда вопрос Николая понятен. Но по-моему, и по территории, и по населению, и по государственному устройству это все же несколько разные страны.

Александр Моисеев: Дмитрий Львович Быков Несомненно. А вечная пубертатность и чреватость на самом деле имеет место.

Дмитрий Львович Быков: Александр Моисеев чреватость — да. Пубертатность — точнее, путертатность — относится скорее к нынешней стране-подростку. Империя образца 1905 года скорее демонстрировала ряд старческих черт.



Андрей Кудряшов: Кажется начинается новый творческий период Быкова — Ретроспективное выдумывание... Насколько помню Ницше писал о женственности России...

Дмитрий Львович Быков: Андрей Кудряшов объясняю ещё раз: Ницше писал о ресентименте.


Nikolai Rudensky (02.08.2019):

На вопрос, вышел ли бы он на улицу 3 августа, будь он в Москве, Дмитрий Львович Быков отвечает:

«Понятия не имею».

И добавляет:

«Я вообще против того, чтобы навязывать себя в качестве эталона, морального авторитета».

Почему-то он уверен, что спрашивающий воспринимает его именно в этом качестве.


без комментариев


Nikolai Rudensky (02.08.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе»:

«Михаил Веллер [писатель, если кто не знает], автор всеобщей теории всего, не следует ей догматически в своих произведениях. И за это я его уважаю».

Согласен. Если и есть за что Веллера уважать, так за это.


без комментариев


Nikolai Rudensky (02.08.2019):

Дмитрий Львович Быков на «Эхе» (видимо, шутливо):

«Если я жив, это уже значит, что я конформист». (Более серьезно.) «Но и для меня есть границы, которых я перейти не могу. Вот, например, я никогда не езжу в Крым».

Это, конечно, большая жертва ради принципов.


без комментариев


Nikolai Rudensky (02.08.2019):

Дмитрий Львович Быков:

«Что касается многочисленных вопросов по 3 июля [августа]. Находясь вне Москвы, я никому не могу дать советов идти или не идти на митинг, выходить или не выходить на Садовое [Бульварное] кольцо. Я ещё раз хочу повторить… это вопрос личного выбора, вашего настроения. В кривой ситуации, этически изначально кривой, выморочной, не может быть правильного поведения… Надо понимать, что мы живём в Гоморре. В Гоморре действительно праведник неуместен, не совсем понятно, зачем он нужен… Пусть никто никого морально не осуждает, но и призывы неуместны».

Ср. у Пушкина:

«И горд и наг пришёл Разврат,
И перед ним сердца застыли,
За власть Отечество забыли,
За злато продал брата брат.
Рекли безумцы: нет Свободы,
И им поверили народы.
И безразлично, в их речах,
Добро и зло, все стало тенью —
Все было предано презренью,
Как ветру предан дольный прах».
(«Зачем ты послан был...»)


из комментариев:

Анна Савиных: Коля. Я нетрезва и расхрабрилась. Поэтому спрошу. Что у вас с Быковым?

Nikolai Rudensky: Поверьте, ничего!

Анна Савиных: Не поверю! Вы только до него так доебываетесь.

Nikolai Rudensky: Анна Савиных Я с ним не знаком лично, но он мне интересен. Вот и все.
berlin

Михаил Веллер (видео)



Михаил Веллер на презентации книги «Огонь и агония»
// Московский Дом Книги на Новом Арбате, 17 июня 2018 года


[вопрос из зала:]
— Где-то полгода назад сказал Дмитрий Быков, я запомнил такую фразу, что после встречи с вами он пришёл на эту сцену и сказал, что Михаил Иосифович суть развития человечества свёл к самоуничтожению. Всё-таки, ваше мнение, в чём суть развития человечества? <...>

[Михаил Веллер:]
— <...> Мой замечательный младший друг Дмитрий Быков — прежде всего поэт. У него совершенно уникальный дар дышать словом, говорить словами, сплетать слова, складывать слова и т.д. Всё остальное у него проистекает вот из этого необыкновенного дара. Философия — это занятие принципиально другое. И как сказал некогда Аристотель, «мысль, высказанная с излишним блеском, теряет половину своей глубины». Если вы полагаете, что можно чью бы то ни было философию свести к одной или нескольким фразам, то вы, я бы сказал, неверно подходите к философии. <...>
berlin

Off-tipic

magisteria.jpg

Magisteria.ru

Образовательный сайт с лекциями о живописи, музыке, философии, литературе, истории и многом другом. Отличная помощь студентам, продвинутым старшеклассникам и всем людям с культурными запросами.

Зачерпни знания у источника!

Аудиолекции об искусстве, музыке, философии, литературе. Встроенный плеер для прослушивания лекций, просмотра иллюстраций и навигации. Стенограммы и списки дополнительной литературы.

От редактора

Слухи о смерти автора сильно преувеличены. Стоит нам услышать живую, осмысленную речь знатока своего дела – и мы сразу выделяем его слово в белом шуме информационной эпохи. Богатство языка, эрудиция, глубина смысла – все это заставляет прислушаться, задуматься, а потом снова и снова возвращаться к разговору с тем, кто незаметно стал проводником, наставником, а по-латыни – магистром. Отсюда – Magisteria.

Современный читатель, слушатель, зритель хочет быть независимым в своих суждениях. Требование свободы мысли – это, конечно, не просто культурная установка Нового времени, но ключевое условие для понимания любой темы, любого предмета и, тем более, любого собеседника.

С другой стороны, никто из нас не начинает свой путь с нуля. Всегда есть отправные точки или вершины, опираясь на которые мы получаем способность видеть и шире и дальше. Опытный наставник подскажет что почитать, на что обратить внимание в первую очередь, как не потерять напрасно время, в конце концов.

Мы постарались представить на этом сайте учителей, способных приподнять слушателя над суматохой повседневности, дать новую перспективу, свежий взгляд на, казалось бы, вполне традиционные сюжеты. И, хочется думать, круг этих мастеров будет расти вместе с ростом аудитории наших зрителей и слушателей.

Андрей Борейко
Главный редактор Magisteria.ru
berlin

Дмитрий Быков // "Новая газета", №123, 2 ноября 2016 года



* * *

из лирики этой осени

С той поры, как Крым для меня закрыт
(Вычислять, доколе, — удел гадалок),
Я повадился ездить на Кипр и Крит
И нашел, наконец, для себя аналог.

На такой-то остров я и похож.
Богатей-турист надо мною лыбится.
Не стремятся ко мне ни старцы, ни молодежь:
Для одних я не Ницца, другим — не Ибица.

Для экстрима я мало пригоден, не обессудь:
Ни волны высокой, ни мыса острого.
Но зато я остров, и весь мой путь —
Это путь полуострова в статус острова.

Я знавал в античности лучшие времена,
Поставщик олив, бирюзы и камфоры.
И хоть нынешним не испить моего вина,
По всему побережью — правильно — амфоры.

На границах моих прихотливо размещены
Маяки, форпосты и виллы сонные.
Я годился и для совета, и для войны,
А в свободное время — для философии.

Но философов больше нет, как эльфов и фей,
И укрыт маяк волнами солеными,
Одиссей уплыл, одряхлел Эвмей,
Афродиты забыты вместе с Солонами:
Теперь я гожусь для раскопок — копай, владей! —
Караоке «Орфей» для новых людей
И дешевых отелей с полпансионами.
.
Приезжают чужие большой толпой,
Веселятся громко, едят наваристо,
Но глядят с беспричинной злобой, слепой, тупой,
И ничто на острове им не нравится.

И хоть им улыбаются до ушей
Обитатели кроткой моей обители,
Они так глядят на прислугу и торгашей,
Словно именно здесь их навек обидели.

Они так презирают море и пляж,
Словно счастливы были на лютом холоде.
Никогда не скажут спасибо, чего ни дашь, —
Им вообще непонятно, что вы тут ходите.

Они любят, когда их не ставишь в грош,
А привет считают признаком слабости.
Им противны и шум прибоя, и пальмы дрожь,
И сухое тепло, и местные сладости.

Беспросветные люди скручены злом,
Холодами, порогами и помехами,
Вы едва ли оцените бухты моей излом,
Но спасибо и вам за то, что приехали.

Искорежены, согнуты в холодах,
Никому не нужны в угрюмых своих трудах,
Голосите, плюйтесь, случки завязывайте,
Поносите вслух дружелюбных шлюх,
Посылайте нах разноцветных птах,
Маслянистым кремом носы обмазывайте,
Позволяйте связкам своим все звуки, помимо «ах»,
Вообще ни в чем себе не отказывайте.