Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

berlin

Дмитрий Быков // «Instagram» + «Facebook», 21 июля 2021 года

Дмитрий Быков («Instagram, dmi_bykov», 21.07.2021):
Дмитрий Львович Быков («Facebook», 21.07.2021):

Профессия писателя не хуже и не лучше всякой другой. И сколько бы мы, скажем, поэты, не говорили об иррациональной природе нашего дара, о том, как трудно нам творить, как мы ждем озарений, — нет, это нормальная такая практика. Сидишь, думаешь, приходит что-то в голову, переписываешь, еще раз переписываешь. В общем, ничего мистического в этой работе нет.

Мистическое есть в одном — когда приходит ИДЕЯ. Вызвать ее нельзя, а разработка ее довольно примитивна. Это как у Бога, понимаете? Невзоров, помню, рассказывал: «Мы можем всё проследить детально, как развивалась жизнь на земле. Не понимаем только, откуда она появилась».

Как появляется текст — это всё равно загадка. Как он пишется — понятно, а вот как ты его сочиняешь, изобретаешь идею — это зависит от тысячи географических, погодных и биологических условий, которые невозможно учесть.

На курсе «Как написать захватывающую историю» мы начнем с малого: я расскажу про основы создания коротких рассказов, их композицию, сюжетные линии, динамику и про многое другое. Но и об идейной части тоже поговорим.

Занятия пройдут с 28 по 31 августа.

https://www.pryamaya.ru/dmitriy_bykov_kurskak_napisat_zahvatyvayuschuyu_istoriyu_28_08_21


«В конце курса запланировано чаепитие и обсуждение итогов с Дмитрием Быковым»
«В конце курса запланировано чаепитие и обсуждение итогов с Дмитрием Быковым»
© лекторий «Прямая речь»
berlin

Иммануил Голдстейн // «YouTube», 2 марта 2021 года




Дмитрий Быков «Остромов, или Ученик чародея»


Полный вариант обзора здесь:


Блог Иммануила Голдстейна // «Yandex.Zen», 27 февраля 2021 года

Мутная вода оккультизма против атеистической отравы: об «Остромове» Дмитрия Быкова

То, что «Остромова» Быков писал три года в отличие от большинства своих романов, на которые у него уходило обычно где-то по году, сказалось на художественном качестве двояко: в плане стилевом — это лучший его роман, наиболее приближенный к серьезной литературе и наименее беллетристичный, здесь сочетаются хороший язык с глубиной поднимаемый тем; в плане же концептуальном он весьма сомнителен, так как возвеличивает оккультный мистицизм (к которому вообще-то судя по интервью Быков относится скептически) в противовес советскому атеизму. Здесь, конечно, не обошлось без романного опыта Мережковского, которого Дмитрий Львович очень ценит и любит именно как прозаика и многие идеи которого (например, концепцию Третьего Завета) он откровенно заимствует.

Кроме того, если в «Орфографии» и даже в «Эвакуаторе» была мощная богоискательская тема, замешанная именно на ортодоксальном, традиционном христианстве, в «Остромове» полнота Откровения в христианстве постоянно подвергается сомнению, его якобы надо чем-то дополнить, и этим становятся именно оккультные практики, подробно описанные, что для христианского читателя выглядит просто чудовищной духовной грязью. Главная необычность «Остромова» — это попытка написать авантюрный, плутовской и мистический роман под одной обложкой. Вопрос, задаваемый Быковым: может ли стать практически продвинутым оккультист, если его учитель — шарлатан, решается также весьма интересно, ибо в способностях того и другого мы сомневаемся буквально до самого финала.

В этой третьей части «О-трилогии» сводятся воедино, если не сюжетные нити, то связи, соединяющие персонажей всех трех книг, и это выполнено, надо сказать, весьма ненавязчиво, но блистательно. Вся трилогия вообще и «Остромов» особенно призваны показать чудовищность не столько социальных, но духовных и ментальных перемен в мире после Октября 17-го, однако тема колоссального в своей тотальности упрощения основ жизни, заявленная и раскрытая в «Орфографии», в третьем романе трилогии превращается в апокалиптическую, выраженная в закрывании Советской властью духовных дверей для всех ищущих, все сгущающаяся духота атеизма, в которой невыносимо жить, репрессии как форма этой духоты.

В «Остромове» Быков ставит на самом деле очень важный вопрос, однако, так и не дает на него ответа: «Почему диссиденствующая интеллигенция в годы Советской власти так тяготела к разным формам духовного блуда, то есть к оккультизму и прочей мерзости, очень редко выбирая для противостояния атеизму традиционное христианство»? Здесь он — безусловно, продолжатель пелевинских и мамлеевских писательских интуиций (текстам этих писателей Быков порой откровенно подражает, «Остромов» вообще, как никакой другой его роман, чрезвычайно цитатен). Автор не дает ответа, ибо во всех романах трилогии почему-то опускает очевидное, о чем кстати писал как раз Пелевин в «Дне бульдозериста»: квазирелигиозность советского коммунизма с его обрядами и культами.

Именно отсутствие этого фактора сильно ослабляет художественный эффект «Остромова», не случайно самого премированного романа Быкова — наши жюри любят читать и хвалить оккультную тему в литературе. И как бы не были растянуты первые две части, в которых как раз полно описаний разных практик, невыносимо мерзких для любого христианина, мощно описанные в последующих частях репрессии и разрушенные ими жизни вкупе с фирменными быковскими культурологическими и философскими рассуждениями (которые все же не так блистательны, как в «Оправдании» и «Орфографии»), — все это достаточно высоко ставит именно этот роман Быкова не только среди его книг, но и среди многих современных российских прозаических текстов. Ну а то, что Быков не понимает покаянного духа христианства, отрицает его демократизм и понятность всем чистым сердцем, то, что он делает учение Христа чем-то элитарным и эзотерическим, с этими заблуждениями надо просто смириться, воспринимая их как драму духовной слепоты талантливого человека, который, даст Бог, все-таки рано или поздно прозреет.
berlin

Дмитрий Быков // «Новая газета», №22, 1 марта 2021 года





Мантра-2*

«Некоторые скажут, что победитель-то победителем, но кого тут было побеждать — стариков, женщин и невротиков, что ли?»

Людмила Петрушевская



Есть мантра безупречная одна, она универсальна и удобна: чего ты хочешь, это их страна, они с ней могут делать что угодно. Проблема тут не в том, что я еврей, извечный адресат враждебных вихрей: я помню, что она была моей. Она была моей, но стала ихней. Оставь старанья, это их страна, им дела нет до вражеского стана, сама она им даром не нужна, но важно, чтоб она ничьей не стала.

Что делать с ней — не ведают они. Им пофигу стихи, балет, пейзажи и всё, чем тут гордились искони крепостники и коммунисты даже. Им ни к чему ни слава, ни слова, их сущность откровенна и раздета — «Мы существа из антивещества», и у России нет иммунитета.

Чего ты хочешь, это их страна: конечно, им милей другие страны, она огромна, очень холодна, в ней тонут планы, не растут бананы, по ней угрюмо бродит Алитет, в его краях не расцветают розы-с — но в прочих странах есть иммунитет, их там не ждут и объявляют в розыск.

Чего ты хочешь, это их страна, мы эту мысль когда-нибудь усвоим, она сейчас под ними не видна, они её покрыли вязким слоем коричневым, то их любимый цвет,— избрав его, они попали в точку. Просвета нет. Сопротивленья нет. Кого и побеждать-то было — почву?

Чего ты хочешь, это их страна, она сдалась космическим скитальцам, комическим, у них одна струна, по ней они и бьют корявым пальцем. Изгнанники, чья доля тяжела, сегодня стонут, сидя у стола, сегодня стонут в лирике недоброй — мол, ты предрасположена была почти с рожденья к участи подобной; была, замечу с искренней тоской. Как ни витийствуй, как ни лицедействуй — по крайности, она была людской.

Была людской, а сделалась лакейской. Теперь не сетуй. Это их страна.

По совести, я понапрасну гроблюсь. В ней разных мест бывало до хрена — теперь одна Владимирская область, во всех краях, куда ни посмотри. Снаружи лоск гламурный, карнавальный — но сильно поистерся. А внутри — колония, и в ней сидит Навальный.

Чего ты хочешь, это их страна, их Будогощь, их Пудость, их Унеча, она отныне только им должна, хоть взять с неё почти уже и неча, а всё никак не доскребут до дна, зубами рвут, последнее таскают — но что ты хочешь, это их страна. Пускай хоть в унитаз её спускают, что, собственно, и делают они ресентиментом, как сказал бы Ницше. Само собой, Господь её храни — но для кого же, Боже, не для них же? История их явно разразит,— ты всё устроил так, великий Боже, что в муках подыхает паразит, сожравший обиталище свое же; но этого исхода долго ждать — запаришься. В неутомимом раже он и тогда не перестанет жрать, когда поймёт, что лопает себя же.

И не поймешь, потомок, что трудней — когда при первом веянье свободы империя линяла в пару дней или когда домучивалась годы.

Чего ты хочешь, это их страна — горчайшая из всех возможных истин. История её заслонена агонией, и мы ль её отчистим, и мы ли восстановим алтари и возразим истории-тиранше?

Три раза эту мантру повтори — и марш работать. Так же, как и раньше.


* «Мантра-1» опубликована в «Новой газете» от 26 октября 2015 года.
berlin

Предисловие Дмитрия Быкова к сборнику стихотворений Екатерины Дайс «TRIONFI» // 2021 год

Екатерина Дайс «TRIONFI» // Москва: «Силуэт», 2021, твёрдый переплёт, иллюстрации, 168 стр., ISBN 978-5-901506-43-1

Екатерина Дайс


Вместо предисловия

Как фэнтези в девяноста случаях из ста оказывается графоманией, так и оккультизм, и эзотерика в подавляющем большинстве случаев предполагают дурновкусие. Впрочем, по закону Старджона, девяносто процентов чего-либо является ерундой. Стихотворения и переводы Екатерины Дайс — тот почти уникальный случай, когда эзотерика становится объектом серьезной культурологической рефлексии, темой талантливой и глубокой лирики. Алистеру Кроули не слишком повезло в памяти потомков — его помнят как чёрного мага, сторонника сомнительных практик и потребителя столь же сомнительных веществ. Мне в своё время хватило одного сборника рассказов Кроули, чтобы понять: он был прежде всего писателем, и, как всякого писателя, прочие интересы занимали в его жизни весьма скромное место. И эзотерика, и выдуманные им карты Таро, о которых Дайс сделала несколько докладов и написала книгу стихов,— были ему нужны лишь как стимул или декорация, как экзотическая тема, как предмет жизнетворчества, наконец. Он выдумывал замечательные сюжеты, виртуозно измывался над человеческой глупостью — и, как все серьёзные литераторы, чувствовал, что жизнь отнюдь не исчерпывается скучной эмпирикой. «Милый друг, иль ты не видишь...?» — спрашивал Владимир Соловьёв, и некоторые милые друзья действительно предпочитают ничего не видеть, но Кроули был из тех, кто с рождения интуитивно чувствует всю недостаточность материализма. Его игры в чёрную магию на фоне прочих увлечений XX века сравнительно невинны, но художественный результат блистателен. Романы, поэмы и новеллы Кроули только сейчас, пожалуй, нашли читателей, способных не отвлекаться на экзотический образ автора и оценить всю оригинальность его таланта и силу изобразительности.

Екатерина Дайс в своей эзотерической лирике умудряется обходиться без туманностей, многозначительностей, пафоса и надувания щек. Она великолепно чувствует эстетику позднего викторианства, а сверх того обладает замечательными филологическими познаниями и безупречным вкусом. Очень жаль, что эзотерика привлекает столько глупцов: когда к ней прикасается человек одаренный и умный, она — как и астрология — становится чрезвычайно выигрышной темой. Кате Дайс удалось написать интересную книгу стихов — как говорила Новелла Матвеева, это высший комплимент относительно поэтического сборника.

Дмитрий Быков
berlin

Хиромант // «Instagram. evgeny_ostrogorsky», 18 декабря 2020 года

ЛАДОНЬ ДМИТРИЯ БЫКОВА


👨‍🎓 Дмитрий Быков является харизматичным публицистом, писателем и поэтом, отметившимся также и на ниве литературной критики и преподавания. Его ладони относятся к огненному типу, для представителей которого характерны оптимизм, быстрый переход от слов к делу, экспрессивность и смелость, нежелание оставаться на вторых ролях.

☝🏻 Для нас наиболее интересно то, как выглядит линия Головы на его правой ладони. А она демонстрирует отчетливый разрыв. При этом основное русло линии Ума относится к изогнутому типу — признак богатой фантазии и образного мышления, что характерно для поэтов и художников.

💥 Разрыв на линии Головы имеет сразу несколько интересных значений, во многом объясняющих особенности аргументации и интересов российского публициста. При подобной конфигурации вероятны:

✅ непоследовательность мышления и логики, склонность перескакивать с одного на другое;

✅ усиление образности и фантазии (ведь снижается критичность к отступлению от строгих фактов);

✅ сильные изменения взглядов и мировоззрения в момент разрыва линии;

✅ ослабленность нервной системы: человеку трудно долгое время выдерживать большую интеллектуальную нагрузку;

✅ предрасположенность к головным болям и травмам головы (а также ослабленность сосудов головного мозга).

📚 На примере Дмитрия Быкова мы видим, что разрыв линии Головы не отменяет реализации человека в интеллектуальной сфере, однако влияет на выводы человека и состояние его здоровья. Тем не менее напомним, что линии на наших ладонях в принципе могут меняться.
berlin

Дмитрий Быков (комментарий) // "Facebook", 30 июля 2018 года

Александра Смилянская ("Facebook", 30.07.2018):

Эм...

"Любая грязная братва свята при виде крокодила; теперь хвала тебе, Москва, — ты Киев сразу обелила.
Теперь он праведен, и чист, хоть там и склизко, и нечисто; за этот ход неонацист еще похвалит крымнашиста
".

Скажите, а Дмитрий Быков давно охуел или это новая страница в жизни автора?


из комментариев:

Екатерина Ермалович: в Одессе он вроде говорил о притеснениях русского языка в Украине, я правда не слышала, давно не хожу на рашистов любых.

Дмитрий Львович Быков: Вроде? В Одессе? О притеснениях? Цитату? Ссылку?
berlin

Дмитрий Львович & Михаил Иосифович vs. ЭХО МОСКВЫ...

unnamed.jpg

ДМИТРИЙ БЫКОВ в программе «ОДИН»:

Здравствуйте, дорогие друзья, добрый вечер! В программе «Оди́н» (я именно так хотел бы поставить ударение) Дмитрий Быков с вами, во всяком случае, на ближайшие два часа. <...>

19 июня 2015 года

Оди́н», «Оди́н», а не «О́дин». «О́дин» — это всё остальные, а мы ребята поскромнее. <...>

14 января 2016 года

«Не шокирует ли вас чувство русского языка в рекламе программы «О́дин»?»

Нет абсолютно. Мне даже как-то лестно.

12 февраля 2016 года

Здравствуйте, добрый вечер, доброй ночи, дорогие полуночники! Я со своей стороны всё-таки называю программу «Оди́н» — к скандинавскому божеству она никакого отношения не имеет. Хотя к одиночеству тоже имеет весьма отдалённое, поскольку нас тут много. <...>

18 марта 2016 года

Здравствуйте, дорогие друзья! Я всё-таки не понимаю, к чему «О́дин». Мне нравится, чтобы он был «Оди́н», потому что, ещё раз говорю, я никакого отношения не имею к скандинавскому божеству. Да и в общем я не так уж и один, потому что вас много, вопросов тоже много. <...>

31 марта 2016 года

МИХАИЛ ВЕЛЛЕР в программе «ПОДУМАТЬ ТОЛЬКО…»:

Добрый день, дорогие радиослушатели! Мы начинаем нашу программу. И для начала должен сказать, что последние две минуты у меня в голове вертелась замечательная фраза: «Господа, я в ужасе от своего поведения». Это необыкновенно хвастливая заставка, которую не может быть, чтобы произносил я сам, честно вам скажу, меня несколько раздражает. Когда-то в детстве я прочитал в какой-то книге, что гению подобает скромность. Но биография Сальвадора Дали меня сильно поколебала в этом убеждении, и все-таки что-то в этом есть. <...>

25 октября 2015 года

Итак, добрый вечер! С вами программа «Подумать только…». Михаил Веллер. Поделюсь первым чувством. Я бы охотно настиг и убил того наглого самодовольного идиота, который кричит про то, что он «с восторгом слился бы в эфире». То есть эту заставку, безусловно, надо бы заменить. И вообще, не понимаю, как из меня вылетали и в каком контексте эти слова. <...>

21 февраля 2016 года

Итак, добрый вечер! В эфире программа «Подумать только…». Я Михаил Веллер. Не знаю, как насчет экстаза, но сливаться иногда пробовать невредно. <...>

28 февраля 2016 года

Здравствуйте! Воскресенье. 17:06. «Подумать только…». Михаил Веллер. Как мне надоел этот собственный голос в этой глупой хвастливой шапке, и все руки не доходят это заменить! <...>

13 марта 2016 года

Если когда-нибудь я подвергнусь суду Линча, то это за словесно-музыкальную шапку к собственной передаче. Итак, «Подумать только…». <...>

20 марта 2016 года